Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
В Минской области
Столица контрабандистов, шпионов и великих мастеров

Фото с сайта www.radzima.org

Трудно поверить, что в тихом, уютном Ракове когда-то кипели нешуточные страсти. После Рижского договора в 1921-м местечко под Минском стало пограничным пунктом, притягательным для дельцов самых разных мастей. Большой базар, где продавали все – от чулок до наркотиков, гудел, как улей. На каждом углу – корчма или ресторан с живой музыкой (около 100 подобных заведений было в Ракове!) плюс иные злачные места.

Писатель Сергей Песецкий, который и сам какое-то время промышлял контрабандой, позже воссоздал атмосферу тех лет в романе «Любовник Большой Медведицы».

Роман «Любовник Большой Медведицы» посвящен «контрабандистскому» периоду жизни Сергея Песецкого в Ракове. Занимаясь опасным бизнесом, он одновременно выполнял функции агента польской разведки. В 1927-м был осужден на 15 лет. В тюрьме и начал писать, в прямом смысле – поневоле. Первый роман у него конфисковали, а вот «Любовнику Большой Медведицы» повезло больше: его опубликовали и даже выдвинули на Нобелевскую премию. Премию не дали, но в 1937 г. уже ставшего известным писателя, больного туберкулезом, выпустили досрочно на свободу.

Раков – родина известных художников, композиторов. Здесь родилась владелица крупнейшей в Америке фирмы по производству женского белья Ида Розенталь.

 Ида Каганович родилась в Ракове в 1886 году. В 16 лет уехала в Варшаву, оттуда – в США, работала швеей. Слушая жалобы клиенток на неудобные корсеты, думала над тем, как сделать женское белье более комфортным. Вышла замуж за Уильяма Розенталя, который тоже приехал в Америку из Ракова. В 1925-м супруги основали собственное дело. Бюстгальтеры Иды пользовались большим спросом. Она запатентовала разработки размеров и конструкцию шлеек, позволявших регулировать их длину, и изобрела бюстгальтер для кормящих мам. Рекламная кампания «Я мечтала…», начатая фирмой в 1949 году, была настольно яркой и запоминающейся, что длилась двадцать лет, побив все рекорды в сфере рекламы. В начале 60-х Ида Розенталь была представителем торговой миссии США в Москве.

И сегодня в Ракове  живет немало талантливых людей, исследователей прошлого своей земли. Основатель творческой мастерской «Ислочь» Василий Рубцов воссоздает традиции гравировки и росписи стекла и хрусталя по образцам когда-то известной на всю Европу Налибокской гуты. Владелица гуты, Анна Радзивилл, была из рода Сангушек, которым в XVII веке принадлежал Раков.

«Ислочь» – истоки творчества

Над названием мастерской долго не мудрили – само напросилось: река Ислочь рядом, а вода в ней чистая, прозрачная, как стекло или хрусталь. Интерес к этим материалам и «шклярным» традициям Радзвиллов объединяет разных людей – мастеров из Березовки и Борисова, столичных художников и тех, кто неравнодушен к истории. Мастерская Василия Рубцова – в Ракове, а сам он живет в деревне Киевец.

– Раков для меня слишком густонаселенный, – поясняет мастер (что уж говорить про столицу, которую он покинул без малейшего сожаления). – И родители в свое время, выйдя на пенсию, переехали из Минска в Михалово, что под Раковом. А я еще дальше забрался…

На природе и дышится легче, и для творческого полета больше простора. Возле дома посадил три дуба. Друзья шутили: оптимист, не доживешь же, пока вырастут! Но они прижились, пустили корни, крепкие уже – внука выдерживают, тот уверенно залазит. Все три дуба – разные, очень необычные: каждый год по очереди один из них не сбрасывает осенью листву. Природа не перестает удивлять, радует и дает силу…

После окончания политехнического института (нынешний БНТУ) Василий Васильевич занимался наукой, разрабатывал технологию современных стройматериалов на основе отходов, например сахарного производства, из которых получилась плитка облицовочная. Но разработки тех лет остались невостребованными. В то время пробовал и филигрань, работал с камнем, стеклом. В 90-е уехал с семьей в Польшу, успешно занимался ювелирными работами. Однако, не пробыв там и года, они вернулись на родину.

– Домой всегда тянет, да и друзья-поляки поддерживали: надо пробуждать интерес к своему прошлому, возрождать культуру, традиции, – говорит Василий Васильевич.

Все – от Налибокской гуты

Изделия стекольного завода Радзивиллов в Налибоках и Уречье были известны на всю Европу. Представители знатных фамилий заказывали у них посуду, зеркала и другие стеклянные изделия.

В Народном музее в Варшаве хранится много подлинных экземпляров посуды с радзивилловских гут. Научный сотрудник музея Александра Каспшак выпус­тила несколько книг по этой теме с качественными фотографиями. По ним и изучал мастер стекольное наследие магнатов, реконструировал изделия. В Беларуси подлинных стеклянных изделий того времени сохранилось лишь несколько экземпляров, а подобной литературы и специалистов вовсе нет.

– Более того, даже доподлинно неизвестно, где располагалась гута, – рассказывает Василий Василь­евич. – Я знаю это место – оно неподалеку от Налибок. Сохранились лишь остатки фундамента, поросшие лесом. В Налибоках делали в основном посуду, а в Уречье – крупнину: вазы, канделябры, люстры, зеркала. А мастерские, я думаю, снесли специально, чтобы от них и следа не осталось. Ведь сколько старинных зданий прекрасно сохранилось, а этим и 300 лет нет еще! Фундамент – и тот не уцелел.

Зачем уничтожили, мастер пока не выяснил. Найти ответ на вопрос – цель дальнейших поисков. На Уречской гуте нашел стекло тех времен. Разноцветные осколки далекой эпохи хранятся в мастерской – стекляшки с перламутровым блеском, в которых навеки застыло дыхание неизвестного мастера…

Штоф и бокал с гербом Огинских

Камень, фонарь, скамейка…

В мастерской «Ислочь», на полках – уникальные изделия из стекла и хрусталя: посуда, вазы, сувениры, декорированные ручной гравировкой, матированием, красками. Оригинальные подарочные наборы, оформленные с тонким вкусом и юмором.

В планах Василия Рубцова – строительство галереи и воссоздание форм, как на Налибокской гуте, для серийного изготовления хрустальных изделий, в которых можно совместить историю и современность. Форма посуды будет исконная, радзивилловская, а гравировка и рисунки – разные.

Необходимый опыт уже есть: по изготовленным формам мастер занимался реконструкцией посуды в соответствии со старинными образцами. Изделия вызвали интерес и одобрение у многих, в том числе и у представителей древнего рода Радзивиллов. Но проект этот финансово очень затратный, осуществить его непросто.

Рядом с галереей и мастерской по планам Василия Васильевича и его единомышленников, друзей, не равнодушных к истории Ракова, будет установлен памятник уроженке здешних мест Иде Каганович-Розенталь, одной из самых успешных эмигранток, которая занималась изобретением и усовершенствованием корсетных изделий и предметов дамского туалета.

– Ее имя хорошо знают в Америке. В прошлом году основанная ею фирма праздновала юбилей – 90 лет, – сообщает Василий Васильевич. – Надо, чтобы и на родине помнили о знаменитой землячке.

Мастер долго вынашивал идею скульптурной композиции и решил, что это будет каменное изваяние, по форме напоминающее женский бюст, а над ним – хрустальный фонарь. Рядом можно поставить скамейку. Камень, фонарь, скамейка… Композиция украсит переулок Северный, а фонарь – осветит в темное время суток улицу. Но главное – в памяти современников сохраниться еще одно славное имя из прошлого.

Анна МАСЛЯКОВА

 

4 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте