Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
В Минской области
«Ассортимент нужен, но как его обеспечить госмагазинам, если они на дне?» Как уживаются на селе частник и потребкооперация

В Вилейском районе 89% магазинов, которые обслуживают деревни, принадлежат Белкоопсоюзу. Работая по заложенной еще в советские времена системе, структура в разы уступает современным сетевикам и в ценах на такие же товары, и в ассортименте. Даже Президент страны неоднократно критиковал работу потребкооперации.

Как уживаются на селе государственный магазин и частник, куда и почему ходят за продуктами жители деревни – узнавала корреспондент МЛЫН.BY.

«Товар им везут такой, что никто не берет»

Магазинам райпо в агрогородке Куренец приходится туго: через дорогу работают два частника. Один за другим от коммерсантов выходят покупатели. Возле государственного магазина – ни души. Вторник, но выходной, поясняют местные.

Валентина, которую мы встретили неподалеку, отмечает, что предпочитает делать покупки в частном магазине, «потому что там ассортимент получше».

– У частника, например, молоко от трех-четырех производителей, а в райпо – один вид. Конечно, в коммерческом бывает и чуть дороже, но зато качество: хлеб всегда свежий, булочки есть…

По словам Валентины, тот магазин, куда мы хотели заглянуть с самого начала, не работал всю зиму и открылся буквально на днях.

– Долго не могли продавца найти, поэтому и закрыли. Никто не хочет работать за копейки, да и товар им везут такой, что никто не берет. Продавцы, которые раньше здесь работали, рассказывали: что есть на складе, то и дают, по сути, товар навязывают. А покупателям хочется другого…

Сергей и Анжела работают в местном колхозе и за продуктами ходят в минский магазин. Это еще одна коммерческая точка в агрогородке.

– Продуктов в нем хватает, – говорит Анжела. В руках несет два батона и блок сигарет. – Конечно, выбор мясного не такой, как в городе, но ассортимент продуктов вполне устраивает.

В государственном магазине, отмечают супруги, такого выбора нет. К тому же привыкли видеть его закрытым всю зиму, а теперь по привычке не идут туда.

В разговоре супруги рассуждают о том, что с их зарплатами в любом магазине особо не разгуляешься.

– Минимальная у нас – 240 рублей. Недавно в наш колхоз пришел молодой директор. Говорят, экономист по образованию. Посмотрим, в какую сторону сэкономит! – с иронией замечают Сергей и Анжела.

«Мы заказываем, но на базе не всегда есть то, что мы просим»

Местные предлагают нам сходить во второй государственный – «большой, но бестолковый магазин, где ни заколки, ни резинки не купить».

Читаем на вывеске – «ТПС»: товары повседневного спроса. На длинных прилавках – несколько видов отечественного недорого вина и другого алкоголя, скромный ассортимент  печенья и колбасы, из фруктов – остатки мандаринов.

В другой части магазина – ведра, мыло, немного канцтоваров. У прилавка крутится покупательница. Рассмотрев ведро со всех сторон, ставит обратно и уходит ни с чем.

Продавец Анжела рассказывает, что покупателей у них всегда немного. В основном местные закупаются у частников.

– Ассортимент там получше. Мы заказываем товар, но то, что просим, не всегда есть на базе, – объясняет продавец. – Тех же конфет и печенья не хватает, с сигаретами у нас проблема. Их на базе нет. Наверное, потому что у райпо долги…  Вот и идут люди к частнику: выбор там больше и цены ниже.

Анжела – единственный продавец в магазине. Ежемесячная зарплата – 400 рублей. Говорит, работать одной тяжело, но если взять второго продавца, то и получать будет в два раза меньше.

– План мы выполнить не можем, поэтому и зарплата небольшая, – говорит женщина. – Частники нам все портят. В месяц нужно сделать 19 тысяч рублей выручки, а у нас при такой конкуренции – хорошо, если 10–12 тысяч получается. Частник работает, а мы сидим. Товар уценивать не разрешают, и «на вексель» дать, как принято в частном магазине, мы не имеем права, – делится тонкостями Анжела.

Сравнения ради идем к частнику. Магазин находится совсем недалеко, через дорогу.

По размерам раза в три меньше государственного, но на ассортимент это не влияет. Даже при беглом взгляде замечаешь: хватает всего – от сигарет и алкоголя до «молочки» и кондитерских изделий. Сухой корм для котов – и тот имеется.

Продавец этого магазина Светлана (ее мы встретили по дороге) говорит, что в основном покупатели идут к ним.

– А вы сходите в государственный магазин, там же почти ничего нет! Наверное, задолженности большие у райпо, поэтому купить товар не могут.  Мы возим то, что у нас просят люди. И цены у нас ниже. Например, масло сливочное – 2 рубля, у них – 2,5.

В разговоре выясняется, что Светлане довелось поработать в госторговле, поэтому сравнить есть с чем.

– Отличия, скажу вам, колоссальные. Там мы просрочку килограммами домой носили. Платили и выбрасывали! Когда я пришла к частнику, договорились сразу, что за просрочку не платим. Вообще у государственных магазинов сложная ситуация: ассортимент им нужен, но как его сделать, если они на дне… – рассуждает продавец частной точки.

 

В деревне Шиловичи государственный магазин в будний день работал до 18.00. Впрочем, как и в Куренце. Местные говорят, что привыкли к такому графику. Направляемся к частнику: его точка буквально в нескольких метрах, там работу завершают в 20.00.

В ожидании своей очереди местные жители рассказывают, что магазин райпо одно время чуть не закрыли, «потому что продавцы менялись как перчатки». А вообще, отмечают сельчане, продуктов им хватает и в госмагазине, и у частника, «каб толькі пенсія была паболей».

У продавца коммерческого магазина Светланы  свое видение того, почему райпо на фоне частника отстает:

– Штат какой у них! У нас, например, не работают лишние люди. Мы и печку сами топим, и территорию убираем, и продаем, и товар заказываем…

«Частник подстегивает государственные магазины работать лучше»

В общем товарообороте Вилейского района удельный вес потребкооперации за I квартал года составил 9,8%, и этот показатель с каждым годом снижается, рассказали МЛЫН.by в секторе торговли отдела экономики Вилейского райисполкома.

Специалисты отметили, что райпо имеет право брать ту же продукцию, что и частник, но у первых, «возможно, на это не хватает денег».

– Одна из причин, по которым предприятие в убытке,– большие расходы, в том числе и из-за обслуживания деревень. Ведь туда, как правило, частники ехать просто не хотят, потому что знают: там не будет выручки, – утверждают специалисты.

В деревнях Минской области, где живет менее 200 человек, сегодня работают 409 магазинов. Это данные начальника управления торговли и услуг Миноблисполкома Татьяны Шевцовой.

– По сути, эти магазины заведомо убыточные и должны быть закрыты, но работают ради людей, не обеспечивая при этом даже минимальный товарооборот, – отметила она.

Проблема с ассортиментом, по мнению Татьяны Шевцовой, возникает потому, что магазины не могут рассчитаться за товары.

– Что райпо смогли оплатить, то им и дали. Расширить ассортимент сложно: торговля работает в убыток. Кроме этого сказывается несовершенство системы, содержание административного аппарата.

В отделе экономики райисполкома добавляют, что на ассортимент в сельпо влияет и годами сложившаяся система: райпо работают с поставщиками не напрямую, а через базы Белкоопсоюза. Те заставляют брать товар (причем не всегда востребованный покупателями) с наценкой, пояснили нам. Покупая продукцию через базу, райпо вынуждены продавать товар по более высокой цене, которая не всегда устраивает покупателя. И тот идет к частнику.

Вместе с тем специалисты придерживаются единого мнения, что конкуренция на селе должна быть.

– Частник стимулирует государственные магазины работать лучше, подстегивает их.

Яна НЕВЕРОВИЧ

13 1

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте
В Минской области