Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Регион, Эксклюзив
«За дуэт с Биллом Клинтоном мне заплатили 50 рублей» — Сергей Жилин

О профессиональных курьезах, любви к футболу и (не?)востребованности джаза рассказал корреспонденту МЛЫН.BY пианист, бэнд-лидер, дирижер проектов «Голос» и «Танцы со звездами» Сергей Жилин.

— Вначале был «Фонограф-Джаз-Трио», затем — квартет, квинтет, секстет, дикси-бэнд, джаз-бэнд, биг-бэнд, а ныне — «Фонограф-Симфо-Джаз». Вы похожи на огромную растущую корпорацию, которая все расширяется и расширяется. Что будет дальше?

— Очень приятно слышать такие слова. Но бюджет у нас, должен признать, совсем не формата корпорации. Мы частное коммерческое предприятие и существуем, как и ранее, за счет собственных средств. Признаюсь, были и тяжелые времена, но помогало держаться на плаву большое желание развиваться. Так что мы не останавливаемся на достигнутом и по сей день. Что будет дальше? Как знать…

— Помимо гастролей у вас большая деятельность на телевидении. Говорят, у инструменталистов на TV нет возможности для творчества.

— Вы о том, когда телевизионщики диктуют, что и как делать? Я в этом не вижу ничего плохого. К примеру, на «Голос» я шел с желанием поучиться у человека, который создал этот оригинальный проект, и охотно выполнял поставленные задачи. В свое время мы также провели серьезную работу на программе «Танцы со звездами», где смогли поработать в разных стилях и направлениях, изучить множество танцевальной музыки, которую раньше никогда не играли (сальса, самба, ча-ча-ча, румба, пасодобль). Стараемся ко всему этому относиться внимательно, хотя не это главное. Наша основная задача — заниматься джазом.

— Зачастую во время прямых эфиров музыканты словно приравниваются к декорации: идет сплошная фонограмма. Это потому, что сложно сделать хороший звук на ТВ?

— Звукорежиссеру нужно иметь два образования: музыкальное и техническое. Он должен с помощью технических средств правильно передать тот звук, который извлекают музыканты. Чтобы проверить компетентность звукорежиссера, я задаю один простой вопрос: назовите состав биг-бэнда. Ответят 50% из 100 максимум. Допустим, 4 трубы, 4 тромбона, саксофон, барабаны, рояль. «А какие саксофоны?» — спрашиваю. Это уже сложность №2. Бывает, называют. А состав симфонического оркестра? Для тех, кто серьезно занимается этой профессией, ответить не составит труда. Сложно тем людям, которые с подобным не сталкиваются. К примеру, звукорежиссеру речевого формата, что двигает петлички на ТВ, вдруг ставят задачу записать оркестр. И такое бывает. А если говорить о музыкантах, которые на выездных концертах играют под фонограмму, это уже не выступление, а коллективное прослушивание пластинки.

— Раньше джаз запрещали и все стремились его слушать. Сегодня эту культуру уже нужно нести в массы, чтобы воспитывать вкус. В ком тут беда: в музыкантах, слушателях?

— Всегда то, что популярно и запретно, хочется попробовать, даже если ты этого не понимаешь. Но аспекты, которые вы озвучили, играют большую роль. Со стороны музыкантов должны быть интересные программы, презентабельное и интересное шоу. И зритель, в свою очередь, должен иметь желание любить, познавать музыку. Люди сейчас, как и тогда, разные. У некоторых есть тяга к искусству, а кто-то слушает «Вите надо выйти». Тем не менее у нас большой график гастролей со своими собственными программами. Последние лет 5-6 наши музыканты шутят: «Завтра с утра выходной». Это когда, к примеру, репетиция не в 11, а в 3 часа дня. Непопулярности джаза я не замечал. Все наши программы: Чайковский in Jazz, Let it BEatles! и др. — очень востребованы.

— Почему бы не продвигать качественные джазовые программы на ТВ, как это было раньше?

— Наша задача с одной стороны — формировать вкус, а с другой — ориентироваться на уже сложившиеся предпочтения публики. Если будет много джаза… Думаю, телевидению это не нужно, в плане тех же рейтингов это не выгодно. Да, «Джазофрения» на канале «Культура», на мой взгляд, была великолепной программой. Почему ее сняли, непонятно.

— Помимо джаза, вы также большой поклонник футбола…

— С детства его очень люблю. Однажды даже бабушку дома запер ради футбола. Были такие старые замки, которые с двух сторон закрывались. Мама ушла на работу, а ключ остался. Я позавтракал, сел заниматься музыкой. Немного поиграл — надел спортивные штаны. Потом еще поиграл — кеды. Еще немного — майку. А бабушка на кухне мыла посуду. Я осторожно взял ключ, закрыл ее — и на улицу бегом. Весь день в футбол играл. Ни есть, ни пить, ничего мне не надо было. Но в 6 пришла мама с работы и у меня был «веселый» вечер.

— Как на ваше творчество повлиял Раймонд Паулс?

— Это мой большой друг, которого я очень люблю, уважаю и как музыканта, и как человека. Первый раз увидел его на концерте Аллы Пугачевой в театре эстрады. В тот раз они хитро вытащили на сцену Валерия Яковлевича Леонтьева, который был тогда под запретом. Алла Борисовна вызвала его из зала на сцену, оркестр заиграл, а он запел — деться было некуда, ведь шла трансляция. Это стало одним из первых его выступлений. И там же Паулс играл несколько джазовых композиций сольно и в дуэте с пианистами из оркестра. Такая энергетика, такой эмоциональный посыл! Еще будучи учеником музыкальной школы, я смотрел на все во-о-от такими глазами. Тогда-то и понял: это именно то, что мне надо. После концерта везде искал ноты, чтобы тоже попытаться все это сыграть. Когда спустя годы мы с Раймондом Паулсом встретились вновь на концерте «Два маэстро», я ему признался, что он невольно подтолкнул меня заниматься тем, чем я сейчас занимаюсь. Будучи человеком с хорошим чувством юмора, Паулс ответил мне: «О, наверное, я сделал что-то плохое…» Сейчас он мой большой друг. Каждый раз, когда мы приезжаем на концерты в Ригу, я первым делом звоню маэстро. Мой прошлый приезд был как раз после концерта, на котором Паулс играл «Голубую рапсодию». Я вам скажу, что сыграть ее, мягко говоря, не очень просто. А Паулс, которому на тот момент исполнилось 80, сделал это блестяще!

— Вам довелось выступить с Биллом Клинтоном. Он играл на саксофоне, а вы — на рояле. После этого Клинтон назвал вас лучшим джаз-пианистом России.

— Как говорит мой коллега Михаил Метропольский, если назвали лучшим пианистом — значит других пианистов не слышали. И я полностью с ним согласен. Но тот случай стал для меня неимоверным опытом. У Клинтона была такая история, когда он первый раз приезжал в какую-то страну, то всегда играл на саксофоне. В тот раз не знали, намерен он играть или нет, но инструмент приготовили. Меня не предупредили, что он хочет играть и как — посадили в welcome-зоне, где играл струнный квартет. Саксофон стоял неподалеку.  Квартет доиграл, все зашли в основной зал, а я сижу. Час жду, час пятнадцать. Говорю: «А можно…» Мне в ответ: «Сиди!» И тут проносится он, хватает саксофон и бросает: «Summertime, key А». Слишком много информации для меня, чего и следовало ожидать: «Кей — что? А, key А!» Я играл данную мелодию в шести тональностях, но только не в этой. И мне с абсолютным слухом сложно перенести, нужно обязательно слушать! Думаю, все… Но, на удивление, сыграл неплохо. Правда, с меня семь потов сошло. После того как все похлопали, выдохнул про себя: «Все закончилось, слава богу!» А тут слышу: «Давай еще! My Funny Valentine». К счастью, уже в стандартной тональности для этой темы. На следующий день я своему стаматологу рассказал эту историю. Врач отложил инструменты и спрашивает: «Так, сколько тебе заплатили?» Говорю: «50». Он отринулся в сторону и давай перечислять, что за эти деньги можно купить: дачу, полмашины даже. Я на него смотрю и понимаю: он думает, что речь о 50 тыс. долларов. А это лишь 50 рублей! Когда все выяснилось, он очень долго смеялся и прием у нас в этот день не получился…

— И напоследок: поделитесь секретом успеха, универсальным для каждого музыканта.

— Есть такой барабанщик Крис Коулман. Это сумасшедший барабанщик, нереальный. Чувство ритма просто невообразимое. У него однажды спросили: «Как ты добился такого уровня мастерства?» На что он ответил: «Понимаешь, я утром вставал, завтракал — и за барабаны. Когда чувствовал, что хочется есть, — обедал. И дальше за барабаны. Потом чувствовал, что нужно поспать, — ложился спать. А после вставал и продолжал заниматься. И так 5 лет каждый день». Вот и весь секрет.

Дополнительно

Сергей Жилин родился в 1966 году в Москве. Музыкой начал заниматься под руководством бабушки — скрипачки и пианистки. Учился в Центральной музыкальной школе, которую бросил, увлекшись футболом и авиамоделированием. В 1982 году поступил в студию музыкальной импровизации при ДК «Москворечье». К концу первого курса создал свой оркестр «Фонограф», который участвовал в различных музыкальных проектах. (Мюзикл «Чикаго», рок-опера «Парфюмер», ТВ-шоу «Танцы со звездами», «Две звезды», «Голос», «Голос. Дети» и другие). Сергей Сергеевич — заслуженный артист России. Его имя внесено в джазовую энциклопедию «Джаз. XX век».

Юлия ХОЛОДИНСКАЯ

Фото автора и из архива Сергея Жилина

20 1

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте
Эксклюзив