Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Эксклюзив
Невыносимая легкость пития, или Почему алкоголикам так сложно бросить пить

На вопрос «Почему алкоголикам так сложно бросить пить?» врач-нарколог-психотерапевт Минского областного клинического центра «Психиатрия-наркология» Евгений Голубицкий отвечает довольно кратко: спиртное для алкоголиков – сплошное удовольствие.

Причем на клеточном уровне. Ведь алкоголь особенно сильно активизирует участки мозга, отвечающие за наше ощущение счастья. В итоге серое вещество настолько привыкает к повышенной стимуляции, что выпивохи получить удовольствие от таких простых вещей, как прогулка с приятным человеком или просмотр интересного фильма, просто физически не в состоянии.

– И поэтому родственники отмечают: пока пил – был веселым, как бросил – стал вечно недовольным?

Можно и так сказать. Мозг за время алкоголизма уже привык к гиперстимуляции системы вознаграждения. Такой человек без спиртного не чувствует себя счастливым, ему все не то и не так. И именно это безрадостное существование провоцирует на срыв. Его система вознаграждения требует только алкоголя: ничто другое так быстро и эффективно не сможет активировать участки мозга, о которых мы говорим. Вот почему пьющий человек бунтует против лечения: ведь он лишается спиртного, которое для него – символ радости, удовлетворения.

– Неудивительно, что алкоголики с такой неохотой проходят реабилитацию. Удается ли специалистам в итоге вернуть им умение радоваться жизни?

Это очень непростой и часто долгий путь. Успех лечения зависит от многих факторов. В том числе от степени запущенности алкоголизма. Иногда добиться положительных сдвигов лишь с помощью психотерапии невозможно. Приходится подключать медикаменты. Они воздействуют на рецепторы в мозге примерно так же, как алкоголь. Разве что от него не хмелеют, походка остается ровной и наутро голова не болит. Только использование этих лекарств помогает некоторым пациентам достичь стабильной ремиссии. Без медикаментов такие люди не в состоянии быть трезвыми долго, даже если с ними работает психотерапевт. Я видел подобных пациентов – они проходили реабилитацию по 7 раз и все равно срывались. Их лечение я всегда рекомендую дополнять фармакологией. Медикаменты помогут сохранить алкоголику нормальное состояние. Тогда и работа психотерапевта с ними будет более эффективной.

– А какова здесь роль психотерапевта? С помощью медикаментов тяга к алкоголю устранена. Не о таком ли конечном результате мечтают пациенты и их родственники?

И при медикаментозной терапии люди срываются. Поэтому ее обязательно нужно совмещать с психотерапевтической практикой. При поддержке психотерапевта человек выстраивает новую систему ценностей, в которой нет места спиртному. Фактически специалист помогает пациенту заново родиться. В психологическом смысле. Без этого с большой долей вероятности произойдет очередной срыв. Поймите, недостаточно решить вопрос алкоголизма только на клеточном уровне, с помощью медикаментов. Необходимо изменить и сознание человека, чтобы алкоголь перестал ассоциироваться с удовольствием и праздником. Ведь на самом деле употребление спиртного влечет за собой множество негативных ощущений: спутанность сознания, проблемы с координацией движения, заплетающийся язык, потеря памяти, тошнота и многое другое. Но все это игнорируется человеком, когда он узнает, что ему предстоит выпить алкоголь. Ведь в голове уже выстроена такая цепочка: алкоголь равно праздник, веселье!

Ученые провели любопытный эксперимент. Участников разбили на две группы. Всем ввели внутривенно небольшую дозу спирта. Но только одной группе сказали об этом. Для остальных придумали легенду: фармацевты якобы испытывают новое лекарство, и их, прежде всего, интересует эффект, который медикамент оказывает на наш организм. Всех испытуемых попросили очень тщательно прислушиваться к себе и подробно записывать ощущения. В итоге подопытные из второй группы описывали только отрицательное действие алкоголя: затуманенный рассудок, сложности с координацией движения и прочее. А что же группа номер один? Они все перезнакомились, веселились до конца эксперимента, шутили. Никаких неприятных ощущений не отмечали. Этот пример – к вопросу разного восприятия мозгом алкоголя при одинаковых условиях.

– А не случится ли так, что пациент, употребляя медикаменты, постепенно станет наркоманом? И тогда одна зависимость сменит другую…

– Нет, такого не может произойти, потому что медикаменты пациент принимает под контролем врача. Он назначает индивидуальную для каждого дозу, постепенно снижая ее. В итоге лекарства отменяют – когда алкоголик готов к этому.

– К тому времени его лимбическая система, отвечающая за умение радоваться и получать удовольствие, в том числе от малого, восстанавливается?

– Полностью – нет. Но за время лечения происходит интересная вещь. Пока человек пьет, увеличивается число его дофаминовых рецепторов в мозге, которые отвечают за чувство удовлетворения. Именно их алкоголик стимулировал спиртным, а лечащие пациента врачи – медикаментами. И хотя дофаминовые рецепторы не разрушаются при постепенном снижении дозы лекарств, «выращенная» при помощи алкоголя их часть «прячется» поглубже в кору головного мозга – в липидную мембрану. На поверхности остается такое количество рецепторов, которое уже позволяет получить удовольствие от менее сильных, чем спиртное, стимуляторов – от беседы с интересным человеком, при виде заката или рассвета, во время просмотра фильма. Но если, к примеру, алкоголик вдруг пройдет мимо бара, где он часто пил, или увидит-услышит нечто, напоминающее ему о жизни до лечения (то, что ассоциируется с употреблением спиртного и реакцией на него), «спрятавшиеся» дофаминовые рецепторы моментально могут «пробиться» на поверхность коры головного мозга. Тогда у уже, казалось бы, пролеченного человека появляется вероятность срыва.

– Тогда о какой в целом эффективности лечения алкоголизма можно говорить?

– На эту тему проводились исследования. Из 100 человек, проходивших реабилитацию, через год после лечения трезвость сохраняют 30–35. Остальные срываются. Но я хочу обратить внимание вот на что: важен не сам факт срыва, а то, что последует за ним. Одно дело, если прошедший реабилитацию алкоголик выпил, а на следующее утро позвонил своему психотерапевту, рассказал о случившемся и изъявил желание продолжать работать над собой. И совсем другое, если человек сорвался и, подумав что-то вроде: «Все равно мне уже ничто не поможет!», продолжает пить. Вот в такой ситуации специалистам что-либо сделать довольно сложно.

Елена КРЫЛОВА

Фото:pixabay.com

Инфографика: Светлана Курейчик

5 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте