Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Попурри
Тамара ГВЕРДЦИТЕЛИ: «Только любимое дело дает силы жить дальше»

На 26-м фестивале искусств «Славянский базар в Витебске» на Площади звезд появилась именная звезда в честь народной артистки России и Грузии Тамары Гвердцители.  Президент Беларуси поздравил артистку с этим событием и на торжественной церемонии открытия фестиваля вручил ей награду «Через искусство — к миру и взаимопониманию».

Корреспондент МЛЫН.BY узнала, где Тамара Гвердцители хранит свои награды, чем ей пришлось пожертвовать в детстве ради музыки, какие беседы она вела со своей прабабушкой-княгиней, где живет и чем занимается ее взрослый сын.

 «Могу выставку подарков из Витебска организовывать по годам»

— Тамара Михайловна, у вас много наград? Чем дорога именно эта?

— Я очень благодарна всему белорусскому народу и Президенту страны, ведь эта награда не может существовать без любви, без признания белорусами моего творчества. Она важна еще и тем, что «Славянский базар», — очень дорог моему сердцу. Здесь собрались величайшие композиторы и артисты… Находиться среди достойных людей — большая честь. И это приносит мне колоссальную радость.

Есть ли у вас дома особое место, где вы храните свои награды?

— Да, у меня дома есть своеобразная стена почета. На ней награды, фотографии… Я их все берегу и помню о них. Это целая стена с историей. Это энергетически светлое место в моем доме. Постоишь, посмотришь — и на душе становится так хорошо. Моя мама очень гордится мной и помогает мне следить за тем, чтобы стена содержалась в порядке.

— Вы много раз бывали в Витебске на «Славянском базаре». Помните, какой самый необычный подарок привезли с этого города?

— Я всегда возвращаюсь отсюда с подарками. Люблю прогуляться по Городу мастеров: что-то сама покупаю, что-то дарят. Артист должен чувствовать любовь зрителей, и лучше всего она проявляется среди народа, в подобных местах. Шали, шляпки, потрясающие льняные платья… — уже можно выставку подарков по годам организовывать у меня дома. Вы подумаете, что у меня большой дом? Нет! Но, тем не менее, я нахожу место для всех этих дорогих сердцу вещей. С каждой из них у меня связаны определенные воспоминания о фестивале.

«Постоянно нахожусь в борьбе за свой стиль, интонацию, имидж…»

— Как вам удается в современном шоу-бизнесе, когда постоянно меняются музыкальные направления, радийные форматы, оставаться на вершине Олимпа, участвовать в престижных фестивалях, крупных культурных мероприятиях?

— Держаться на самом деле очень сложно. Достичь чего-то, наверное, легче. Если ты выработал собственный стиль, то как музыкант не можешь позволить себе многое. У меня есть своя позиция по поводу музыки.  И с ней я уважаю себя больше. Консерватория, серьезные занятия музыкой с 5 лет выработали мой характер. И сейчас я понимаю, что постоянно нахожусь в какой-то борьбе за свой стиль, интонацию, имидж… Но профессия это предполагает. Иначе это был бы просто шоу-бизнес.

— Сегодня звукорежиссеры при записи «подчищают» голоса певцов: убирают самые верхние и нижние частоты, производят компрессию вокала. В итоге — мы слышим в записях пластмассовые, не объемные голоса. Некоторые утверждают, что таков формат, мол, слушатели и зрители так лучше воспринимают композицию. Вы сталкивались с такой проблемой в студиях звукозаписи?

— Да, были случаи. Но моя позиция такова: голос и все, что служит его звучанию, — оркестр, хор, весь инструментал — не искажались. Ведь голос — единственный инструмент, который может воспроизвести душа. Я счастлива, когда слышу свой хорошо звучащий голос. Понятно, что у радиостанций какие-то свои запросы, требования. Но…У меня есть своя  творческая позиция. И звукорежиссер, с которым мы работаем уже 17 лет, понимает, что и как мне нужно. Чтобы прочувствовать голос, особенно женский, нужны годы сотрудничества.

— На каком языке вам легче петь: русском или грузинском?

— Я начала говорить одновременно на 2 языках: грузинском и русском. Поэтому и петь могу одинаково легко на двух языках. Моя мама родилась в Одессе. И по ее линии русский язык — язык моих предков.

— Совсем недавно у вас вышел альбом, записанный на идише.

— В детстве я слышала много песен на идише. Их пел мой дедушка-одессит. А потом, повзрослев, я узнала, что эти песни поют во всем мире. И у меня появилась идея воссоздать ту домашнюю теплую трагическую атмосферу людей, которые через 8 дней после начала войны эвакуировались из Одессы. Я долго ее вынашивала, но только сейчас появилась возможность ее выразить в музыке. Песни исполнены с оркестром, хором. Это достойная музыка, которая должна звучать в определенных случаях. Я благодарна тем людям, которые меня поддержали и помогли выпустить этот альбом. Сборник посвящается моим родным — бабушке и дедушке, которые знали все эти песни. Когда моя мама услышала этот диск, то отнеслась к нему очень трепетно. Это то, что мы можем сделать в знак благодарности нашим близким. Такое забываться не должно.

— Ваши совместные песни  с группой Би-2 до сих пор популярны.  Нет ли желания продолжить сотрудничество и записать что-нибудь свеженькое?

—  Мне продолжают поступать предложении от группы Би-2.  Мы записали несколько песен. Возможно снимем клип. Периодически с ребятами выступаем на больших сценах, под открытым небом, в залах, Кремле, организовываем выездные концерты.

«Я копировала манеры, жесты, поведение своей прабабушки»

— Известно, что ваша бабушка была княгиней.  Это как-то повлияло на вас?

—  Я часто вспоминаю свою прабабушку. Она всегда одевалась во все темное, аккуратно прибирала седые волосы. Мы в детстве с ней очень много беседовали. Она любила рассказывать про  свою жизнь. Но дореволюционную… Как только начинался разговор о 1917 годе, она очень сдержанно уходила от этой темы и говорила, началась «красная жизнь». Мало рассказов было и о войне. Бабушка была сдержанной. В ее голосе я слышала боль, но не за себя, а за каждого человека. Она страдала от того, что происходило вокруг, уважала простых людей. Бабушка называла своих слуг помощниками, поздравляла их со всеми праздниками. Я восторгалась ей, будучи маленькой девочкой, копировала ее манеры, жесты, поведение и отношение к людям. Она два года училась в Париже.

Мой отец — кибернетик. Многие годы занимался запрещенной наукой. А мама — педагог русского языка и литературы. Естественно в каждом из них, были разные чувства. Они любили свою родину, но понимали, что в стране не все хорошо.

— Часто ли вы вспоминаете свое детство? 

— Это был чудесный период, ни с чем не сравнимый. И я всегда с трепетом вспоминаю те времена. Я росла в советское время. И мое детство было счастливым. Я благодарна судьбе за то, что попала в прекрасный детский ансамбль. Наши педагоги собрали талантливых девочек. Нам было по 9-10 лет. Я обрела большой опыт, когда стала солисткой этого коллектива. Но в тоже время приходилось себя во многом ограничивать. Помню, как мы детьми любили бегать босиком возле Сурамской крепости в Грузии. Но в 12 лет педагоги запретили мне это делать. А еще — есть мороженое. Они сказали, что голос нужно беречь. Представьте, каково это в знойное жаркое грузинское лето! Но чем только не пожертвуешь на пути к мечте.

— Вы потрясающе красивая женщина. Помогало или мешало вам это в жизни?

— Красота на сцене не мешает. Наоборот, она дает большие импульсы и партнерам, и всем людям, с которыми ты вместе выступаешь. А если женщина еще и одаренная, то это вообще прекрасно.

— Как вы справляетесь с трудностями, которые периодически случаются в жизни?

—  Только любимое дело дает силы жить дальше. Думаю, каждой женщине важно иметь профессию, которую она действительно очень любит. Сейчас такое время, что мы должны быть самостоятельными. Как правило, наши тяжелые жизненные моменты всегда связаны с любовными переживаниями. Я пожелала бы каждой женщине справляться со своими чувствами и уметь брать себя в руки. Если вам не повезло со второй половиной, погружайтесь в профессию, посвящайте себя детям.

— У вас взрослый сын. Чем он занимается? И что вы считаете главным в воспитании ребенка?

— Когда родился Александр, я решила, что бросать карьеру не буду.  Но одновременно мне не хотелось оставлять и сына надолго одного. Тогда были гастроли, длящиеся по месяцу-полтора… Филармония посылала то в Сибирь, то на Дальний Восток, то на Северный Кавказ… География поездок — весь Советский Союз. Так работала филармоническая система в то время. И когда сыну исполнился год, я взяла его с собой на гастроли. Он стал закулисным ребенком, пока не пошел в школу. Александр вырос открытым, дружелюбным, но в тоже время скромным человеком. Я учила его любить людей, никогда первым не провоцировать скандал, драку. Хотя постоять за себя он может. Меня иногда даже вызывали в школу. Но я понимала: Сандро — подросток и у него могут возникать конфликты со сверстниками. Уже 11 лет Александр живет в Лондоне. Он является докторантом Лондонского университета.

— Ваши ближайшие планы?

— Меня ждет небольшой отпуск. А потом — фестиваль «Спасская башня» в Москве, где я третий год буду исполнять финальную песню в сопровождении объединенных оркестров. Их будет 10, а музыкантов на Красной площади — полторы тысячи!

Юлия Брожина

Фото БелТА

12 5

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте