Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Эксклюзив
Нонна ГРИШАЕВА: «Играя Джуди, я каждый раз думаю, доживу ли до финала»

Гостьей первого «звездного часа», который прошел в рамках «Славянского базара», стала заслуженная артистка России, художественный руководитель Московского областного театра юного зрителя Нонна Гришаева – обаятельная и невероятно талантливая актриса театра и кино.  Однако корреспондент МЛЫН.BY и другие журналисты почувствовали определенную закрытость Нонны. Возможно, поэтому так хотели узнать, важно ли для актрисы то, чтó думают о ней другие. И почему на пресс-конференцию она пришла в темных очках.

– Про очки скажу честно: из-за вспышек фотокамер я не могу позволить себе присутствовать без них. А что касается боевого настроения по отношению к журналистам – просто от них я видела столько горя, ненависти и лжи, что при встрече с ними я всегда веду себя так.

– Несколько лет назад вы приезжали в Витебск с «Варшавской мелодией». С каким чувством вернулись?

– С надеждой на успех. И «Варшавская мелодия», и «Джуди» (спектакль, с которым приехала в этот раз) – антрепризы. И все же это немножко разные спектакли. Последний – музыкальная история, но уровень этой истории настолько несвойствен антрепризе, что я ощущаю трепет и надежду на хороший прием.

– Каково ваше личное отношение к антрепризе?

– Я много лет отказывалась от подобных спектаклей, потому что в какой-то момент слово «антреприза» стало ругательным. Люди считали возможным слепить на скорую руку веселый спектаклик, поставить два стульчика, столик, повесить две тряпочки, чтобы их удобно было возить. Поэтому даже агентству «Арт-партнер» я много лет отказывала. Мне не нравился материал, и я не считала возможным свое участие в антрепризах. А потом так сложилось, что в моей жизни появился спектакль «Варшавская мелодия». Я его поставила в Одесском областном театре юного зрителя. И в течение пяти лет продолжаю прилетать и помогать им играть.

– А какова история создания «Джуди»?

– Это, на мой взгляд, спектакль, который поднимает антрепризу на небывалый уровень. Четыре года назад эту пьесу мне прислал переводчик из Америки с пометкой: «Нонна, мне кажется, что только вы можете это сыграть. Сделайте с этим материалом что-нибудь». Я тогда прочитала и поняла, что эта роль – настоящий подарок. Но тогда я с этим спектаклем ничего не могла сделать. А через четыре года мне звонит режиссер и мой хороший друг Алексей Франдетти, который тоже много раз звал меня в антрепризные проекты и я тоже отказывалась, и говорит: «Наконец у меня есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться. Я тебе на почту прислал пьесу «Последний луч радуги». Я согласилась, даже не читая. Но когда он сказал, что это будет антреприза с двухэтажной декорацией и живым оркестром, я не поверила. Этого ведь не может быть в антрепризе! Но в итоге хочется сказать спасибо «Арт-партнеру» и Леониду Роберману за то, что он рискнул и сделал этот спектакль, поднял антрепризу на новый уровень. То, что сделал он, не каждый государственный театр себе позволит.

– Многие артисты довольно суеверны и отказываются от ролей с трагической судьбой. Не боитесь ли этого вы?

– Такие роли, как в «Непридуманной жизни», я называю актерским диапазоном. Сыграть путь от звезды до алкоголички, умирающей от цирроза печени, – настоящее счастье для актера. Я не боюсь умирать на сцене. В мюзикле «Зорро» я каждый день умирала, меня цыгане выносили (Смеется.) Что касается Джуди, у нее очень много монологов, которые вскрывают суть и проблему отношения актеров с журналистами, зрителями. Там очень много страшной, ужасающей правды. И мне невероятно интересно это играть. Хотя физически это настолько выматывающая история для меня, что перед началом спектакля я каждый раз думаю, доживу ли до финала.

– А помните свой театральный дебют?

– Мой дебют был в постановке Романа Виктюка «Я тебя больше не знаю, милый». Тогда за две недели до премьеры артистка сломала ногу, и Роману Григорьевичу говорят, что есть молодая танцующая актриса. Он тут же переделывает под меня роль, придумывает сексуальный танец на стуле, а в конце начинает выстраивать поклоны. Я тогда осмелилась задать вопрос, почему он выстраивает поклоны как отдельный спектакль. На это он мне ответил: «Детка, ты три часа отдавала им энергию. Забирай обратно!». Фразу я запомнила на всю жизнь.

– Говорят, что театр – искусство грешное. Как вы относитесь к этому утверждению?

– Известный факт – раньше артистов хоронили за кладбищенской оградой. Да и примерять разные личины – не очень хорошо. Я на эту тему много беседую со своим духовным отцом. Примеряя эти личины на себя, мы несем за это ответственность. Это наши грехи, но я без актерства не могу.

– Вы три года являетесь художественным руководителем Московского областного ТЮЗа…

– Сейчас мы ушли в заслуженный отпуск, но уже в конце августа продолжим репетиции спектакля «Ревизор», который поставил Александр Нестеров. В конце сентября состоится премьера. Это также будет музыкальный спектакль с живой музыкой. А некоторые артисты даже будут играть на русских народных инструментах.

– Нонна, вы также являетесь лауреатом ордена преподобного Сергия Радонежского. Что это за награда?

– Этот орден год назад мне вручил в день моего юбилея за вклад в развитие областного театра юного зрителя губернатор Московской области Андрей Воробьев, за что ему огромное спасибо. Даже не столько за орден, сколько за поддержку, которую он оказывает. Выживать театрам без финансовой поддержки очень сложно.

– Насколько сложно в нынешних финансовых условиях ставить детские спектакли?

– Почему же сложно? (Улыбается.) У меня столько предложений, есть возможность выбирать между режиссерами, с которыми я работаю всю жизнь. Я уговорила Пашу Сафонова поставить «Пять вечеров», пользуясь тем, что он мой однокурсник. Алексей Франдетти, который поставил «Джуди», будет ставить у меня в театре музыкальный спектакль «Питер Пэн». Это счастье – уметь приглашать режиссеров на замечательные постановки.

– Множество  ваших ролей наполнены юмором и смехом. Не помешало ли это стать серьезным художественным руководителем?

– На самом деле я очень жесткий руководитель, но при этом отходчивый. Моя первая роль в театре – Мэри Поппинс. Поэтому на вопрос, какой я руководитель, всегда отвечаю так: я такая же, как она, – строгая, но добрая.

–- У вас огромный список режиссеров, с которыми довелось работать. Кто из них ваш?

– Мой режиссер, к сожалению, уже ушел из жизни. Благодаря театру им. Евгения Вахтангова мне удалось поработать с Петром Фоменко. Он был подарком судьбы. Даже при том, что он давал мне роли в спектаклях «Пиковая дама» и «Без вины виноватые», все равно это было счастье. Я приезжала к нему в театр, мы садились один на один в его кабинете, и то, что он говорил, было для меня абсолютным потрясением.

– Нонна, вы не только актриса, но еще и автор книги «Советы дочкам». Кто сподвиг вас на это?

– Моя дочь. На момент написания книги ей было 14 лет. И когда издательство обратилось ко мне с этой идеей, я подумала, что мне действительно есть что сказать. Это может быть кому-то нужно. И я поняла, что книга написана не зря, когда после одного из спектаклей во время автограф-сессии ко мне подошла девочка с книгой и сказала: «Нон, спасибо вам большое. У меня мамы нет, но вы мне очень помогли этой книгой». Мы тогда расплакались обе.

В этой книге много нужных советов, да и темы поднимаются такие, на которые мамы часто не решаются говорить с дочками. А делать это надо. К слову, недавно моя дочь закончила в Кембридже отделение графики и иллюстрации, при этом шесть лет назад эта книга была первой, которую она иллюстрировала. Ее рисунками оформлен форзац.

– После дочки у вас появился сын. Насколько велика разница в воспитании? И стоит ли ждать книги «Советы сыновьям»?

– Разница космическая – это две разные планеты. Книги такой не будет, я не имею права ее писать. Советы сыновьям должны давать отцы, потому что они когда-то были этими мальчиками. А мы, женщины, можем писать только советы дочкам.

– Вы много путешествуете. Есть ли такие места, куда вам хочется возвращаться снова и снова?

– Таких мест много. Но самые дорогие – Одесса и Бока-Которская бухта в Черногории. Мне в Москве очень не хватает моря, хочется дышать почаще. А когда уезжаю к морю, набираюсь силы – и опять работать.

Юлия ГАВРИЛЕНКО

Фото автора и pda.fest-sbv.by, Ru.golos.ua

11 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте
Эксклюзив