Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Эксклюзив
Ким БРЕЙТБУРГ: «Быть искренним и одновременно массовым — тяжело»

Он автор более 600 песен разных жанров. Их исполняют такие звезды, как Алла Пугачева, Филипп Киркоров, Николай Басков и другие. В последние годы Ким Брейтбург серьезно увлекся созданием мюзиклов. И некоторые из его работ сегодня можно посмотреть в театрах Минска. 

О постановках, продюсерстве, авторских отчислениях, слагаемых успеха и отдыхе  корреспондент МЛЫН.BY поговорила с заслуженным артистом России, композитором Кимом Брейтбургом.

 

«Люди моей профессии зачастую находятся за кадром»

— Композитор, автор-исполнитель, аранжировщик, продюсер… Какое амплуа для вас важнее?

— Композитор. Я давно оставил артистическую карьеру — еще в начале 90-х. И абсолютно не склонен к ностальгии. Живу сегодняшним днем. Возможно, немного завтрашним.

— Сейчас такое время, что зачастую авторов песен не знают. Вас это не расстраивает?

— Мне кажется, это мировая практика, когда народ понятия не имеет, чьи песни поют звезды. Думаете, многие знают, например, автора песен Майкла Джексона? Увы, но люди моей профессии зачастую находятся за кадром. Однако я рад, что интерес к моему творчеству есть, хоть и опосредованный — через мои произведения, театральные постановки, песни. Мне этого вполне достаточно. Я не тщеславный человек.

— Вы писали и рок-музыку, и популярную, сейчас серьезно увлеклись мюзиклами. До сих пор в поисках себя?

— Я довольно долгий период занимался и рок-, и поп-музыкой. Но последние 6—7 лет круг моих интересов — музыкальный театр и создание мюзиклов. Это успешный жанр. Людям он нравится, у постановок хорошие сборы. Думаю, будущее за ним.

— Часто ли вы писали песни под артистов?

— Периодически поступали такие предложения. Например, песня «Натуральный блондин», которую исполняет Коля Басков. Им была предложена точная формулировка того, чтó нужно сделать. И песня очень быстро была написана. А бывает, что песня рождается не по заказу, а просто так.

— Какие стихи вас могут вдохновить на сочинение музыки?

— Я человек сентиментальный. Могу прочитать какое-нибудь стихотворение, и если оно западет мне в душу, мелодия рождается моментально. Сегодня, на мой взгляд, дефицит искренности в текстах. Поэтому, если в стихах я чувствую какую-то правду, у меня внутри что-то переворачивается, и я готов писать под них музыку. Но на самом деле очень сложно создать текст, который был бы правдой. Быть искренним и одновременно массовым — тяжело. И советские рецепты создания песен уже не годятся. Сегодня невозможно написать одну песню, чтобы она была популярной для всех. Можно сочинить композицию, которая будет интересна определенному социальному срезу, то есть части аудитории, а не народу в целом.

— А есть ли у вас любимые поэты?

— Это Арсений Тарковский. Некоторые стихи могу прочесть наизусть.

 

«Не все честно платят»

— Периодически возникают споры по поводу авторских отчислений. Довольны ли вы своими?

— Как сказать. В Советском Союзе эта система довольно четко работала, а сейчас разладилась и стала неэффективной. Это заметно невооруженным глазом. Многие не платят. Почему — непонятно. Я имею в виду радиостанции, телеканалы. Мне, как автору порядка 100 песен, которые находятся сегодня в радийной ротации, приходят какие-то отчисления. Я вижу, от кого они, и понимаю, что их могло бы быть гораздо больше, если бы все честно платили.

— То есть деньги для вас не на первом месте?

— Важнее любовь, творчество, преданность идее, служение профессии.

— Как оцениваете современную поп-музыку?

— Она разная. Есть очень хорошая, с образными, волнующими текстами, а есть и пустая. Все определяется мерой таланта, масштабом личности людей, которые создают эту музыку, а также исполняют.

— Не кажется ли вам, что в российском шоу-бизнесе популярная музыка слишком продюсерская. Артист просто делает то, что ему говорит продюсер…

— Наоборот, мне кажется, что появляется все больше независимых молодых исполнителей. У нас не так много продюсеров, которые могут реально создать материал, каким-то образом наладить производственный процесс — когда кто-то пишет музыку, кто-то слова, кто-то исполняет материал, и таким образом совместными усилиями добиваются признания у аудитории. Если, например, лет 10 назад жесткое продюсирование имело смысл в шоу-бизнесе, то сегодня все больше одиночек на свой страх и риск вкладывают в свою карьеру, например, какие-то средства, и у некоторых это неплохо получается. Все больше людей выходят с какими-то рискованными отчасти проектами. Многие раскручиваются через интернет, и не нуждаются в продюсерах. Появилась и другая тенденция — расслоение по стилям, жанрам. Многое зависит от того, попадает ли артист в формат той или иной радиостанции и насколько хорошо у него складываются с ней отношения.

— Возникает ощущение, что сегодня продюсеры пытаются очень жестко контролировать музыкальный рынок. В тех же музыкальных премиях «крутятся» одни и те же артисты…

— То, что есть какие-то области влияния, — нормально. Не вижу в этом ничего предосудительного. Во всем мире так. Главное, чтобы нигде не возникла монополия. Весь рынок невозможно контролировать.

— А сами вы кого-нибудь продюсируете?

— Нет, никого. Я продюсирую только спектакли, большие проекты, а не какого-то конкретного человека. В том числе и в Беларуси. Совместно с Белорусским государственным университетом культуры и искусств мы сделали уже два больших проекта. Первый называется «Дубровский», он идет до сих пор. А второй — веселый и авантюрный мюзикл «Казанова». Уже лет пять на сцене Белорусского государственного академического музыкального театра идет мюзикл «Голубая камея», а в конце прошлого года состоялась премьера мюзикла «Джейн Эйр».

— А если, допустим, к вам придет неизвестный, но талантливый исполнитель. Напишете ему бесплатно песню?

— Если я буду видеть, что этот человек очень талантлив и ему для реализации не хватает всего лишь моей песни, то напишу.

 

«Если вычислять секрет чужого успеха, то всегда будешь во втором ряду»

— Как вы думаете, какая песня нужна для успеха на «Евровидении»? Которая бы обязательно «выстрелила»?

— На мой взгляд, секрет «Евровидения» заключается в нескольких позициях. Прежде всего, это телевизионный продукт, и самый главный момент здесь — хорошее шоу. Чем ярче номер, тем больше шансов. Музыкальный материал, к сожалению, вторичен. Если шоу «зацепит», то даже при среднем музыкальном материале человек может рассчитывать на успех. Во многих случаях, как мы знаем, побеждало шоу. Но может «выстрелить» и песня, только она должна быть очень яркая, а исполнитель — харизматичным.  Также все должно сложиться политически и психологически. Мы живем в мире, где все эти моменты имеют значение.

— Как вы считаете, есть ли у нас такие харизматичные артисты?

— Безусловно, есть. Но для высокого результата нужна команда, которой по силам сделать хороший продукт. Вспомним того же Билана или Лазарева — над их выступлениями работало много профессионалов. Если команда верно подобрана, есть какая-то хорошая идея по созданию номера, музыки, аранжировки, то шанс на победу или попадание в пятерку-десятку лучших исполнителей высок.

— Ранее вы сформулировали рецепт создания хита: «Если использовать замшелые приемы, то будет неинтересно. А если совершенно новые, то непонятно. Если песня слишком индивидуальна и ни на что не похожа, то, как правило, шлягером она не станет». Этот рецепт до сих пор работает?

— Если слишком опережать время, то у тебя есть вероятность быть непонятым. Или понятым, но уже следующими поколениями. Если ты ищешь ответы у себя за спиной или пытаешься вычислить секрет чужого успеха, то всегда будешь во втором ряду. Реалии таковы, что сегодня нужно быть на полшага впереди. Необходимо хорошо чувствовать пульс  времени и отражать это в своем творчестве.

 

«Мой отец воевал в Беларуси»

— Не секрет, что часть вашей семейной истории связана с Беларусью. Повлияло ли это на вашу жизнь?

— Мой отец воевал в Беларуси во время Великой Отечественной войны. И, кстати, дошел до Победы. А когда я был юным музыкантом, мне удалось подружиться с ансамблем «Песняры». Мы очень хорошо общались с Володей Мулявиным. Я не раз бывал на концертах этого ансамбля, а он — на наших. Так что Беларусь, а также музыка, идущая отсюда, отчасти повлияли на меня и мое творчество.

— Пару лет назад вы стали руководителем Оренбургского музыкального театра. Как вам эта работа?

— Мы ставили там спектакль, и меня пригласили на эту должность. Сегодня в мои обязанности входит опекать небольшой провинциальный театр. На мой взгляд, он очень хороший, с прекрасными актерами. Театр обновляется, создается новый репертуар. Чем могу, помогаю. В прошлом году театр приезжал на гастроли в Москву, состоялась премьера спектакля «Юнона и Авось». Надеюсь, наше сотрудничество продолжится и будет конструктивным как для меня, так и всего коллектива.

— А отдыхать как любите?

— На самом деле отдыхаю я не так много, как может показаться. И не из-за того, что на сочинение музыки уходит много времени. Дело в том, что я со своей супругой Валерией и с нашей командой в целом постоянно выезжаем на постановки. Я стараюсь продюсировать те спектакли, к которым написал музыку. И это требует много времени. Постановка одного спектакля в году занимает как минимум два месяца. Если я работаю над тремя постановками, то, считайте, полгода выпало. Из творчества, отдыха, из всего. Отдых для меня тоже должен быть наполнен какой-то информацией. Стараюсь отдыхать с толком. Хотя, конечно, бывает и желание уединиться. У меня определенный переизбыток общения с актерами, артистами, у супруги — тоже: она преподаватель Академии музыки имени Гнесиных. Мы устаем от людей. Мир огромен. Столько прекрасной музыки, отличных постановок. И во время отдыха мы стараемся ходить в театр, слушать музыку, читать книги.

Юлия БРОЖИНА

Фото:orenshow.ru

4 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте