Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Регион, Эксклюзив
Вадим Николаенко: «Результат отсутствия главных архитекторов мы увидим года через полтора-два»

Главные архитекторы пали жертвой кадровой оптимизации в сентябре прошлого года. Теперь такой должности в нашей стране нет. Что может измениться из-за этого в градостроительной политике? Какая архитектура останется нашим потомкам? Чем вообще занимаются современные зодчие? Своими мыслями с МЛЫН.BY поделился бывший главный архитектор Минской области, а ныне — заместитель председателя комитета по архитектуре и строительству облисполкома Вадим НИКОЛАЕНКО.

 Должность не для всех

— Наверное, надо сокращать управленческий аппарат. Но я категорически не согласен с тем, как это реализовано. Опыт управленческой работы позволяет мне утверждать, что очень и очень многих специалистов, которые занимают должности в исполкомах, можно обучить. Практически всех, кроме архитекторов. Потому что в этой профессии недостаточно просто вникнуть в суть, почитав «нормативку». Для этого нужно  иметь базу и узкопрофессиональных знаний,  и элементарный эстетический вкус. Ведь если речь идет об архитектурном облике — красиво — некрасиво, как в народе говорят, — судить об этом должен профессионал. Плюс ко всему, скажу откровенно, найти чиновника-архитектора очень сложно. Потому что, как правило, архитекторы творческие, но не всегда обязательные и высокоорганизованные люди. Понятно, что создать шедевр по приказу нельзя — тут необходимо вдохновение, муза. Иногда не стоит определенные вещи торопить, они  приходят только сами собой. Но если речь идет о делопроизводстве, скажем так, «чиновничьей» составляющей должности, то здесь все должно быть четко, как в армии. У нас сегодня много возникает конфликтов и споров вокруг архитектуры. Говорят, что она у нас плохая, некачественная. А кто за это отвечает? Кто за этим должен смотреть? По сути, сейчас такого человека нет. Должности главного архитектора нет. Люди, которые ее занимали, по-прежнему, как бы неофициально, курируют данную сферу, но при этом на них легла гигантская дополнительная нагрузка по вопросам содержания территорий и т. д. Просто сегодня у наших архитекторов нет времени голову поднять от бумаг, чтобы думать о высоких материях, рассматривать качество архитектуры, отшлифовывать и доводить до идеала проекты.

Главные в строительстве

— Самый главный документ, который регламентирует работу и взаимоотношения в нашей сфере, — Закон об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности, где прописаны общие подходы и требования в целом: кто за что отвечает, порядок получения разрешений и т. д. В 2007 году этот документ получил развитие. По поручению Главы государства было разработано Положение о главном архитекторе области, города, района, района в городе, и при исполкомах появились соответствующие должности. Документ не очень объемный, но в нем четко прописаны обязанности этого специалиста и указано, что главный архитектор является руководителем структурного подразделения. Именно руководителем, а не заместителем начальника. Ведь архитектор — это зодчий, «главный строитель».  Он задумывает проект, а строители реализуют его в натуре. Что мы видим сегодня? Архитектор всегда немного в оппозиции со строителями, финансистами и всеми остальными. В противном случае  мы повсеместно будем иметь безликие серые дома, которые выполнены типовым способом. А мы ведь хотим, чтобы города были красивыми, и именно для этого архитекторам необходимо давать свои рекомендации, высказываться, может, даже и в пику кому-то. А у нас как произошло? Главные архитекторы стали в лучшем случае заместителями руководителей, которые в абсолютном большинстве — строители. На практике это означает, что мы сегодня не имеем права оспаривать те или иные решения: соглашайся — или тебя уволят. Вот так и получилось, что Положение о главных архитекторах есть, а должности такой уже нет.

 

Мыслить глобально

— Эта проблема проявится не сразу. На то, чтобы разработать проект, требуется достаточно длительное время, потом будет вестись строительство. То есть, результат отсутствия архитекторов мы увидим года через полтора-два. Не так давно я участвовал в международном семинаре в Гродно и там эта тема обсуждалась. Конечно, у нас есть много вопросов, связанных с освоением территорий, градостроительной политикой, есть различные подходы и тенденции. Но надо понимать масштабы проблемы: у нас порядка 65% населения проживает в городах, деревни вымирают. И процесс урбанизации продолжается — цифра увеличивается год от года. А кто будет обеспечивать продовольственную безопасность страны? Так вот, сейчас глобально наши умы думают, как сделать комфортной среду проживания  в условиях сельской местности, чтобы люди стремились жить в агрогородках и деревнях. А строители в это время гонятся за цифрами и метрами в городах. Именно главные архитекторы должны анализировать и планировать не просто на уровне отдельно взятого генплана, а в целом областей: где имеются места приложения труда, есть территории перспективные и не очень и что с этим делать.

