Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
В Минской области, Регион
Вилейскому художнику Эдуарду Матюшонку — 60 лет

Эдуард Матюшонок 7 марта отмечает юбилей. Об искусстве, занятых современных родителях и ощущении себя — в интервью корреспонденту МЛЫН.BY.

Свою тему в искусстве белорусский художник и педагог Эдуард Матюшонок нашел еще 30 лет назад. Были и остаются близки любовь к родной земле, ее жителям, родительскому дому, тайнам природы. Сам он бесконечно гордится своими крестьянскими корнями, неустанно рассуждает о том, как важно, чтобы дом, откуда начался путь каждого из нас, был настоящим ковчегом, истоком любви и понимания.

«Ощущение себя начинается с родного дома и окружения»

Юбиляр гостеприимно приветствует меня в своей мастерской и начинает интервью с монолога. Рассуждает о том, каким должен быть художник:

— Для меня это не тот человек, который умеет рисовать. Это, бесспорно, очень важно! Но если внутри бушуют мысли, а художник не может перевести их на материал, значит, ремесло ему не помогает. Мне интересен художник с богатым внутренним миром, человек, который открывает зрителю душу, как дверь мастерской.

Эдуард Матюшонок уверен: наша жизнь и ощущение себя начинается с родного дома и окружения, в котором мы выросли.

— Душа ребенка — как пустое незасеянное поле. Но оно не может быть пустым, поэтому рано или поздно туда заносятся ненужные, нехорошие семена, из которых вырастают растения-вредители. Я очень благодарен отцу и деду за то, что заложили во мне все необходимое, чтобы в этой жизни я ощущал дом как ковчег. Отсюда я и начинал путь к искусству. Они были для меня примером. Мой дед Винцент, мастер по резьбе по дереву, делал эксклюзивную мебель. Он создавал красоту, имея один верстак. Все делал вручную. Отец был прекрасным токарем и столяром. То, что мастера делают на пяти-шести станках, он делал на одном приспособлении. Когда отец на моих глазах создавал 12-метровый памятник павшим воинам-партизанам, я бесконечно восхищался им, был горд, что у меня такой папа.

«Ковчег»

«На практике на заводе я ощутил, что попал в клетку»

— Мое детство прошло в деревне Мнюта Глубокского района. Учился в сельской школе. В таких школах зачастую нет специалистов, которые могут помочь ребенку разобраться в себе. Я рисовал. Как умел и понимал. Папа меня хвалил — на этом все и заканчивалось. Мое первое поступление совершенно не было связано с искусством! Я учился в станкоинструментальном техникуме. Это прекрасный техникум, один из самых сильных в СССР. Но я не любил завод. И когда на третьем курсе оказался на длительной практике на станкостроительном заводе имени Орджоникидзе в Витебске, ощутил, что словно попал в клетку, в которой мне тоскливо, — откровенничает художник.

После армии Эдуард Матюшонок поступил в Витебский педагогический институт имени Кирова. Первые месяцы, вспоминает он, испытывал неутолимое желание рисовать в мастерских. Там работали старшекурсники, которые воспринимали его как коллегу.

— В тот момент я дал себе обещание, что, если пойду в педагоги, обязательно буду вести студию. И создам в ней такие условия, чтобы дети могли пить со мной чай, разговаривая об искусстве и жизни. Прошло много лет, и моя мечта сбылась.

«Ребенок — неповторимый мир. Не нужно его ломать под себя»

Эдуарда Матюшонка знают как не только талантливого художника, но и педагога. После школы искусства Матюшонка многие добились успеха в сфере дизайна, искусства и архитектуры.

— Для педагога важно не только знать предмет, — говорит Эдуард Матюшонок. — Он должен любить ребенка. Не нужно его ломать. И моя задача как педагога — помочь детям почувствовать себя. У меня не раз спрашивали, зачем мне педагогика, говорили, мол, пошел бы целиком в искусство… Но мне хватает времени и на мастерскую, и на детей. И общение с ними порой заставляет посмотреть на многие вещи иначе. Я открыт для детей и не могу закрыться. Я проживаю их время с ними.

«Родители должны исключить из обихода слово «ты должен»»

— В детстве я бегал по деревне босиком. У нас был один соблазн: залезть в чужой сад и взять вкусное яблоко. Книги, телевидение —  все было направлено на развитие духовного мира личности. Сейчас перед ребенком — другой мир. В наше время он находится перед тысячекратным искушением. Многие родители считают, что ребенок сам должен разобраться. Как, если он не знает наверняка, что знать нужно, а что не обязательно? И он теряется, не зная, кто он есть на самом деле. Получается, что ребенку в одиночку сложно, а родителям некогда. А спустя годы они спрашивают, почему их дети не слышат. Иногда в стенах мастерской дети делятся со мной сокровенным, о чем боятся сказать родителям. Взрослым нужно исключить из обихода слово «ты должен». Когда ребенок просыпается, обнимать его и говорить, что он единственный в мире и самый дорогой. После этого он начинает в себя верить и доверять…

 «Язэп Дроздович — ярчайший представитель возрождения нашей белорусской земли»

Как и у многих художников, у Эдуарда Матюшонка есть человек искусства, который больше других повлиял на творчество.

«Космос Дроздовича»

— Язэп Дроздович — человек, который всю жизнь положил на алтарь искусства. Он шел сам. По зову души. Однажды он сказал: «Прыйдзе час, i вы мяне пашукаеце». Так и получилось. Спустя время я ходил по той же земле, что и Дроздович. Об этой земле он писал в своих дневниках — «Памiж Мнютай и Аутай». Я родился в 16 километрах от его местности. Он был в доме моей мамы и расписывал ковры, был в доме деда, а тот учил его делать рамы. Воспринимали Дроздовича как человека-чудака. Он был вечным странником с красками и кистью в руках. Человек с необъятным духовным миром, который до конца постичь невозможно.

«С этой работы я понял, что все, что бы ни делал, начинается с земли, на которой я родился»

— В школьные годы у меня не складывались отношения с ровесниками, мне было неинтересно с ними. Обо мне говорили, что я странный. А я просто был другой: мог сидеть на берегу озера и смотреть, как плещется вода, в грозу убегал из дома, стоял посреди поля и слушал, как бушует природа. И в тот момент я ощущал, что я и этот мир — одно целое. Мне очень нравилось общаться с пожилыми людьми. Их истории были с очень глубокими размышлениями о чем-то.

Работа, посвященная деду Винценту «Хлеб»

Особой мудростью и внутренней силой отличался дед художника. Эдуард Матюшонок признается: когда пришло время писать дипломную, он решил, что работа будет посвящена деду. Человеку с тяжелой судьбой, потерявшему обе ноги во время Первой мировой войны.

— Благодаря деду я понял, что в этой жизни случайных встреч не бывает. Другое дело, что эту встречу мы можем проигнорировать. Он часто задумывался о том, стоит ли жить. Когда рождались и тут же умирали его дети. Но деда поддерживали священник и односельчане. Когда он понес свой крест на плечах, все сложилось. Родились пять детей. Все наладилось. У него не было ног, но были золотые руки, не зря же граф Берестовский построил дом и отдал деду мастерскую… Я много раз думал о том, что, если бы дед не выдержал, я бы не появился на этот свет, что все, что бы я не делал, начинается с земли, на которой я родился, с людей, с понятия «родина» и со своего рода. Мои предки научили меня понимать мир.

«Я захотел поднять из руин то, что витает уже в духовном мире»

К возвращению незаслуженно забытого нами прошлого пришел в своем творчестве художник, восстанавливая по воспоминаниям, документам и старинным фотографиям имения и портреты личностей, о которых сегодня можно прочитать лишь в книгах по истории.

— Однажды отец сказал: «Сын, когда-то здесь стояла мельница, наш дом, а дальше — графское имение. Всё немцы сожгли…» Он рассказывает мне, и в глазах — досада от того, что это невозможно показать сыну, вернуться туда. Я предложил отцу восстановить. Говорю, мол, я буду рисовать, а ты говори: так или нет. Мы поехали на то место, он рассказывал, а я рисовал. В общем, работали мы целое лето. Закончил работу и показываю. Он смотрел, а потом повернулся ко мне. И я увидел в глазах 75-летнего отца слезы. Он сказал, что я вернул ему то, что он, считал, больше никогда не увидит. Он как будто опять в детстве. Тогда я понял, что такие работы должны быть. И каждый человек должен иметь место, откуда все начиналось. Это и есть родина.

«Бацькаўшчына»

Новый проект под названием «Дома» художник презентует в Вилейке 10 марта. Представленные в экспозиции работы-реконструкции с портретами и строениями широкая публика увидит впервые. В них художник глубоко раскроет суть понятие «я дома»: от своего родного, где родился и вырос, расширяя понятие до местности и страны. В частности, на выставке художник покажет свой род, а также роды конкретных людей с их гербами, личностей, когда-то высоко проявивших себя. Есть среди них и род Хрептовичей, Плятеров и многие другие. Отдельно будут представлены роды Козел-Поклевских, Любанских и Богдановичей с Вилейщины.

Справочно

Эдуард Владимирович Матюшонок родился 7 марта 1958 г. в деревне Мнюта Глубокского района Витебской области. С детства стремится понять душу человека и разгадать тайны природы. С 1984 года с семьей живет и работает в Вилейке, преподает мировую художественную культуру и рисование, руководит детской художественной студией.

Творческой деятельностью занимается с 1986 года. Участвует в международных, республиканских и региональных выставках. Работы художника находятся в частных коллекциях Беларуси, США и Германии.

Яна НЕВЕРОВИЧ

Фотографии из личного архива Эдуарда МАТЮШОНКА

16 3

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте