Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Регион, Эксклюзив
Александр Матяс: «Меня преследует малая родина»

Корреспонденту ОНТ Александру Матясу 10 ноября исполнилось 35 лет. Накануне дня рождения с ним встретилась корреспондент МЛЫН.BY

Он родился в Копыле, по образованию — историк, по жизни — эстет и перфекционист. 10 ноября корреспонденту ОНТ Александру Матясу исполнилось 35 лет. 17 из них он отдал тележурналистике. «Я знаю, что ничего не знаю», — прокомментировал именинник цитатой комплимент его интеллекту и феноменальной памяти. Накануне дня рождения Александр с женой Ириной и дочерью Камиллой встретился с корреспондентом МЛЫН.BY. Хотя обычно, задавать вопросы — его работа.

— Как приняла столица копыльского мальчика Сашу Матяса? Не обижала?

— Прекрасно приняла! В Минск я приехал еще школьником: закончил два класса лицея БГУ, а потом пять лет учился на «беларускамоўным» отделении исторического факультета БГУ. Я в науку хотел податься. Думал, кандидатскую по истории защищать. И если бы на первом курсе не попал на телевидение, моя жизнь, возможно, была бы совершенно другой. Минск близок мне по темпу жизни, по своему укладу — здесь комфортно. Я, наверное, не смог бы сейчас жить в деревне, и мегаполис типа Москвы — не мое. А Минск — это как раз то, что надо, золотая середина.

— А каким ты помнишь Копыль своего детства?

— Копыль детства — уютный, просторный… В воспоминаниях — моя школа имени Тишки Гартного, Дом культуры, Краеведческий музей, церковь, где в моем детстве торговали семенами. Сегодня, конечно, она снова стала церковью. А еще Копыль очень гористый. Когда идешь в школу, надо в гору подниматься, а у нее наклон почти 90 градусов. Особенно зимой это было очень весело. Назад-то хорошо: мы просто с нее съезжали на санках. Портфели были неудобные уже в то время.

— Ты был примерным учеником? Отличником? Активистом?

— У меня одна четверка была. По алгебре. А любимые предметы — история, само собой, «мова и літаратура». У нас был потрясающий педагог — она до сих пор работает — Татьяна Анатольевна Колас. А историю преподавала Лариса Николаевна Николаева. Мне все предметы нравились. Честно. Даже алгебра нравилась. А в Доме культуры на Новый год я принца играл в «Золушке».

— Страна потеряла великого актера?

— Нет, актером я бы, наверное, не стал (смеется). Но вообще на разных этапах мечты о профессии очень менялись. Первое, кем я хотел быть, — это поваром. Наверное, потому что все дети помогают мамам на кухне. Моя мама пекла потрясающее печенье «гусиные лапки» — очень вкусное. А супруга балует чизкейком — он у нее великолепно получается. Сам я уже давно не стоял у плиты. С момента женитьбы, наверное.

— А вот с этого момента подробнее. На сколько я знаю, с будущей женой ты познакомился на съемках сюжета, а после свадьбы в твоем образе обозначился очень стильный акцент. Как появилась «визитная бабочка» Александра Матяса?

— Да, с Ирой я познакомился в музее Максима Богдановича — выставку открывали к столетию сборника «Вянок». Это было в 2014 году, зимой, 4 февраля. Увидел и понял — она. Ира покорила своей искренностью, улыбкой, красотой, интеллектом, умом. Первое наше свидание было в кинотеатре. Смотрели «Вий» в 3Д. Надо же было куда-то пригласить девушку, а это было самое приличное, что шло тогда на экранах. Мы прекрасно вместе уживаемся. Дома я ей уступаю, а на людях — она. Я больше помалкиваю — хитрый. У нас нет конфликтов. Бывает, что кто-то раздражен, но мы очень тонко чувствуем друг друга и тогда стараемся либо отойти в стороночку, либо просто помолчать, либо переключиться на другую тему. И да: первую бабочку я купил на свадьбу. А потом уже появилась легенда по этому поводу. Когда умер Святослав Бэлза, я сказал: «Кому-то же надо поддерживать традицию ношения этого аксессуара». И как-то так сложилось, что сегодня в коллекции у меня бабочек штук 25 — точно. Это не лучший, но приятный подарок. Принимаю с удовольствием.

— А как тебе новое поколение журналистов? Не так давно была свидетелем, как молодой человек начал интервью с небезызвестного «расскажите что-нибудь»…

— Это вообще профнепригодность! Скажу: «Вон из профессии!». Помните, как Раневская кричала худруку театра имени Моссовета Завадскому: «Вон из искусства!». Я люблю своих героев и общаюсь с ними не только по работе. Со многими встречаюсь, могу выпить кофе, позвонить, поинтересоваться как дела. Тому же Игорю Михайловичу Лученку. Просто надо приезжать к ним и понимать, чем они вообще занимаются, хотя бы минимально знать их биографию. Википедию открыть — как минимум. Не приезжать к Михаилу Яковлевичу Финбергу и не спрашивать на каком инструменте он играет, а знать, что родился он в Мозыре, что с 1987 года руководил Государственным эстрадным оркестром и так далее. Можно не знать мелкие детали. Но общие сведения необходимо почерпнуть. И речь не только о журналистах и журналистике. Я вообще не думал, что в свои 35 мне действительно будет казаться, что я — уже другое поколение. Я очень долго искал ответ на вопрос «Что же не так?» И только один человек мне смог ответить — Ростислав Иванович Янковский. Когда я ему задал вопрос: «Почему мы не такие, как вы?», он сказал: «Вы не хуже и не лучше. Просто вы мельче». Может, это связано с гаджетами? С тем, что все упростилось, информация стала более доступной, она льется на людей огромным потоком, они не успевают разобраться что первично, а что нет. Хотя моя позиция — ни один интернет не заменит энциклопедический справочник «Янка Купала», где все выверено академиками и ты не ошибешься. В интернете, как правило, можно найти и три даты, а какую взять за основу?

— В твоей жизни было множество встреч, знакомств, интервью с медийными персонами. Кто произвел самое сильное впечатление?

— Фанни Ардан. Потому что у нее нет самовосприятия «я — великая актриса». Это мы ее должны так воспринимать. И так оно и есть. А по поведению она абсолютно своя, простая, теплая. Человек-профессионал. Она приехала — за немаленькие деньги, но ты понимаешь, что ей-то можно заплатить и больше — дала большие интервью двум центральным телеканалам, прошла по красной дорожке, присутствовала на церемонии открытия фестиваля «Лістапад». Она все время улыбалась — понятно, что все камеры были на ней. Она осталась и посмотрела фильм открытия, пошла со всеми на банкет. Утром пришла в кинотеатр и представила свой фильм публике. Все могли прийти и пообщаться с ней, а после просмотра она вышла в зал и пригласила зрителей к обсуждению, хотя она не знает русского языка. Фанни Ардан съездила и пообщалась со Светланой Алексиевич, приняла участие в приеме во французском посольстве в честь «Лістапада». Она отработала всю программу визита с улыбкой.

— Понятно, что ты очень ценишь профессионализм. А чего не приемлешь?

— В людях я не приемлю двуличия. Это единственное, что я не могу простить. Меньше звездности и больше профессионализма! Если люди понимают, что они вошли в публичную профессию, они должны поддерживать свою публичность даже на самом начальном этапе. Они должны на одном уровне общаться с журналистами и Копыльской районки «Слава працы», и ОНТ. Не должно быть градации. Да, конечно, понятно, что первично, что вторично и что в перспективе, но если человек стал публичным, он должен так же отчетливо понимать: взялся за гуж — не говори, что не дюж.

— Часто бываешь на малой родине?

— В последнее время меня просто преследует малая родина! (Смеется) Недавно готовил сюжет, посвященный 100-летию комсомола. Не поверишь: единственная в Беларуси деревня с названием «Комсомольская» нашлась именно в Копыльском районе! В самом Копыле у меня уже никого не осталось, а вот под Копылем — там да. Там у нас родовое гнездо: тетя Шура — бабушкина сестра, дядя Миша. Там наша усадьба, там погост, где все родственники лежат. Там крестная наша — она же тетя, двоюродная сестра моего папы, с мужем, с детьми, там ее брат — мой дядя. То есть, Семежево, Домантовичи и Киевичи — это наш треугольник. А вообще, когда Президент объявил Год малой родины, меня туда потянуло! Я в этом году уже раза четыре был на Копыльщине. Раньше мог год, два года не приезжать в родные места, а сейчас очень тянет. Дома краеведческую литературу подоставал, читаю. Я с таким удовольствием «откопал» у себя книжку 1992 года издания про Копыль «Ля Каменкі бруістай» Алеся Мартиновича! Она оказалась очень мне по душе. Читаешь, тебе интересно, открываешь для себя какие-то новые факты, что-то позабытое. Оказывается, родом из Копыля был матрос, который служил на «Авроре». А я не так давно был на этом крейсере! Там как раз сейчас приступают к созданию полной базы данных по тем матросам, которые участвовали в так называемом штурме Зимнего дворца…

— А какие еще у тебя любимые места в Минской области?

— Несвиж. У меня там недалеко родная тетя живет, а сам город я очень люблю еще и потому, что он в 25 километрах от Копыля (улыбается). А еще в Несвиже наши Радзивиллы. Там сохранилась особая атмосфера, она притягивает. Помните, как раньше писали — «жизнь течет размеренно и каждый занят тем, чтобы подешевле купить и подороже продать». Там жизнь другая абсолютно! Она неспешная. Там люди останавливаются на улице и спрашивают «как дела?» не потому, что так надо спросить ради приличия, а потому что поговорить — это традиция. Сейчас очень изменился город. Во-первых, застройка стала более плотной, он постоянно обновляется. Во-вторых, Копыль стал более ярким. Но я особенно люблю комплекс домиков конца 19 начала 20 веков — потрясающе уютный райончик, сохранившийся в самом центре. А еще в Копыле всегда было очень чисто. Я изо всех сил пытался избежать этого сомнительного комплимента, но не могу не отметить, что в Копыле так было всегда. Может, потому, что в небольшом местечке каждый думал «а что скажет сосед?». Не то, чтобы люди старались быть лучше кого-то, все старались, чтобы просто было хорошо. Стыдно, если у тебя лежит куча песка, а у соседа газончик аккуратненький. А семежевские вообще дома свои мыли снаружи по два раза в год! И говорили они по-особенному, сАкали: «Наеўса, напіўса і спаць паваліўса». Моя прабабушка говорила «Адчапіса!». Вообще, в районах столько вкусного всего есть, что в масштабах большой истории не заметно. Я очень люблю Дни письменности. Ты приезжаешь и можешь погрузиться в какую-то локальную историю маленького региона и открыть для себя просто фантастические вещи.

— В Минской области этот праздник, если память мне не изменяет, проводился в Борисове и в Заславле.

— Эти города в принципе изъезжены, там в истории особо не покопаешься. Борисовский край — родина моей мамы. Я там многое посмотрел. А Заславль вообще мой любимый городок! Пока у нас не родился ребенок, мы с Ирой туда выезжали просто на пикники. Там тоже есть атмосфера моего Копыля: тишина, спокойствие, уют. Там «не бежащая жизнь». Заславль просто умиляет. Казалось бы, 12 километров от Минска, а ты попадаешь на абсолютно другую планету. Очень хочется иногда выбираться в какой-нибудь райцентр типа Червеня и гулять по старому городу.

— Ты хороший отец? Камилла рассказала, что она коллекционирует мыло. Ребенку нет еще трех лет, а она не «собирает», а именно «коллекционирует»! Есть особая программа воспитания и развития дочери?

— Я плохой отец. Из-за работы очень мало уделяю внимания ребенку. Но я строгий отец. Мама гораздо мягче. Но если уж совсем честно, то хоть папа и чаще говорит «нет», потом оно становится «да». Если мама сказала, то отрезала, а если я… Через некоторое время ребенок получает то, о чем просит. Особой воспитательной программы нет. Наверное, как и все родители мы читаем Камилле книги, водим в театр. Недавно были на премьере «Дюймовочки» в Большом. В ТЮЗ ходим. Когда-то прочитал интервью с Ириной Антоновой — легендарным директором Пушкинского музея. Она сказала, что ее первое и самое яркое впечатление из детства — когда отец с мамой повели ее в Малый театр, а потом за кулисами она увидела Качалова. Может, если бы не эта встреча, она бы и не стала той великой Антоновой, на которую сегодня равняется весь музейный мир.

— Если бы представилась возможность заново пережить какие-то эпизоды, чуть-чуть переписать, подкорректировать свою жизнь — что бы ты изменил?

— Ничего в своей жизни я не менял бы. Все как есть. Значит, так надо было прожить. Как кто-то из великих говорил: «Каждое падение — это мое падение. Каждая ошибка — моя ошибка». Мы просто с годами становимся мудрее.

— Вопрос к Ирине: легко ли быть женой Александра Матяса?

— Мне кажется, что женой вообще быть сложно (смеется). Потому что, когда долгое время жил один, был самостоятельным и самодостаточным свободным человеком, перестраиваться — это большая работа. Не важно Матяс или не Матяс, но это большая работа — быть женой. Особенно — хорошей женой. Компромисс нужно находить во всем. Саша прекрасный отец и муж. Я его очень люблю!

— Спасибо за откровенный разговор. Александр, с днем рождения! Как говорят телевизионщики, до встреч в эфире!

Алёна КОРЕНЕВСКАЯ

Фото: Светлана КУРЕЙЧИК

52 7

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте
Эксклюзив