Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
В Минской области
Театр здесь устроили. Как живет великое искусство за пределами столицы

«Зритель отучился от серьезных спектаклей, которые заставляют задуматься. Классика, увы, не актуальна».

В преддверии Всемирного дня театра корреспондент МЛЫН.BY встретилась с мастерами сцены Минского областного драмтеатра и узнала, почему актерам приходится играть в экстремальных условиях и как живет великое искусство за пределами столицы.

Уютный маленький театр

История Минского областного драматического театра началась в 1990-х. Тогда в провинциальный город пригласили выпускников двух столичных творческих вузов, в том числе начинающую актрису Елену Рахмангулову.

– В 1991 году работать в Молодечно вместе со мной приехали пять однокурсников. Спустя четверть века нас осталось двое: я и Ирина Клепацкая. Остальные разъехались. Театр открылся в 1993-м спектаклями «Зямля» по поэме Якуба Коласа и «Прымакі» по произведению Янки Купалы. А до этого на протяжении двух лет мы приводили здание в порядок после реставрации – одним словом, строили свой уютный маленький театр.

Наша беседа с заслуженным мастером сцены Еленой Рахмангуловой проходит в небольшой уютной гримерке. В помещении четыре стола с большими зеркалами и лампами, стулья. Рядом с ними на полу – несколько пар женской обуви разного размера, стоят вешалки с одеждой. На стенах красуются афиши спектаклей, в вазе на столе – желтая роза.

– Это нам вчера после спектакля подарили. Хотя зритель сейчас редко приходит с цветами, – грустно замечает моя собеседница, заваривая кофе. По ее словам, провинциальным театрам с каждым годом приходится все труднее: – Город у нас маленький, и театралы посмотрели все постановки не один раз. Театр должен выживать, зарабатывать деньги, поэтому в репертуар ставятся спектакли, востребованные зрителем. «Зимнюю сказку» мы можем играть и в марте, если на нее есть спрос. Публика любит спектакль «На другі дзень Сёмухі», ждет его целый год. Это сценическая шутка на драматургической основе «Прымакоў» Янки Купалы. Сюжет народный: после застолья на Сёмуху отцы семейств поменялись женами и домами, считая, что чужое всегда лучше.

Большинство жителей города ждет премьеры, а ставить такие спектакли часто нет возможности, прежде всего финансовой.

– В год в нашем театре обычно две премьеры для детей и две для взрослых. Иногда один спектакль ставят полгода, но чаще всего на это отводится меньше месяца. Бывает, что у театра нет денег на декорации или костюмы… Есть спектакли, которые играем десятилетиями. В «Поросенке, который поет» я «хрюкаю» уже 20 лет!

Каково это – из года в год играть одну и ту же роль? – интересуюсь у актрисы.

Все зависит от спектакля. Взять хотя бы «Вечер», поставленный по пьесе Алексея Дударева. В нем я играю Ганну на протяжении 13 лет, и лишь недавно начала понимать героиню, ее фразу «А чагой-та мы жылі, Васіль?». Осмысление того, что такое старость и как важно внимание близких людей, приходит с годами, когда теряешь кого-то. Тогда ты все иначе воспринимаешь, по-другому видишь и позабытую всеми деревню, и отношения трех пожилых людей, у которых не осталось никого, кроме друг друга. Когда я выхожу на сцену в этом образе, во мне происходит какой-то катарсис. (Катарсис – от древнегреческого «возвышение», «очищение»; подразумевается тот момент, когда происходит эстетическое воздействие искусства на человека – Авт.) Поэтому очень жалею, что спектакль идет редко.

 Финансовая сторона искусства

Помимо работы в театре Елена Рахмангулова преподает сценическое движение и практику в местном колледже искусств. Есть у нее и режиссерский опыт. Недавно по случаю 50-летия подруги и коллеги поставила свой первый спектакль «Диагноз – любовь» по пьесе Андрея Максимова. «Делать что-то в первый раз всегда волнительно и страшно, – признается Елена Рахмангулова. – Я выразила эмоции, которые накопились у меня в жизни. Помог опыт работы на сцене, хотя актерам очень трудно быть режиссерами. Постоянно хочется выскочить на сцену и что-то показать, поправить, посоветовать…»

В театре подрабатывают практически все сотрудники, по-другому выжить невозможно. За театральные зарплаты, по словам актрисы, семью не прокормишь, вот и приходится выкручиваться. Молодежь устраивается администраторами в ночные клубы. Опытные актеры, как и Елена Александровна, преподают.

На сегодняшний день в труппе 13 действующих актеров. Для театра это немного, поэтому большинство классических спектаклей поставить невозможно. Но если увеличить штат, новым актерам будет нечем платить зарплату. Правда, эта проблема с кадрами, как говорит Елена Рахмангулова, не единственная:

– Молодые актеры у нас в театре не задерживаются, потому что предложить в провинции им могут только мизерную зарплату и место в общежитии. Много талантливых ребят приходит из колледжа искусств, но, отработав по распределению, они поступают в вузы и уходят от нас.

Чтобы заработать деньги, труппа ездит на обменные гастроли по городам Беларуси. Пока брестский или витебский театр выступает в Молодечно, местные артисты отправляются в эти города со своим репертуаром. Так уже объехали всю страну. С приходом летних каникул актеры выступают в детских лагерях и санаториях.

– Иногда приходится играть в спортзалах, где эхо заглушает голоса актеров, и на маленьких площадках, где декорация занимает все пространство. Ставили как-то «Поросенка» на открытой площадке, начался дождь. Ширмы и декорации упали от ветра, к цементному полу их прибить было невозможно. Я в роли поросенка вместе со Славой Шендриковым, который играл зайца, сидели под деревом и не знали, что делать. Был еще случай: играли «Мымрика», по сценарию Сергей Корзей должен молча сидеть на пне и не двигаться. Внезапно из леса вышла грязная собака, примостилась рядом и стала смотреть на него. Сергей передвинулся – собака за ним. Так и ходила следом весь спектакль, — вспоминает Елена Рахмангулова.

Голый торс и юбка покороче

Время приближается к 11 часам. У актеров начинается рабочий день, и гримерка постепенно заполняется людьми. Чтобы не мешать готовиться к репетиции, переходим в актерскую комнату на втором этаже – просторное помещение с диванами и пианино.

Мое внимание привлекают старинные костюмы. «Они со спектакля «Паланэз на развітанне» про Огинского», – поясняет заслуженный мастер сцены Борис Донин, Генерал (как его часто называют в театре).

– Говорят, незаменимых людей нет, но я даже не знаю, кто бы сыграл генерала так, как делает это Борис Ильич, – представляет коллегу по сцене Елена Рахмангулова. – Для него «Пачатак» – самый значимый спектакль. Он понимает генерала так, как я понимаю свою Ганну.

Борису Донину уже 75! И больше 45 лет его жизнь так или иначе связана с театром.

– Я окончил школу тренеров Смоленского института физической культуры. Работал по специальности, а актерство было моим хобби. Играть начал еще в народном театре. Когда в Молодечно создали областной драмтеатр, меня пригласили на полставки. А через некоторое время наступил тот самый переломный момент, когда я решил полностью поменять профессию, – рассказывает актер. – Так для меня спорт стал увлечением, а театр – профессией.

В первые годы работы областного театра репертуар основывался на драматургии Купалы, Крапивы, Дударева. Спектакли шли на белорусском языке, переводились и зарубежные авторы.

– Времена изменились. Сегодня тенденция одна: чтобы на сцене у девушки юбка покороче, а у парня – голый торс. Иначе зал будет пустым. За последние 6–8 лет зрители отвыкли от серьезных спектаклей. Взять хотя бы постановку «Похож на Стинга», в которой показана судьба заключенного. Спектакль хороший, но психологически тяжелый, поэтому зрители его не жалуют. Хватает у них в жизни проблем и без театра. Классические спектакли не востребованы. Зрителю хочется отдохнуть, не думать, посмеяться. Театр живет и будет жить, но вот как – это вопрос, – с сожалением замечает Борис Ильич. – Иногда хочется все бросить и уехать. Но мы не позволим себе оставить то, что давно стало частью нас самих.

– Так нужны ли зрителю серьезные спектакли? – интересуюсь у мастеров театральной сцены.

– Ответ на этот вопрос дала мне одна из моих студенток, – говорит Елена Рахмангулова. – Посмотрев «Вечер», она на следующий день подошла ко мне и сказала: «Вы знаете, Елена Александровна, я вернулась домой после спектакля и тут же позвонила бабушке. Мне так захотелось сказать ей, что я ее люблю». А ведь это и есть актерская и режиссерская победа, если спектакль доносит какую-то мысль, а тем более – будоражит зрительный зал. Ведь театр для того и существует, чтобы заставлять думать и чувствовать.

 

Юлия ГАВРИЛЕНКО

Фото автора

18 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте