Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
В стране
День Независимости: история праздника

3 июля — Дня Независимости Республики Беларусь (Дня Республики). История его появления такая же непростая, как и история самого государства.

После распада СССР первоначально Днем Независимости нашей страны была объявлена дата принятия Верховным Советом БССР Декларации о государственном суверенитете. Данное событие состоялось 27 июля 1990 года. Праздничным этот день стал после 1991-го, когда вслед за августовскими событиями в Москве, получившими название «путча», начался процесс распада великой державы. 25 августа 1991 года белорусские депутаты-парламентарии проголосовали за придание Декларации о государственном суверенитете статуса конституционного акта, превратив его в главный документ страны. Фактическое же празднование новоиспеченного «красного дня» впервые состоялось лишь в 1992-м. При этом бóльшая часть белорусского общества переживала распад СССР как геополитическую катастрофу и личную трагедию (напомним, что за сохранение Советского Союза в 1991-м проголосовало 82,7% белорусов). Вот почему многие не разделяли «незалежнага» оптимизма новой власти и объявленный праздник независимости воспринимали, скорее, как день боли и скорби об утраченном большом Отечестве.

В 1994 году Президентом Беларуси стал Александра Лукашенко. Он заявил о желании восстановить разорванные связи с Россией и другими республиками бывшего СССР, начал непримиримую борьбу с коррупцией и преступностью, провозгласил в качестве приоритетов своей политики сохранение промышленного и сельскохозяйственного потенциала страны и этим дал надежду на скорое улучшение как экономической ситуации, так и политического климата в стране. Население республики поддержало Главу государства на двух референдумах (1995-го и 1996 гг.), проголосовав за предлагаемые им проекты более тесной интеграции с Российской Федерацией и наведения порядка в стране путем изменения конституционного устройства. В ходе упомянутых референдумов было принято решение об изменении государственной символики (принятии новых герба и флага), а также о перенесении Дня Независимости на 3 июля (день освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков в 1944-м). Это решение подчеркнуло историческую преемственность Республики Беларусь и БССР, позволило почувствовать людям органическую связь с предыдущими поколениями, сохранить гордость за славное прошлое, за подвиг, совершенный отцами и дедами.

А гордиться ведь есть чем! 3 июля – день, когда в ходе операции «Багратион» (крупнейшей стратегической операции периода Великой Отечественной войны) была освобождена столица Советской Белоруссии. Это одна из важнейших дат в календаре белорусской национальной памяти, наряду с трагическим 22 июня и героическим 9 Мая. И если 22 июня мы склоняем головы в память о жертвах той страшной войны, а 9 Мая радуемся великой Победе всего мира над фашизмом, то 3 июля у нас есть повод осмыслить трагедию и героизм собственно белорусского народа, вспомнить события более чем семидесятилетней давности, как в призме отразившиеся в истории нашей столицы.

22 июня 1941 года в 3 часа 15 минут ночи немецкая артиллерия получила приказ открыть огонь. На белорусском направлении действовала немецкая группа армий «Центр», в составе которой было 14 390 орудий и минометов. На мирно спящих жителей приграничных районов обрушился шквал снарядов и мин. Примерно 1 700 самолетов противника в это же время начали бомбардировки советских военных частей и аэродромов, белорусских городов и сел. После массированной артподготовки в бой двинулись фашистские дивизии, насчитывавшие 820 тысяч солдат и офицеров. Но перед ними выпустили еще около 1 200 танков.

Противостояли этой армаде силы Западного особого военного округа, преобразованного в первые часы войны в Западный фронт. По численности личного состава и количеству орудий и минометов советские войска, размещенные в Белорусской ССР, уступали немцам: 672 тысячи человек, чуть более 10 тысяч единиц артиллерии. По самолетам и танкам ЗапОВО превосходил силы нападавших (1 909 и 2 223 соответственно). Однако накануне войны 224 советских самолета были неисправны, а благодаря внезапному удару с воздуха на аэродромах в первый же день противник уничтожил 738 боевых воздушных машин! Немцы получили небо в свое полное распоряжение. Фактор внезапности, а также дезориентация командного и личного составов Красной Армии (накануне был получен приказ в отношении немецких войск: «на провокации не поддаваться и ответного огня не открывать») стали причиной того, что советские войска не сумели вовремя организовать сопротивление и скоординировать свои силы. Немалую роль тут сыграли и немецкие диверсанты, нарушившие каналы проводной связи. В такой обстановке войскам Красной Армии не представлялось возможным воспользоваться преимуществом в танках. Вдобавок значительная часть советских формирований была размещена не в казармах, а в летних лагерях почти на линии фронта; там же, возле границы, находились склады с вооружением и обмундированием. Учитывая вышеперечисленное, можно говорить о предрешенности поражения нашей армии в начальный период войны.

Несмотря на героическое сопротивление наших солдат и офицеров с первых минут войны, вражеский напор вынудила советские войска отступить. Уже 26 июня передовые части немецких войск вышли к предместьям Минска. Оборону Минского укрепрайона осуществлял 44-й стрелковый корпус под командованием В. А. Юшкевича, рассредоточенный на линии более 80 км. Сам же город обороняла 100-я стрелковая дивизия генерал-майора И. Н. Руссиянова. Тысячи местных жителей по зову сердца помогали советским воинам создавать укрепленные рубежи. Весьма кстати оказались созданные еще в середине 30-х годов защитные сооружения, оставшиеся от так называемой линии Сталина (ее частично демонтировали после расширения БССР на запад в 1939 г.). Участник боев под Минском полковник Г. С. Бурназян вспоминал: «…Было обнаружено много дотов, которые, казалось, можно было бы использовать в общей системе обороны… Стараниями командиров рот и батальонов некоторые доты ожили». Не располагая достаточным вооружением, для противодействия противнику использовались любые подручные средства. Именно в ходе боев за Минск впервые успешно применялись знаменитые «коктейли Молотова» (бутылки с зажигательной смесью). Впервые угостил немцев таким «коктейлем» в районе Острошицкого Городка белорус, капитан Федор Коврижко. Он уничтожил 14 вражеских танков! К сожалению, в этих боях герой погиб.

Помощь в обороне Минска сухопутным войскам оказывала и авиация, немного оправившаяся от потерь первых дней войны. В районе Радошковичей 26 июня сразу два экипажа летчиков – под командованием капитана А. Маслова и Н. Гастелло – направили свои подбитые самолеты на скопление вражеских танков и техники. На день позже под Минском их подвиг повторил экипаж старшего лейтенанта И. Пресайзена.

Несмотря на героическое противостояние советских воинов и жителей города, вечером 28 июня немцы ворвались в Минск с северо-западной стороны, оказавшись в районе Болотной станции (ныне это парк Дружбы народов в районе площади Бангалор), а также с юга, заняв район военного городка Красное Урочище (сейчас Автозаводской поселок). Разгорелись жестокие уличные бои. Маршал Советского Союза И. Якубовский, летом 1941 г. в звании капитана принимавший в них непосредственное участие, вспоминает: «Мы потеряли в уличных боях 6 танков, уничтожив более 10 немецких танков. Нам удалось сбить фашистский самолет из полевой 76-миллиметровой пушки… Самолет делал вираж над полевым аэродромом и был сражен прямым попаданием снаряда». 29 июня немцы замкнули окружение восточнее Минска, в кольце оказались 11 советских дивизий. Для борьбы с ними гитлеровцам пришлось сосредоточить 25 своих дивизий, что снизило темп наступления и позволило советскому командованию организовать новый рубеж обороны в районе Березины и Днепра. Фактически это означало срыв «блицкрига» – молниеносной войны, на которую рассчитывали нацисты.

С момента оккупации в конце июня 1941-го до освобождения 3 июля 1944-го Минск, как и вся наша республика, пережил три страшных года. На захваченной территории фашисты установили «новый порядок» – жестокий режим. Они произвольно поделили территорию БССР на не связанные друг с другом административные единицы. Бόльшая часть Минской области вошла в состав генерального округа «Вайсрутениен». В Минске, в здании ЦК КП(б)Б (ныне Президентский дворец в районе Октябрьской площади), разместился новый правитель – гауляйтер Вильгельм Кубе, который начал проводить политику геноцида и кровавого террора. В городе и его окрестностях было создано 9 лагерей смерти, в том числе Малый Тростенец – самый крупный не только на территории Беларуси, но и на всех оккупированных землях СССР. Только в этом лагере погибло более 205 тысяч мирных жителей! А разве можно забыть о Масюковщинском лагере для военнопленных, где от рук палачей, а также от невыносимых условий содержания погибло более 80 тысяч! В списке чудовищных преступлении значится  и Минское гетто – одно из крупнейших в Восточной Европе. Туда после начала оккупации немцы согнали около 100 тысяч евреев. Все они были уничтожены. За годы оккупации только в Минске и его окрестностях погибло более 400 тысяч человек. В целом же Беларусь потеряла каждого третьего жителя из почти десятимиллионного предвоенного населения. До начала Великой Отечественной в столице БССР проживало около 240 тысяч человек. Освобождения дождались лишь 80 тысяч.

Жители столицы, как и весь белорусский народ, не могли смириться с жестокими завоевателями. В городе развернулось массовое подпольное движение, участники которого поддерживали тесную связь с партизанскими отрядами. Уже осенью 1941-го, благодаря усилиям бывшего секретаря Заславского райкома КП(б)Б Ивана Ковалева, были созданы Минский горком партии и Военный совет партизанского движения – они стали координировать действия до того разрозненных подпольных групп и партизанских отрядов. Дважды внедренные провокаторы помогали гитлеровцам разгромить подполье (крупные провалы случились весной и осенью 1942 г.). Несмотря на это, сопротивление возрождалось вновь и продолжало свою деятельность. Коммунисты и беспартийные, преподаватели вузов, учителя, врачи, простые рабочие… В тяжелейших условиях, ежедневно рискуя жизнью, патриоты старались нанести врагу любой возможный урон. При этом они находились на нелегальном положении или прикрывались работой в учреждениях и организациях, созданных оккупантами. Подпольщики вели агитационно-пропагандистскую деятельность: развешивали переписанные от руки сводки Совинформбюро о реальном положении дел на фронте, ставили на немецкие плакаты и листовки печать «Наглая немецкая ложь», умудрялись издавать и распространять советские газеты. Так, с мая по сентябрь 1942 года прямо под носом у немцев, в типографии, которая располагалась на месте нынешнего «Дома печати» и издавала немецкие газеты, была набрана и отпечатана газета «Звязда». Позже сотрудники типографии вынесли и передали подпольщикам необходимое оборудование и шрифты. Всего в оккупированном Минске вышло 4 номера газеты тиражом 10 тысяч экземпляров. Подпольщики города осуществили свыше 1 500 диверсий, ликвидировали ряд немецких руководителей и предателей-коллаборационистов. В их числе палач белорусского народа В. Кубе, бургомистр Минска Ивановский, редактор коллаборационистской «Менскай газэты» Козловский и др. Благодаря врачам, таким, как Е. Клумов, в минских больницах лечились раненые партизаны, а молодежь получала «липовые» документы о болезни, что позволяло избежать угона на работы в Германию. Всего в деятельности антифашистского подполья Минска приняло участие около 9 тысяч человек. В 1974 году за их вклад в Победу белорусской столице было присвоено звание «Город-герой».

Разрушенный и ограбленный, но непокоренный, Минск уже ликовал в ожидании грядущего освобождения. 23 июня 1944 года началась операция «Багратион». 1-й, 2-й и 3-й Белорусские и 1-й Прибалтийский фронты обрушили мощь своих 2,4 млн бойцов, 36 тыс. орудий, 5 200 танков и 5 300 самолетов на остатки группы армий «Центр», окопавшейся в Белоруссии. На помощь им поспешили партизаны. Утром 3 июля танки 3-го и 1-го Белорусских фронтов ворвались в Минск. Первым среди них оказался экипаж танка Т-34 под командованием младшего лейтенанта Д. Фроликова. Танкисты раздавили зенитную и противотанковую пушки противника, подбили 2 самоходные установки врага и доложили о вступлении в город. За это командир танка был удостоен звания Героя Советского Союза.

С праздником!

 

Алексей БЕЛЯЕВ, политолог

 

1 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте