Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
В мире
Сочинский «забег» Путина – тренировка перед «гамбургским марафоном»

Межпраздничная майская неделя оказалась весьма насыщенной в дипломатическом плане. Внимание мировых СМИ было приковано к событиям, происходившим в Бочаровом Ручье – официальной резиденции президента РФ Владимира Путина в Сочи.

Здесь российский лидер провел настоящий политический марафон: с интервалом в несколько часов состоялись его встречи с канцлером Германии Ангелой Меркель и турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, а также телефонный разговор с главой Белого дома Дональдом Трампом. Конечно, повестка дня в каждом случае носила индивидуальный характер, однако поднимался целый ряд вопросов, которые можно назвать общими. И в первую очередь это вопросы урегулирования ситуация в зонах конфликтов в Сирии и на Украине.

Сирийская тема звучала во время всех трех разговоров, и здесь как раз можно говорить о совместном желании реального урегулирования. Позиция Москвы в отношении фигуры Башара Асада неизменна: он был и остается законным президентом Сирии; его судьбу должен решать сирийский народ во время очередных выборов, которые следует ожидать лишь после окончания гражданской войны. Взгляды же собеседников российского президента по этому вопросу претерпели определенную эволюцию. Официальный Вашингтон в период правления Обамы настаивал на немедленном уходе Асада с его поста как обязательном условии прекращения конфликта. Администрация Трампа, похоже, смирилась и перестала педалировать эту тему, сосредоточившись на проблеме разведения воюющих сторон и активизации переговорного процесса. Турецкий и немецкий лидеры также предпочли этот вопрос не обсуждать, что означает молчаливое согласие с фактическим состоянием дел.

Безусловным прогрессом по сирийскому вопросу стало решение о создании так называемых зон деэскалации в провинции Идлиб, к северу от города Хомс, в Восточной Гуте и на юге страны. Оно было озвучено на состоявшемся в Астане 3 и 4 мая четвертом раунде переговоров между властями Сирии, оппозицией и представителями стран-гарантов (России, Ирана, Турции). В переговорах принимали участие спецпосланник ООН Стефан де Мистура и впервые – представитель Госдепартамента США Стюарт Джонс. Идеи, выдвинутые в Астане, как раз обсуждались во время встречи Владимира Путина с его высокопоставленными собеседниками – и всеми тремя одобрены. Турция не только поддерживает Россию в данном вопросе, но и готова выступить гарантом: она планирует разместить свои войска в зонах перемирия и предлагает создать не четыре, а целых шесть таких районов. Канцлер Германии Ангела Меркель отметила близость позиций с российским президентом по вопросам безопасности и борьбы с терроризмом, а также возможность более тесного сотрудничества в этой сфере не только в Сирии, но и в Ливии – в международном масштабе в целом. Что же касается роли США, то российский президент в ходе встреч с Эрдоганом и Меркель несколько раз заявил: решение сирийской проблемы без участия Вашингтона просто невозможно. Присутствие в Астане представителя американского госдепа свидетельствует о том, что Трамп готов к диалогу.

Гораздо сложнее обстоит дело на украинском направлении. Здесь разговор глав Германии и России напоминал беседу глухих: оба лидера, похоже, остались при своем мнении. Однако лидеры двух государств единодушно высказались за то, что единственная возможность урегулирования войны на Донбассе – выполнение минских соглашений, подписанных в феврале 2015-го. И это уже хорошо, так как данные соглашения предлагают, пусть и сложный, но дипломатический, а не военный путь преодоления конфликта. Правда, понимание сути соглашений и порядка их выполнения, как оказалось, у стран-гарантов разное. Россия настаивает на поэтапном отводе вооружений и перемирии сторон; проведении выборов и изменении украинской конституции в сторону децентрализации; амнистии и гарантий неприкосновенности участникам боевых действий. Лишь в последнюю очередь можно говорить о передаче контроля над восточной границей Луганской и Донецкой областей украинским пограничникам. Именно такой порядок прописан в «Комплексе мер по выполнению минских соглашений». Однако госпожа канцлер считает, что вначале необходимо предоставить Украине доступ к границе (читай: полностью блокировать Донбасс), а уж потом начать «болезненные компромиссы» по поводу выборов. Понятно, что «болезненными» они станут, прежде всего, для самопровозглашенных республик, зажатых вооруженными силами явно недружественной Украины. Германский лидер вдобавок утверждает, что у нее и у российского президента разные мнения относительно причин конфликта. Тем не менее Меркель пообещала поговорить с украинским президентом Петром Порошенко, напомнить ему о необходимости соблюдать соглашения и решать конфликт в рамках нормандского формата переговоров.

В ходе встреч и переговоров российский лидер явно стремился прозондировать почву в отношениях с мировыми державами накануне саммита «большой двадцатки» (G 20), проведение которого запланировано в Гамбурге 7–8 июля. Обмен мнениями по широкому спектру политических и экономических проблем, что будут обсуждаться на этом влиятельном форуме, и стал формальной причиной как визита немецкого руководителя в Сочи, так и телефонной беседы с американским президентом. Так что вопросы, затронутые в начале мая, – это лишь подготовка к серьезным переговорам в широком кругу.

Алексей БЕЛЯЕВ, политолог

Фото: ALEXANDER ZEMLIANICHENKO/AFP/Getty Images

3 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте