Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Регион, Эксклюзив
Ветеран молодечненского розыска Виктор Ивашенко: «Я работал ради ощущения счастья после раскрытия преступлений»

О работе сыщика накануне 100-летия белорусского уголовного розыска говорил с ветераном розыска, начальником криминальной милиции Молодечненского РОВД с 1999 по 2006 год, подполковником милиции в отставке Виктором Ивашенко корреспондент МЛЫН.BY.

 – Виктор Николаевич, выбор профессии милиционера в вашей жизни был осознанным?

– Милиционером быть не хотел, не собирался и не планировал. Я родился в деревне Рыбчанка Вилейского района в 1961 году. До армии, в 1978-1979 годах работал в Молодечно на заводе «Спутник» слесарем-сборщиком радиоаппаратуры. Когда демобилизовался, вернулся на завод. Со мной работал мой друг и напарник Леша Субоч. Его брат Володя был милиционером.  Вот они меня и уговорили попробовать поступить в Минск в Высшую школу милиции. Так и сказали: а что ты теряешь? Не поступишь – вернешься на завод.

– Ну, на завод-то вы не вернулись?

– Нет. У меня был хороший школьный аттестат. Всего две «четверки», остальные – «пятерки», поэтому мне нужно было сдавать два вступительных экзамена вместо четырех. Историю сдал на «отлично», сочинение по русскому языку – на «хорошо», и меня в 1982 году зачислили в Высшую школу МВД СССР. Сейчас это Академия МВД Республики Беларусь.

– Как попали в Молодечно?

– Еще когда учился, в 1986 году меня по персональному запросу отправили в Молодечно на практику. Закрепили участок в городе. Три месяца работал оперуполномоченным как практикант. А когда закончил учебу, в звании лейтенанта приехал в Молодечно. И, как оказалось, навсегда. Но на постоянной работе за мной закрепили уже не городскую зону, а сельский участок – Радошковичский сельский и поселковый советы, Граничский, Олехновичский и Городокский сельсоветы.

– Расскажите о первых впечатлениях молодого опера.

– Очень впечатлило! Из всей своей зоны знал Радошковичи, потому что там погиб Гастелло, и Олехновичи, потому что там электричка на Минск останавливается. Больше о тех местах не знал ничего! Это сейчас у милиции много машин. А тогда на весь отдел розыска был единственный автомобиль. И поэтому всю свою зону я по тропинкам исходил пешком. Через год уже прекрасно ориентировался в деревнях своих сельсоветов. Поймаешь из города попутку – и едешь на село. Хорошо еще, если колхоз с каким-нибудь транспортом поможет. Спасибо участковым милиционерам. Они на местах нам, операм, здорово помогали.

– Преступников на селе в те годы много было?

– Молодечненский регион всегда был неспокойным, потому что здесь крупный железнодорожный узел. В моей зоне было 100 дачных кооперативов. А кражи с дач – очень распространенное преступление. Весной и летом население Молодечненского района увеличивалось, да и сейчас увеличивается примерно на 50 тысяч человек. Это – в основном дачники-минчане. Поэтому, да, работы хватало. И не только по кражам. Реже, но были разбои, грабежи, убийства, причинение тяжких телесных повреждений.

– Примеры приведете?

– Прошла серия краж с дач возле деревни Вязынка. Мы две ночи в засаде сидели. И вот ранним утром на железнодорожной станции заметили двоих мужчин с рюкзаками, которые ждали первую электричку на Минск. Подошли, представились. Спрашиваем: откуда едете? Они говорят: с рыбалки. Проверили рюкзаки, а там вместо рыбы – улов украденных с дач вещей.

– Вы говорите, что были и посерьезнее преступления.

– В 1999 году возле деревни Дуброво мужчина рядом с карьером обнаружил руку человека, которая торчала из земли. Мы целый месяц устанавливали личность погибшего. С момента захоронения прошло полгода, и труп наполовину разложился. Работали с местными жителями. Спрашивали: с кем он мог отдыхать, выпивать полгода назад. Выяснилось, что погибший – минчанин, ему было около 50 лет. Раскрывали это преступление три месяца. Вышли на россиянина, который жил в деревне Еленка. Оказалось, что мужчины вместе пили, поссорились, и россиянин ударил собутыльника всего один раз в солнечное сплетение. Этого оказалось достаточно. Подозреваемый потом очень точно указал место, где закопал труп. Шесть лет колонии ему тогда дали.

– Виктор Николаевич, были случаи, когда жизни угрожала опасность?

– Всякое случалось. Стоял я и под ножами, и под стволами. Но давайте не будем об этом говорить. Все это – работа опера. Понимаете, вот такая работа. И не хочу я выглядеть каким-то героем.

– Ну хотя бы один случай расскажите, пожалуйста.

– В вино-водочном магазине деревни Красное ночью едва ломом по голове не получил. В магазине сработала сигнализация. Пять оперов выехали на место. Мы с молодым водителем вошли с магазин с центрального входа, светили себе фонариками. Еще трое оперов пошли к заднему выходу. Я уже подумал, что воры успели убежать. Но, аккуратно открывая дверь, боковым зрением увидел человека, который уже занес над моей головой лом. Пришлось применить оружие. Предупредил, что буду стрелять, потом выстрелил в воздух. Два преступника сдались, а у меня вдруг начался сильнейший озноб. Понял, что, если бы случайно не заметил этот лом, мог живым из магазина не выйти.

– Самое необычное преступление в Молодечно вспомните?

– Давайте расскажу про серию из 53 квартирных краж, по которой на 10 лет был осужден человек с неустановленными именем и фамилией.

– Как такое возможно?

– Это было в 1997 году. Я уже работал заместителем начальника отдела уголовного розыска. О преступнике мы знали только то, что зовут его Андрей, и ездит он на горном велосипеде. Когда на этого Андрея вышли, наши опера неделю сидели в засаде. И все-таки взяли квартирного вора. На допросе он мне сказал: называйте меня Садовский Александр Михайлович. Паспорта у этого человека не было. Про себя он рассказывал, что воспитывался в Спитаке в детском доме. Там, якобы, и пропали все документы. В 1988 году в Спитаке было землетрясение. Он придумал очень оригинальную версию. По причине землетрясения проверить его слова было невозможно. Говорил, что у него образование – четыре класса. После этого учился самостоятельно, в электричках. Но по тому, как он пишет – почерк, грамотность, стиль – я абсолютно был уверен, что это человек с высшим образованием.

– И что он успел натворить?

– Он побывал чуть ли не во всем бывшем СССР. Его не могли поймать семь лет – с 1990-го по 1997 год. Совершал преступления в Украине, России, Прибалтике, Беларуси. На разбое в Лиде ушел от милиции, угрожая гранатой и выпрыгнув со второго этажа. И в каждом городе назывался новым именем – Вася, Миша, Петя. В Молодечно был Андреем, совершив под этим именем 53 квартирные кражи. На квартирах брал деньги, драгоценности, телевизоры, магнитофоны. Мне представился Александром Михайловичем Садовским. Настоящего имени этого человека не установил даже суд. Но преступления, которые он совершил, были доказаны. Причем, я не уверен, что выявили все эпизоды. Кстати, он отсидел 10 лет от звонка до звонка и вышел на свободу. Вот такой удивительный преступник.

– Сколько лет вы проработали опером?

– 10 лет – с 1986 по 1996 год. Потом меня назначили заместителем начальника отдела уголовного розыска Молодечненского РОВД по раскрытию имущественных преступлений. В 1998 году уехал в Минск, где работал заместителем начальника оперативно-поискового отдела при управлении уголовного розыска управления внутренних дел Миноблисполкома. А в мае 1999-го был назначен начальником криминальной милиции Молодечненского РОВД. На этой должности служил до 2006 года. А дальше – дембель.

 

Вторая половина 1990-х годов. Слева – направо: заместитель начальника отдела уголовного розыска Александр Кривошея, старший оперуполномоченный по особо важным делам Геннадий Сидяко, заместитель начальника отдела уголовного розыска Виктор Ивашенко

 – Какой год был самым криминогенным в Молодечненском районе?

– Пожалуй, 2003-й. В том году в городе и районе было совершено 27 убийств. При том, что обычно за год совершалось 10-12 особо тяжких преступлений. Не знаю, с чем это было связано, но в 2003 году мы находили один криминальный труп, возвращались после работы по домам, и нам тут же сообщали, что найден еще один человек с признаками насильственной смерти. Отмечу, что из 27 убийств только шесть было совершено на семейно-бытовой почве. Остальные приходилось раскрывать с большим трудом.

– Начальником Молодечненского РОВД вы так и не стали…

– Из семи с половиной лет, которые я провел в должности начальника криминальной милиции, в разные периоды в общей сложности около двух лет я исполнял обязанности начальника РОВД. И мне не один раз предлагали занять эту должность, но всякий раз я отказывался. Причины этих отказов не хочу озвучивать, потому что они личные.

Начало 2000-х. Виктор Ивашенко с заместителем начальника Молодечненского РОВД, начальником милиции общественной безопасности Михаилом Шутом.

– Чем сейчас живет ветеран молодечненского розыска Виктор Ивашенко?

– Внуками. У меня дочь Елена и сын Виталий. Лена воспитывает моего внука Рому. Ему 11 лет. Мы с Ромкой – лучшие друзья. А у Виталия дочка Кира. Ей 1 год и 3 месяца. Это самый интересный возраст. Я вообще очень люблю детей, а в Ромке и Кире просто души не чаю.

– Виктор Николаевич, вы говорите, что случайно стали милиционером, сыщиком. Но вот сейчас, по прошествии лет, не жалеете об этом случайном выборе?

– Ни в коем случае. Понимаете, работа опера – это 98% рутины. И 2% – эйфории и удовольствия от раскрытия преступлений. Когда задержал преступника, когда понимаешь, что помог людям, тогда получаешь такие удивительные эмоции, что не передать. Просто летаешь, как на крыльях. Это можно сравнить с удовольствием художника, который закончил писать свою картину. С радостью строителя, который построил дом. С удовлетворением врача, который провел удачную операцию и спас жизнь человека. Вот ради этих двух процентов счастья я и работал сыщиком.

Сергей ЕСМАНОВИЧ

Фото автора и Виктора ИВАШЕНКО 

 

2 1

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте
Эксклюзив