Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
В Минской области, Регион
Дом мечты на хуторе Малиновка — москвичка оставила все и переехала в Беларусь

На этот хутор в нарочанском крае Ирина Месяц приезжала к родственникам с детства. Ни тогда, ни еще 7 лет назад не предполагала, что решится оставить привычный быт в Подмосковье, престижную работу в Москве и захочет поселиться почти в лесу. И что буквально за два года как в сказке «вырастит» большой, красивый дом. В нем каждая деталь, мелочь продумана ею в мечтах. А в личной жизни все так переплелось… «Ну, точно – мексиканский сериал!» – шутит хозяйка дома.

Сергея Ярошевича Ирина знала с детства. Он был мужем ее двоюродной сестры Рады. Супруги работали в лесхозе. Она была инженером по культурам, человеком творческим. Создала в чистом поле дендросад. Музей леса – ее идея, которую вынашивала много лет. Сергей был инженером по охране леса. Когда Мядельский лесхоз преобразовали в Национальный парк «Нарочанский», стал главным лесничим. Уже 18 лет в этой должности.

Ира приезжала к ним с отцом Рады – Григорием.

– Мой любимый дядька, тетин муж. Сам был походный человек, и Раду повсюду возил, она выросла – меня за собой таскал. То он где-то готовил барабанщиц к фестивалю молодежи и студентов, я с ним. То шабашил, беседки строил с мужиками, я за стряпуху – какие-то макароны варила и что умела в свои 13–14 лет, – вспоминает Ирина. –
С Радой мы были очень близки. Все, что мне надо было в жизни, у нее спрашивала. Ее болезнь, уход для Сергея и для меня стали страшной потерей. Мы чувствовали себя осиротевшими… А то, что когда-то будем вместе, даже представить не могла. Теперь же, оглянешься назад, кажется – а как еще? Иначе и быть не могло…

 

Ирина с мужем и тремя детьми жила в Подмосковье, работала переводчицей в Москве. Общая квартира, быт. А семьи не получилось. Оба это понимали, но собраться и уйти ведь непросто. Сложно принять, что задуманная картинка, которую однажды нарисовала себе, не получилась. Жили вместе, соблюдали форму семьи. Как многие живут. Но душе-то нет покоя. И вот в качестве терапии, чтобы отвлекать себя от пугающих мыслей, Ира придумала игру: представлять, каким мог бы быть ее дом вдали от города. Продумывала каждую деталь, вплоть до того, где мусорное ведро стоять будет. Этот творческий процесс, который неслучаен, не просто так рождается и работает внутри, спасал и давал силы жить.

– Нельзя убивать мечту мыслями о том, что это невозможно. Надо просто дать ей жить и творить в душе. И придет ее время. А если сказать «нет», то и желать запретишь себе, разучишься хотеть чего-то настоящего. А когда выпадет шанс, не будешь готов что-то изменить в своей привычной жизни, лишенной любви и радости, – уверена Ирина.

…Их большой дом на окраине деревни, у леса, знают многие. Он вырос за два года, потом доделывался, достраивался. Дети Ирины быстро адаптировались на новом месте. Артем и Варвара уже перешли в 8-й класс гимназии, Даша – в 3-й. Их общей с Сергеем дочери Саше – 5 лет. Все шумные, увлеченные. Кто музыкой занимается, кто верховой ездой. И строят в лесу свой домик. Начал его Артем, уже и младших приобщает. Есть у него и своя мастерская со столярным верстаком. Еще в Подмосковье, когда ему было 7 лет и все родители покупали детям планшеты, Ирина за 200 долларов приобрела для него старый верстак. Сегодня он многое умеет делать своими руками, в 11 лет, когда покупали мебель для нового дома, собирал ее сам. Друзья детей охотно приезжают в гости.

– Вчера была Сашина подруга Виталина, сегодня приедет Дашина подруга Аня, а завтра – Тема с друзьями. Главное – не перепутать! – шутит Ирина.

Приезжают и ее друзья в гости. Завтраки за большим столом длятся часами, и никто не спешит покинуть гостеприимную кухню хозяйки. Люди скучают по милым семейным традициям, душевному общению, когда всем хорошо и есть о чем поговорить. И просто купаются в атмосфере любви и радости, которые царят в этом большом светлом доме.

Есть в доме и уголок семейной истории. На одной из стен — старинные часы, морской кортик, на другой — фото родных Ирины и Сергея. В центре — портрет замкомполка Иосифа Конникова, дедушки Ирины, кузнеца родом из еврейского местечка на Могилевщине. Начинал службу в царской армии. Потом, было время, служил с Ворошиловым в одной части. До Великой Отечественной был председателем Вилейского облисполкома. Воевал на фронте, после ранения комиссовали, формировал в тылу пополнение. Ирининому папе было тогда лет пять, он помнит, как скитались в эвакуации. После Победы вернулись в Минск. Дед работал до пенсии в Совмине.

Чуть ниже фото Владимира, отца Ирины — капитана 2-го ранга Северного флота. Служил под Мурманском, там родилась Ирина. Есть фото родителей Сергея — Сергея Ивановича Ярошевича, он был математиком и, одно время, директором школы в д. Константиново, и Марии Мефодьевны — учителя русского языка и литературы.

Самая колоритная личность — Прасковья Тихоновна Калиникова, мамина мама, 1905 года рождения. Из села Семенек Тульской губернии. В 16 лет ее хотели выдать замуж за кулацкого сына. «Он придёть и стаить как дундук, — рассказывала внучке бабушка. — А я ела щи, подошла к ему и на голову миску надела». А ночью сбежала из дома. По дороге зарабатывала на еду: где огороды пропалывала, где младенца смотрела — заснула, уронила, выгнали. Так прошла 275 км до Серпухово и устроилась работать на ситцево-набивную фабрику. Один кавалер пригласил ее в «тиятры», а у самого из-под штанов не видно кальсон, голые ноги. От такого стыда она спряталась за угол и не пошла в «тиятры». А вот Миша был завидным женихом: все черные валенки носили, а он — белые. За Мишу и пошла…

Эти наивные бабушкины рассказы сопровождали все детство Ирины. И органично сочетались с ее житейской мудростью, которую впитала внучка. Например, просит бабушка смотать пряжу в клубок, надев ее на спинку стула. Монотонный процесс, конечно, хочется ускорить, продевая нитку. А бабушка учит: «Не надо, проденешь раз — всю жизнь продевать будешь!» «Причем здесь нитки и жизнь», — недоумевала внучка. Сегодня знает: Прасковья Тихоновна учила терпению. Все, что предначертано, пройти надо. Не торопи события, всему свое время. Время страдать и время любить.

У Пауло Коэльо прочла фразу, подходящую случаю: «Есть место в мире, где стоит наш истинный дом, куда в один прекрасный день мы придем». Подумала про Ирину – она к своему пришла. И порадовалась. Не позавидовала. Потому что, во-первых, представляю, сколько ей пришлось страхов и сомнений преодолеть. Во-вторых, знаю: учиться радоваться за других, когда у них есть то, чего нет у тебя, – нелегкий, но обязательный отрезок пути на дороге, ведущей к своему истинному дому. 

Анна МАСЛЯКОВА

Фото: Светлана Курейчик

6 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте