Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Регион, Эксклюзив
Арсений Олейник: «Крутая иллюстрация представляет собой очень-очень маленькое, выточенное до абсолюта кино, демонстрирующее одним кадром сюжет и уникальную пластику изображаемого объекта»

20-летний белорусский иллюстратор и создатель комиксов Арсений Олейник поделился с МЛЫН.BY секретами профессиональных побед в столь юном возрасте и рассказал, почему молодые энтузиасты — главная конкуренция матерых профессионалов.

Мое детство было крепко завязано на искусстве

Я много времени проводил в художественном кружке «Клякса», который основали мои родители, после постигал азы классического рисунка в школах с художественным уклоном, а закончив 9 классов, поступил в Минский художественный колледж имени Глебова. Нередко слышал, как «Глебовку» называют художественным колледжем с военным уклоном, пугая тамошним строгим устоем. На деле учиться оказалось интересно и по-домашнему комфортно. Да, нагрузка была большой. Некоторые живописцы и скульпторы практически ночевали в мастерских. Но оно того стоило. «Глебовка» дала мне серьезную базу профессиональных навыков.

Следующим шагом стало поступление в Институт современных знаний им. Широкова. Институт прельстил обещанием дать именно «современные знания». В то время я уже осознавал, что визуальное искусство в нынешних реалиях невероятно многогранно, и по возможности нужно охватить максимум его сторон. Ведь в будущем, как мне кажется, все это сольется воедино, и будет полностью перемешанное мультимедийное пространство. Сейчас я учусь на втором курсе и понимаю, что направление выбрал верное. Институт современных знаний полностью оправдывает свое название.

На проекты меня начали брать с 17 лет

Но я пытался проявить себя в иллюстрации уже с 14. Помню, как разрабатывал визуальный стиль упаковки мороженого для компании, которая делала ставку на специфические вкусы. Я предложил иллюстрацию, на которой два наполнителя летели друг на друга в боевых позах, как в аниме «Наруто». Заказчик остался доволен. После с друзьями бегали на переменах за этим мороженым. Но другие мои идеи на первых порах нечасто доходили до реализации. Их, как правило, «стОпили» на фокус-группах – это когда целевой аудитории предлагают выбрать наиболее понравившийся вариант. Да, было обидно, но я делал правильные выводы и усердно работал над собой, попутно рассылая портфолио возможным заказчикам. Большие успешные проекты начались уже с 1-го курса института. Среди них — создание визуального стиля для двух сезонов международного театрального фестиваля TEART, визуал для рекламы наушников и карточек одного из белорусских банков.

Сейчас я много сотрудничаю с режиссерами, рисую раскадровку для видеороликов, создаю концепт-арты для фильмов и даже снимаю кино сам.

В Беларуси сильнейшее академическое образование

Это база, которая помогает преуспеть и в классическом иллюстрировании, и в любом другом прогрессивном искусстве. Но есть самородки, которым все это не нужно. И, как мне кажется, быть самобытным деятелем, продвигающим собственный взгляд, здорово. Конечно, очень бы хотелось сказать читателям MLYN.BY, что я один из таких вот самородков. Но на деле, думаю, мне помогла именно классическая школа рисования. Поэтому, если вы тоже не уверены в собственной исключительности, не поленитесь уделить время получению образования в художественной сфере. Поступать я советую в «Глебовку», ИСЗ им. Широкова или Академию искусств.

Плакат для национальной информационной кампании: «Не молчи! Останови насилие в семье!», организованной UNFPA Belarus/ЮНФПА в Беларуси совместно с Министерством внутренних дел РБ при поддержке Правительства Великобритании.

Я в постоянном художественном поиске

Недавно открыл для себя Паскаля Рабатэ – художника, преподнесшего повесть Алексея Николаевича Толстого «Похождения Невзорова, или Ибикус» в форме комикса (графического романа). Ему каким-то волшебным образом удалось иллюстрацией передать дух русской литературы 19 века. Как будто все его рисунки вышли из-под пера классиков. Это что-то невероятное! Именно у Паскаля Рабатэ я позаимствовал свою акварельную манеру.

Инструменты для творчества

В современных реалиях, чтобы быть востребованным в профессии иллюстратора, нужно знание профессиональных графических программ. В идеале – изучить пакет Adobe Creative Suite, а также 3D Мax. Однако в любом правиле есть исключения. Лауреат многочисленных премий в сфере дизайна Владимир Лифанов работает только в CorelDRAW. Программа устаревшая, ей не всем удобно пользоваться, но Лифанов рисует в ней невероятно крутые вещи.

Заработок зависит от объема работы, потраченного на него времени, сложности, и вашего имени

Сейчас много молодых разносторонних специалистов, которые в состоянии подвинуть профессионалов с многолетним опытом, не желающих совершенствоваться. Рынок перенасыщен, технологии развиваются с невероятной скоростью. Чтобы за ними поспевать, нужно быть многофункциональным, быстро обучатся, быть в курсе трендов, легко выходить за рамки стереотипов. Если не соответствуешь, успеха в профессии не добьешься.

Мой папа герой комиксов!

В детстве я был поклонником Marvel. В тетрадях рисовал истории про человека-паука по собственным сценариям. Уже будучи взрослым, поднакопив навыков и опыта в иллюстрации, решил вновь вернуться к этому увлечению. Но на этот раз не копировать медийных супергероев, а создать своего, уникального.

Кстати, в Беларуси есть целое объединение, нацеленное на популяризацию комиксов – «Сучасны комiкс». Ребята, которые им занимаются – великолепные художники с отличным вкусом. Создают комиксы на основе белорусских мифов.

Мой же комикс «Ахтунг! Костя!» – реальная история, основанная на суперреальных событиях, происходивших с компанией советских неформалов в 80-е годы. Главный герой – Костя – это мой папа, а все сюжеты – истории из его жизни. Идея создания такого комикса пришла мне на первом курсе, когда я сильно увлекся творчеством Виктора Цоя, Бориса Гребенщикова и Сергея Курёхина – всей андеграундной творческой тусовкой «Ленинградского Рок-клуба». Даже пытался подражать, играя на гитаре их песни. Узнав об этом, папа признался, что и сам в молодые годы был одним из представителей этого неформального движения, только в Беларуси. Папа и сейчас классно выглядит – весь в татуировках, дреды до колена. А ведь в советском обществе подобное порицалось. Была даже статья, опираясь на которую, человека могли арестовать на улице за то, что его внешний вид не соответствует образу советского человека, порочит его. Очень меня все это впечатлило, а еще больше впечатлили воспоминания папы о приключениях, которые с ним случались во времена его андеграундного прошлого.

Чтобы создать комикс, проникнутый духом 80-х, я максимально погрузился в тематику. Смотрел интервью с культовыми людьми тех лет, слушал музыку, читал. Мне хотелось, чтобы в комиксе было много интертекстуальности (когда текст представляет собой отсылки на какие-либо другие тексты или события). Идеальный пример интертекстуальности – роман «Улисс» Джеймса Джойса, полностью состоящий из цитат и аллюзий на другие произведения. Еще один мастер отсылок (самый главный для меня в этой вселенной) – Борис Борисович Гребенщиков. Он крайне начитанный человек, ходячая энциклопедия, которая не дает информацию открыто, а делает намеки.

Первый выпуск комикса «Ахтунг! Костя!» я завершил уже на втором курсе колледжа. В 2016 году он был опубликован в сборнике Сomics factory. Там же напечатали и продолжение – «Ахтунг! Костя! Мой дом!». Оба комикса были выбраны для участия в международном фестивале КомМиссия в 2016 и 2017 гг. А последний «Ахтунг! Костя!» в двух частях был презентован на белорусском фестивале UNICON в начале ноября этого года. Сейчас я хочу развиваться не только в этом виде иллюстрации, но и во многих-многих других, постигая новые вершины, шагая в ногу со временем.

Юлия ХОЛОДИНСКАЯ

Фото автора

25 2

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте
Эксклюзив