Работать над ошибками

— Сейчас общественность — давайте говорить честно — не та, что 2—3 года назад. Люди готовятся к обсуждениям новых проектов строительства и порой знают нормы лучше специалистов. Что делает человек неподготовленный? Старается уйти от разговора. Я не сомневаюсь в правильности нынешнего генплана тех же Боровлян, но «косяки», всплывающие там, — результат недоработки специалистов, которые много лет назад занимались планированием территории, и тех, кто долгое время уклонялся от честного диалога с жителями. Чтобы встречаться с людьми и смотреть им в глаза, надо понимать, о чем говоришь, и апеллировать к цифрам, фактам, аргументам. Или взять, к примеру, Любань: регион всегда был местечком малоперспективным ввиду отсутствия там каких-то крупных предприятий. С учетом этого проектировались генпланы, прорабатывалась градостроительная стратегия. Тут вдруг появился инвестор с грандиозными планами. Естественно, при разработке документации в то время мы не могли этого предусмотреть заранее. Но появился инвестор — и в регионе начинается совсем другая, новая жизнь. Мы тут же подключились и сегодня пересматриваем градостроительную политику с учетом появившихся перспектив, потому что за производством подтянет и коллектив — люди, которые будут работать на крупном предприятии. Их надо обеспечить жильем, и мы должны менять планы: изучили ситуацию, нашли возможные территории для строительства и сейчас ведем переговоры, чтобы инженерия, дороги, «социалка» — все это было решено. Вот для этого и нужны главные архитекторы — специалисты, которые имеют свое видение, понимание ситуации, могут аргументировать, настаивать, и их мнение будет услышано, — это самое главное.

Возводить свои пирамиды

— Много веков назад египтяне возвели пирамиды. Сегодня лень их потомков порождает шутки, но от той стройки они регулярно получают туристические дивиденды и не хотят работать. Или взять, к примеру, Барселону: великий архитектор Гауди создал там много интересных зданий — приезжие ходят толпами, город живет за их счет. Нам тоже важно в глобальном смысле создать свою пирамиду, перенять этот опыт и попытаться не распылять средства, которые ограничены, а создавать уникальные объекты. Но сегодняшнее законодательство не подстегивает людей к этому. Новаторам и первопроходцам очень тяжело создать уникальный объект, потому что в условиях тендера это невозможно. Инициативы умирают на первоначальной стадии. Оппозиция от архитектуры говорит, что у нас архитекторы бездарны. Нет. У нас сильная школа, но таланты нередко работают на мусорную корзину. Их зáмки так и остаются на бумаге. И это обиднее всего. Очень многие проекты, разработанные нашими архитекторами, уходят за границу. Мы только по факту узнаем, что реализовано что-то интересное и над этим работали белорусы.

Всему свое время

Монументальной архитектуры, в отличие от советских времен, сейчас мало. Просто сегодня преобладает экономика, а во времена, например, Сталина преобладала архитектура. Порой дома строили неоправданно дорогие, но шли на это. Так застраивали основные магистрали Минска — нынешние проспекты. И было бы неправильно, если бы они были застроены заурядными зданиями. Потом наступила хрущевская пора. Проблема — обеспечить людей жильем. Понятно, что оно было максимально дешевым, но со своей задачей строители в целом справились. Сейчас другие времена. Конечно, очередников у нас хватает. Если говорить про жилые здания, то стоимость метра должна быть корректной и подъемной для людей. Сегодня мы пытаемся найти ту самую золотую середину, чтобы жилье было и комфортным, и доступным. Если говорить про бизнес-проекты, например, торговые объекты, понятно, что деньги туда вкладываются не бюджетные, а частные. Так зачем коммерсанту делать памятник архитектуры из продовольственного магазина? Это неразумно и неправильно. Такой подход во всем мире. Конечно, у нас есть наши уникальные объекты — много дворцов, замков, которые до сих пор ждут своей реставрации и реконструкции. Их бы сделать! Потому что это наше достояние, которое из-за нехватки денег постепенно разрушается, а могло бы работать на привлечение туристов и их денег в нашу страну.

Алена КОРЕНЕВСКАЯ

Фото: Светлана Курейчик

 

38 3

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте