Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
В Минской области
Родственница актера Золотухина шьёт куклы в Логойске

В журналистской работе иногда случается: едешь в командировку за одной темой и  попутно обнаруживаешь другую. Такие незапланированные находки – приятный бонус, настоящий подарок свыше…

Вспоминаю, как с коллегой на Крещение делали фоторепортаж из Логойска. Морозное утро. На реке, словно на лубочной картинке, – белые лебеди. Рядом с храмом расположились палатки с изделиями логойских умельцев. Коллегу заинтересовали куклы одной мастерицы, а меня – ее русский говор и редкое для Беларуси отчество Потаповна. Певучим голосом женщина рассказывала про деда Белуна, персонажа белорусской мифологии. Создавалось впечатление, еще чуть-чуть – и мы переместимся в сказочное измерение…

Встреча не забывалась. Сказка звала вернуться – что и было сделано. Так корреспондент МЛЫН.BY узнал, как  дед Белун и другие герои Нины Савельевой-Золотухиной помогли ей найти свой творческий путь, духовную связь с родом.

Бакчарскому району – 80 лет. Поселение среди лесов и болот начинали строить ссыльные, которым удалось выжить в пути. Мужчин расстреливали, женщины и дети чаще умирали от обморожения, болезней, голода. Иван Иванович Золотухин говорил, что всю дорогу молился – спасала только вера в Бога. Дед дожил до 90 лет. Прежде всего, потому, уверена Нина Потаповна, что соблюдал высшие нравственные законы. Не пил, не курил,  не был  агрессивным, не копил зла на весь мир. За работой, когда шил или столярничал, всегда пел. Хороший голос достался и его племяннику – российскому актеру Валерию Золотухину, сыну родного брата Сергея. Правда, родственники никогда не общались. Духовные принципы у братьев были разные: Иван от веры в Бога не отрекся, Сергей в числе активных комсомольцев разрушал храмы. Не случайно, видимо, Валерий Золотухин строил 8-купольную церковь – по числу уничтоженных отцом с товарищами храмов. Даже в интервью говорил: отец разрушал, мой долг – построить.

Нина Потаповна со знаменитым родственником тоже никогда не общалась, но за его творческой карьерой, конечно, следила.  Эта тема в семье никогда не обсуждалась, как и тема репрессий. Обе считались табу. Дед однажды сказал про Сергея: «Он мне не брат!» Как отрезал. И никто не смел нарушить отцовский и дедовский запрет. О подробностях ареста и ссылки родных Нина Потаповна узнала уже из архивов. Это оставило глубокий след в ее душе.

– Старец с белой бородой, в светлой одежке. В руках – посох из орешника. Также считалось, что он оберегал селянские хаты от пожаров. Заблудившимся в дремучем лесу путникам помогал найти дорогу, – рассказывает Нина Потаповна о сказочном помощнике и покровителе. – Есть поговорка: «Темно в лесу без Белуна». Лес – символ жизни, поиск себя… Если говорили: мужик с Белуном подружился, значит, счастье кому-то выпало. Верили, что мог он явиться во ржи с сумкой денег на носу. Поманит встречного, попросит нос утереть. Кто не побрезгует, просьбу исполнит, на того деньги посыплются.

В прошлом году в Слуцке на IV областном празднике-конкурсе  «Беларуская лялька» Нина Потаповна  получила диплом III степени за лучшую текстильную куклу – фольклорный персонаж. Интересно, что попала мастер в  мифологический  образ  интуитивно. Сначала  сделала куклу Деда, а потом, прочитав о Белуне в белорусской энциклопедии, удивилась: вылитый  Белун получился!

Мастерицу наградили дипломом, а Белуна председатель Белорусского союза мастеров народного творчества Евгений Сахута забрал в музей. Диплом за сохранение и развитие традиций кукольного мастерства заслужила Нина Савельева и в 2013 году на этом же конкурсе. Начиная заниматься творчеством, изготавливала разных кукол – тильд, фарфоровых и многих других.

–Тогда понятия не имела о народной кукле, – признается Нина Потаповна, – Увидела их на выставке, стало стыдно: дети малые знают, а я нет. Начала изучала традиции, символы. Например, нашла интересную символику, которая встречается в гробницах Древнего Египта, там она выполнена в золоте. И точно такую же наши далекие предки воплощали на ткани. Кто у кого позаимствовал – не знаю, но есть повод задуматься или даже совершить открытие. Это очень интересно, это неисчерпаемый источник.

Нина Потаповна знакомит со своей коллекцией народных кукол:

Вот осенние – «зерновушки», «крупенички», символ плодородия.  Их наши предки ставили на видном месте в доме, а вот «столбушек» (семейный оберег) прятали. У куклы должна быть прочная основа – столб. Это муж – ровный, крепкий и устойчивый (трезвый).  Трезвость была важным условием для брака, основой здорового потомства. Остальная символика, все, что на кукле – грудь, живот, дородность – женская. «Столбушку» делают еще с детками. И все это удерживает муж – стержень семьи. Интересный оберег «неразлучники»: муж и жена из ниток семи цветов – символ семи родов в генетике каждого. Соединившись, оба дают основу следующим поколениям. Завязывается нитка на два узла и обрезается – это означает, что брак должен быть один, это древняя славянская символика… Языческие традиции, конечно, далеки от нас, и  верить в духов, задабривать,  как это делали раньше, не надо. Однако знать народное творчество, духовные традиции,  в которых заключена мудрость  поколений, очень важно. Мы не имеем права забывать, откуда наши корни, в чем особенность нашего этноса.

Нет дорог в те края

Корни рода Нины Потаповны – в России. Папины – в Алтайском крае, мамины – в Кировской области. Их семьи были насильно оторваны от родной земли во времена дикого и жестокого процесса раскулачивания. Папин отец, Иван Иванович Золотухин, – из воронежских безземельных крестьян. Был мастером на все руки: столяром, строителем, печником. По столыпинской реформе переехала семья в Алтайский край, получила землю. Идея была стоящая – банковские кредиты на выгодных условиях, земля благодатная. Люди быстро стали подниматься. Но началась война, деда призвали на фронт.  Домой вернулся после контузии…

Когда войны-революции закончились и стали организовывать колхозы, Золотухины работали в хозяйстве. Бабушка – бригадиром на свиноферме, дед в артели – строил, шил, резьбой по дереву занимался. 13 детей в семье было. Старшая дочь рано вышла замуж. Пока взрослые работали, она, беременная, за малышами смотрела. За это деда и записали в кулаки по доносу, якобы за наемный труд. В родственных связях никто не захотел разбираться – в декабре 1930 года семью выслали в дикий необжитый Бакчарский район. Это 260 км от Томска,  туда даже дорог не было. Бросали посреди болот с малыми детьми на выживание. Отцу Нины Потаповны было тогда 3 года, самой младшей из детей – 10 месяцев.

Мамин род Труфакиных тоже крестьянский. Семья жила богато, имела двухэтажный дом  до революции. Из Кировской области их выселили на Кузбасс в 1939 году. Здесь будущие родители и познакомились. Отец попал сюда сразу после войны, его призвали на фронт в 1945-м, но повоевать он не успел. Новобранцев переправили на Кузбасс помогать женщинам, работающим в шахтах. Бабушка там работала и мама. После крупного обвала отцу запретили работать под землей, и в 1950-м родители поехали в Бакчарский район. Там и родилась в 1953 году Нина Потаповна.

Мамин брат Алексей Алексеевич Труфакин был летчиком, настоящим героем. Воевал вместе с легендарным летчиком-асом Александром Покрышкиным.

– Шла война, летчиков не хватало. Покрышкин, отбирая в ДОССАФе тех, кого можно было бы за короткий срок подготовить к полетам, обратил внимание на Алексея: отважный, открытый, смелый. Почти всю войну летали тремя машинами: Покрышкин и два ведомых самолета, одним из которых управлял Алексей (их задачей ставилось прикрывать в бою ведущего). В 44-м дядю отправили на  Дальний Восток, где он становится участником освобождения Манчжурии. После войны учился, дослужился до звания  генерал-полковника. Только благодаря брату мама получила высшее образование, ведь детей репрессированных в вуз не принимали. Алексей, заехав к сестре повидаться, пошел с ней в приемную комиссию. Слова героя войны подействовали: ей разрешили поступать. Мама закончила педучилище в Новокузнецке, затем уже Томский пединститут, – вспоминает Нина Потаповна.

Сама она училась в Ленинградском издательско-полиграфическом техникуме, филиал которого был в Новосибирске, потом заочно в Московском полиграфическом институте. В Бакчаре работала директором типографии. С 2002 года Нина Потаповна живет в Логойске, переехала поближе к детям, их у нее трое, имеет шестеро внуков. Многое из прошлого семьи ей и сегодня тяжело принять. Но помнить надо. Образ деда,  родных, их духовная сила и нравственность –  тот крепкий корень, который дает жизненную силу Нине Савельевой-Золотухиной и питает ее творчество.

Мастерица возвращается к разговору о куклах – лицо женщины озаряется светом, молодеет, голос приобретает певучие нотки.  И мы снова погружаемся  в сказку…

Больше фото кукол смотрите здесь.

Анна МАСЛЯКОВА

Фото Светлана КУРЕЙЧИК

4 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте