Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Общество, Регион
Трезвость по контракту. Репортаж из мастерской, куда на работу принимают только людей с зависимостью

В 2002 году Катерина и Владислав Ковровы создали общественное объединение «Здоровый выбор» с одной благородной целью — защищать права и интересы детей зависимых родителей. Прошло время, и стало понятно, что помогать нужно не детям, а их зависимым родным, папам и мамам. Тем, кто, по сути, является источником их страданий. Что для этого можно было сделать? Предоставить оказавшимся в непростой жизненной ситуации работу и возможность находиться в кругу людей, которые бы их понимали и поддерживали.

Так, в 2016 году появилось социальное предприятие «Нашы майстры» по работе с зависимыми людьми (надо отметить, ПЕРВОЕ в Беларуси). Название выбрали простое и на «роднай мове». «Нашы» — люди, которые рядом с нами. А «майстры» — потому что каждый человек является творцом.

— Мы прошли длинный путь, пока у нас созрела идея создать предприятие, где зависимый человек может быть в кругу таких же людей, как и он, где его понимают и не осуждают, — говорит соучредитель социального бизнес-предприятия «Нашы майстры» Владислав Ковров. — Ведь сколько бы мы ни работали с детьми, они все равно возвращаются в семьи. А там проблема сохраняется. Однозначно: если счастливы папа и мама — счастлив и ребенок.

Два года мастерская «Нашы майстры» работала в Смолевичах, а шесть месяцев назад сменила прописку на столичную. Три небольших комнаты и коридор в обычной многоэтажке с отдельным входом. В этих стенах теперь создаются гипсовые шедевры. Да, именно такое слово хочется употребить, когда видишь готовые изделия. Вывески-указателя у мастерской нет. Нам подсказали дорогу два гипсовых белых зайца, которые сушились на ступеньках. В мастерской встречает Оксана. Она экономист-менеджер, ответственная за организацию работы.

Мастера трудятся по парам. Мужчина отливает в формах фигуры, а женщина шлифует их, наводит лоск.

Знакомимся. Александр — старожил на предприятии, здесь он уже два года.

 

Мастерская вызывает большой интерес у СМИ, поэтому ему не впервой общаться с журналистами. Пишущую братию, как правило, интересует одно (только вопросы звучат по-разному): как вы до такой жизни докатились (читай: допились)?

Александр в апреле отпраздновал свое 50-летие. Всухую. Уже четыре года как не употребляет. Женат, вырастил с супругой двоих сыновей.

— Алкоголизм не вылечивается. Люди по 20 лет не пьют, а потом срываются.

Может, сейчас выйду отсюда и мне захочется купить бутылку. Пока у меня такой мысли не возникало. Если честно, слишком мучительные у меня отходняки были. Чуть кишки не выворачивало. А пил я, только когда хорошо было. Натура такая. Идешь по улице: птички поют, впереди выходные… Ну чего не взять бутылочку?

Родственник мой рассказал мне про сообщество зависимых. Интересно стало. Думал, что меня там научат пить правильно — рюмочку, две и стоп. Поехал на форум, куда со всей Беларуси съехались зависимые. Там увидел, как люди счастливы оттого, что не пьют. У каждого свое дно было. Кто-то валялся на улице весь в моче. Многие квартиры теряли. Я до такого не дошел. И слава богу!

— Ваше сегодняшнее окружение — пьющие люди?

— С кем раньше выпивал, отсеялись. Просто они мне стали неинтересны. А я — им.

— А по вашей рекомендации кто-то в мастерскую пришел?

— Тянуть за руку бесполезно. У меня сестра каждый день пьет. Я ее уже спасал, но человек НЕ ХО-ЧЕТ. Она смеется и посылает всех подальше. Любую болезнь одолеешь, если к этому стремишься сам.

— Вы кто по профессии? Чем в мастерской занимаетесь?

— По профессии я швейный механик. Когда сюда пришел, то и понятия не имел, что такое игрушки. Формы впервые здесь увидел. Мне нравятся такие вещи. В детстве я выпиливал лобзиком, на фанерках выжигал, даже рисовал. Я вообще театральный человек. В кружке в школе занимался. В спектаклях выездных участвовал. А в мастерской так долго задержался, потому что полюбил эту работу.

— И заработок хороший?

— У нас бригадная работа. Я могу залить на одну сумму, но не получу ее, пока Алена не закончит шлифовать игрушки.

— Сколько сделаем — столько и получим, — подключается к беседе Алена. — Саша старается заливать качественно. Лишнее что-то подрежет, подчистит, чтобы я быстрее свою работу делала. И я стараюсь. Официально мы трудимся с 9.00 до 18.00. Но я прихожу пораньше, могу и в выходные. У меня есть ключи от мастерской. Вы видите, какая у нас здесь обстановка. Светло. Хорошо.

— А вас как сюда судьба привела? (Алене 10 марта исполнилось 40. У нее есть сын-подросток 13 лет).

— Многие знакомые даже и не подозревали, что я употребляю. Я исчезала на неделю, уходила в запой. Это было страшно. Но страшнее из этого выкарабкиваться, смотреть на себя в зеркало, возвращаться к маме и сыну, смотреть им в глаза. Лежала в наркологии 2 недели. Сбежала туда перед праздниками. Выкарабкавшись после очередного запоя, поняла, что праздники на носу, а я опять возьмусь за рюмку и опять будет беда.

От знакомых узнала про эту мастерскую. Вначале даже не знала, что она для зависимых. Видимо, сама судьба меня сюда привела. Я продавец по профессии. И хоть торговать у меня неплохо получалось, чувствовала, что это не мое. Работала уже на гипсовом производстве, но нужно было далеко добираться. Около двух часов в одну сторону. Года три так проездила и устала. Мы до сих пор общаемся с бывшими коллегами, потому что сдружились.

Пришла сюда. Попробовала. И поняла, что творчеством люблю заниматься. К тому же коллектив отличный. Работа сдельная. Главное условие — вести здоровый образ жизни — меня устраивает.

— Утром приходите на работу и вас проверяют на алкотестере, пили вы или нет?

— Нет. Это сразу бросается в глаза. Важна моральная поддержка. Во-первых, ребят. Оксана — молодец, она чувствует настроение каждого. Всегда подойдет и спросит: что-то случилось? Иногда надо просто высказаться. И не копить это в себе. Пять минут общения с Оксаной — и настроение меняется. Саша поддержит, рассмешит. Вот уже год как я не пью. За это время был один срыв.

— Вы признались, что пили?

— Здесь вранье — последнее дело. Ребята были в таких ситуациях. Они знают. Самый главный плюс, что меня в тот момент не оттолкнули, не выкинули.

И сама работа — терапия. Посмотрите, какие интересные вещи мы делаем. Вот шкатулочка. Да это мечта каждой женщины! У меня такая есть.

Мне кажется, что будущее у этого предприятия хорошее. Потому что здесь постоянно обновляются формы. Это движение. Художники отслеживают новинки. В преддверии всех праздников обновляют формы. Уверена, ни один человек, который зайдет на наш сайт, не сможет удержаться от покупки.

Александр берет тарелку с разведенным гипсом (по виду — тесто для оладий), ложкой заливает его в форму. Несколько минут застывает — и готово. (Кто не любил в детстве в песочнице фигурки полепить!) Но только здесь брака не должно быть, поэтому к каждой форме своя порция гипсового теста. Нужно еще уметь правильно распределять его. В мастерской, как мне показалось, люди не только жидкий гипс превращают в твердое изделие, но и свою силу воли скрепляют.

Надежде — 36 лет, но за свою жизнь она трудилась только год. Можно сказать, мастерская «Нашы майстры» — это первое рабочее место, где она хотела бы остаться. Свою «зависимую» биографию собеседница выпалила буквально за несколько секунд: «Я наркоманка и алкоголик. Половину жизни провела в тюрьме. С 14 лет употребляла. У меня было 15 передозировок, 4 комы».

И как достижение на сегодня: «Не пью и не колюсь год и 10 месяцев. Не курю год и пять, даже кофе не пью 9 месяцев».

— Я когда употребляла, то у меня ничего святого не было. Алкоголики более добродушные, чем наркоманы. У меня случались передозировки, комы… Но до меня не доходило. Жила в каком-то помутненном сознании. Мне все хотелось пить, курить. Я спала в подвалах, шаталась по улицам. Мои родители выпивали по выходным. Работали, правда. Мама спилась. Я за ней не усмотрела… Живу с отцом… У меня есть сын. Ему 5 лет. Слава богу, он здоровый. Тогда я ни о чем не думала…

— А сейчас?

— Начинаю ставить цели. Мне хочется вернуть ребенка. Я благодарна мужу, что он растит его. Пока сын называет меня тетей Надей.

В «Анонимных алкоголиках» прохожу уже вторую программу. Стала замечать, что меняюсь. И мир меняется вокруг меня. Не скажу, что легко выздоравливать. Но теперь Бог со мной. Мы учимся. У нас есть много книг по технике безопасности, как жить трезво. До употребления я занималась балетом и спортивными танцами, мечтала стать мастером спорта по бальным танцам. Сейчас снова танцую и здесь работаю.

— Кто вас сюда пригласил?

— Подруга увидела объявление о мастерской и выкинула в чат. Я считала, что у меня ничего не получится. Думала, что только умею воровать и обижать. У меня в трудовой шесть статей, меня отовсюду выгоняли. Я и месяц обычно не могла продержаться. На работу вообще не устроиться. И там много соблазнов. И вопросов: «А что ты не пьешь? Странно… Не хочешь компанию составить?» Я привыкла, что мне везде отказывают. Помню, хотела устроиться санитаркой. На меня смотрят в отделе кадров и говорят: «Такое ощущение, что вы пьете. Или вы думаете, что оденете короткий халат и будете соблазнять больных?» Мне так говорили. А я им: «До свидания!»

Думала, что не смогу в социуме быть. И сюда с большим страхом шла.

А здесь уже полгода. Я мастер по обработке гипсовых фигур. Меня встретила Оксана. Тут свои. С другими сложно. Люблю эту работу. Обрабатывать интересно. И скорость нужна, когда много заказов, качество. Дома пара статуэток стоит. И папе как-то сделал подарок. Он не поверил, что это гипс. Думал, керамика.

Когда человек занят такой работой, творческой, у него нет времени думать о бутылке, он повышает свою самооценку, растет и его авторитет в глазах других. Но основа даже не созидающий труд.

— Важно, что человек посещает группы самопомощи. Также в коллективе люди с одной проблемой. Имея разный стаж трезвой жизни, они рассказывают, как им удается бороться с пагубной привычкой. Они друг для друга источник веры: «Если кто-то смог, то я при определенных усилиях — тоже». У них одна цель, а вместе легче ее достигнуть, — подчеркивает Владислав Ковров.

Оксана моложе всех работников мастерской. Но очень хорошо их понимает. Она пострадавшая, ее родители злоупотребляли спиртным. С Катериной и Владом познакомилась, когда посещала в 13 лет группы помощи для детей зависимых людей. Отца уже нет. Мама продолжает вести безобразный образ жизни. При живых родителях девушка была сиротой, жила с тетей. Всего в жизни добилась сама. Получила высшее образование. Вышла замуж и стала мамой.

— Волей судьбы я, наверное, работаю с такими людьми, — признается Оксана. — Я их не осуждаю. Наша работа дает людям понимание, что они нужны. Здесь каждый проходит реабилитацию, находит друзей, старается усмирить вредные привычки. Здесь для них одна среда. Они поддерживают друг друга. На некоторых предприятиях, по их же рассказам, принято каждый трудовой день закрывать стаканом. А если ты не пьешь, тебя за человека не принимают… Два раза в месяц у нас проходят собрания. Обсуждаем рабочие моменты, чтобы ничего не накапливалось. Для людей важно выговорить проблему, не носить в себе. Не думайте, что здесь все легко. У нас нельзя отсидеться. Нужно много работать. И работать ответственно! К этому еще и душа должна лежать. Сколько было тех, кто замечал: «Ой, а у вас здесь пыльно! И руки сохнут». Такие уходили. Но ведь многие выздоравливали. У нас 19 выпускников. Вот, например, наш последний выпускник Николай. Пришел к нам таким нелюдимым. И за полгода работы у нас завел друзей, стал бодрым, веселым. Радоваться научился. А какие золотые руки у человека! Он много сделал для мастерской.

А наша Алена не только очень трудолюбивая. Она поэт, творческая душа. Много стихов посвятила нам, своим коллегам. Мне в прошлом году 25 лет исполнилось. Захожу на работу — вижу: шары развешаны, стихотворение на видном месте приколото к стене, а в нем описана вся наша жизнь в мастерской. Вот у Саши было три года, как он ведет трезвый образ жизни. Так она и для него приятный сюрприз подготовила. На первом этаже на плакате написала единицу, через несколько шагов двойку, а по лестнице на второй этаж — тройку. Мы все праздники отмечаем. Здесь, в коридоре. Ставим стол, завариваем чай, покупаем сладости. Общаемся.

А Саша, он же актер. Умеет поднять настроение, пошутить.

— А маму приглашали сюда на работу?

— Мы не общаемся. Я говорила ей, что могу тебе помочь, но она в ответ смеется. Если человек не готов к этому, то его никогда в жизни не заставить. Жалею ее, но не могу помочь.

— В мастерскую силком никто никого не тащит, — продолжает рассказывать Оксана. — Без желания выздороветь и большой работы чуда не произойдет. Но и всех желающих мы принять не можем. Это зависит от спроса на продукцию.

За 2,5 года у предприятия появились свои постоянные покупатели. Ведь продукция вся высокого качества. К тому же «Нашы майстры» готовы выполнить любой заказ. Многие познакомились с работой «майстроў» через «Коробку смелости».

— «Коробку смелости» придумала моя супруга Катерина. Она генератор творческих идей, — отмечает Владислав. — Суть «коробки» в том, что люди жертвуют деньги сразу на два добрых дела. Гипсовые фигурки, которые они покупают, передаются в детские больницы для маленьких пациентов. Все об этом знают, мы публикуем отчеты. А вырученные деньги от акции направляем на развитие нашего предприятия, на выплату заработной платы работникам мастерской, у которых тоже есть свои дети. Наша глобальная цель — не столько помочь зависимым людям, сколько поддержать их детей. Ведь никто не сможет заботиться о ребенке лучше, чем его родные папа и мама.

За 2,5 года работы мастерской 19 «майстроў» вернулись к нормальной жизни, а в их семьях воспитывается 42 ребенка!

Каждый из нас тоже может внести свою лепту в решение проблемы алкоголизма, приобретая гипсовую продукцию «Нашых майстроў».

Светлана КИРСАНОВА

Фото Павла ШНИПА

9 1

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте