Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Регион, Эксклюзив
Михаил Гребенщиков: «Если бы я умел строить планы, то уже министром культуры бы стал»

О жизни после «Фабрики звезд», работе с Аллой Пугачевой, звездной болезни и личном счастье певец, актер, композитор, музыкальный продюсер, ди-джей, популярный теле- и радиоведущий Михаил Гребенщиков рассказал корреспонденту МЛЫН. BY.

— Думаю, наши читатели помнят вас еще со времен первой «Фабрики звезд»? Расскажите, как тогда проходил кастинг?

— Я еще жил в Воронеже и увидел по телевизору рекламу «Фабрики». Решил попытать счастья. У меня как раз была видеокассета с подборкой наших выступлений с девчонками. Отправили ее, кто-то, видимо, посмотрел, и спустя три недели мне перезвонили и пригласили на кастинг. Приехали с девчонками к Матвиенко в студию. Там у них в репетиционном зале поплясали, что-то изобразили, нам пообещали перезвонить. Приехали еще раз, из 70 участников отобрали 24 — мы в их числе. Потом уже приехал на третий, финальный этап, где из 24 отобрали 16.

— А вы помните, что пели?

— Помню, как схватил гитару у Матвиенко в студии. Надеясь произвести впечатление, решил сыграть «Симону» Кузьмина. Я не знал, что гитара была сломана. На первом же куплете струны поползли. Пришлось что-то там проорать акапельно. Никаким певцом я, конечно, не был. Взяли меня, скорее, как колоритного персонажа.

— Что не помешало Вам впоследствии развить свои навыки и преуспеть. Признайтесь, Михаил, звездной болезнью довелось переболеть?

— По прошествии лет я понимаю, что она, наверное, все же была.

— Но прошла?

— От нее не избавишься (смеется). Просто тогда она была в яркой форме. Когда из 160 миллионов тебя и еще 15 человек выбирают и говорят, что вы самые талантливые, волей-неволей начинаешь думать, что неслучайно. Я ведь до «Фабрики» и на телевидении уже поработать успел в Воронеже, и группа своя была — в бомонде крутился. Но «Фабрика звезд» стала словно возможностью свыше, мол, это, Миша, за то, что ты сталкивался с непониманием, нечестными людьми — там уволили, там недопоняли. Когда я улетел в Москву, все почесали репу — а можем ли мы так? Но больше всего людям, безусловно, разорвала мозг подаренная квартира. Мне вручили ключи от нее и диплом за третье место на финальном концерте «Фабрики звезд» в Олимпийском перед 24 000-ой аудиторией! Чудеса со мной бывают и сейчас, Бог подбрасывает, не забывает, но описать то, что творилось тогда … Когда ты становишься популярным, жизнь меняется. В этом есть плюсы и минусы. Но есть такая штука как популярность, а есть узнаваемость. Несмотря на то, что я отпустил бороду, до сих пор узнают, до сих пор таксисты спрашивают о «Фабрике» и «Последнем герое».

— Помимо сольной карьеры, вы известны также как автор песен, детских в том числе. Не сложно работать в таком жанре? Насколько он вам по душе?

— Детская песня — это мои, можно сказать, первые заработанные деньги от музыки. Свою песню «Собака Визго» я продал еще за 2 года до «Фабрики звезд» очень серьезному коллективу в масштабах России — «Волшебники двора». С тех пор, параллельно с моим индивидуальным творчеством, я занимался и детским шоу-бизнесом. Был музыкальным продюсером в лагере «Орленок». Создавал песни для коллективов «Непоседы», «Домисолька», работал с Григорием Гладковым, который «Пластилиновую ворону» написал. Мне хотелось, чтобы у детей были такие же танцевальные песни, как у популярных артистов. И я стал делать для них музыку в стиле денс, хаус и других, как для взрослых. В свое время это стало прорывом.

— Вы также работали продюсером Мастерской Аллы Пугачевой…

— C Аллой Борисовной у меня была пятилетняя история работы. В 2013 году она решила сделать детскую школу. На тот момент уже ребятишки со всей страны пели мои песни. Видимо, это и стало причиной того, что Алла Борисовна решила поработать со мной. Тогда в России был бум таких школ. Появление таких программ, как «Голос. Дети» снесло у мам крышу, всем захотелось развивать таланты своих детей. И тут бац — Алла Борисовна открывает школу в центре Москвы на Новом Арбате. И мне предлагают там поработать. Незаменимый опыт. Как будто кто-то взял меня и направил, чтобы мне нескучно было по жизни. К логическому закрытию школа пришла в том году, весной. Дети получили дипломы и счастливо разошлись. Кто-то продолжил индивидуальную работу с педагогами. Многие детишки пришли ко мне. Теперь я своим ученикам и клипы снимаю, и песни пишу.

— Расскажите о ком-нибудь из ваших маленьких артистов.

— Один из интересных феноменов — Милана Гогунская (дочь актера Виталия Гогунского, известного по роли студента Кузи в сериале «Универ» – прим. Авт.). Она тоже училась в нашей школе. И после ее закрытия родители изъявили желание, чтобы Милана продолжала петь. Они обратились ко мне. Им понравились какие-то мои песни, они их решили приобрести. В итоге у Миланы сейчас самые большие просмотры на YouTube. Первый клип только у нее на сайте собрал ~100 миллионов просмотров, у ее папы тоже ~100 миллионов.

— Сейчас вы пишете свой собственный альбом…

— Он называется «Заливаю глаза». Я его уже написал. Только официально все никак не допрезентую. Прицепился к одной песне. Вот добавлю ее и…

Сейчас я к творчеству серьезнее подхожу. Это ведь уже не так, как в 20 лет: тебе подумалось, что это гениально, и ты сделал. Второй раз в воду войти сложнее, нужно высоко замахнуться. Конечно, когда тебе повалят деньги, все сомнения пройдут. Но все равно надо как-то подготовиться. Много должно совпасть нюансов. К тому же теперь я еще и коммерчески подхожу к вопросу. Мне уже хочется зарабатывать сразу и много. А это огромная работа.

— Ваш стиль в музыке сохранился с тех времен?

— Все, что у меня есть с тех времен, это детские песни. А то, что для себя — это теперь совсем другая песня. В новом альбоме у меня прямо-таки раздвоение личности наблюдается. Там живые барабаны, и мы ломаем голову, какая гитара должна звучать. Там и рок, и рокопопс. А несколько моих новых композиций уже по радио «Шансон» крутят. Кстати, альбом «Заливаю глаза» можно и в YouTube послушать. Там есть наброски песен.

— Какая ваша любимая песня собственного сочинения?

— Каждая новая, которая вышла у меня или у кого-то из ребятишек или взрослых. К примеру, я съездил на Новый год к родителям и окончательно решил, что «Welcome to Voronezh» должна быть в новом альбоме. Она уже давно есть в соцсетях, просто 10 лет назад я ее каким-то другим голосом пел, возможности были другие. А сейчас вот решил записать вновь, чтобы было органично с альбомом.

— А какую песню не любите?

— Иной раз на видео натыкаюсь и поражаюсь, что у меня в голове было? А ведь когда я только попал в Москву, Матвиенко хотел дать мне образ хулигана с гитаркой и папироской. А я ему: «не-не, я только из Воронежа приехал, где с пистолетом у головы просили «Владимирский централ» играть». В 2002-м я не готов был к тому, чтобы предстать в образе «с папироской и гитаркой». Я клубную музыку умею делать. А поскольку ее немного людей умело делать в начале нулевых, я с какими-то треками преуспел. Даже есть рейтинги самых неординарных альбомов/артистов, изменивших музыку, в которые я, как ни странно, после «Фабрики» тоже попал. В то время я своим присутствием так разрывал стереотипы, что по голосованию на территории России в конце 2002-го стал событием года. Искренность отношения народа к Михаилу Гребенщикову была вторая после Чилингарова, который вокруг всего света на лодке прокатился! А я ведь просто пришел свои юмористические фантазии выплеснуть на сцене, чтобы развеселить друзей, которые смотрят меня в Воронеже. С годами понял, что тогда это было дико, я был фриком. Сейчас же на экране — фрик на фрике…

— Вы стратег? У вас есть четкие планы?

— Эх, нет. Я могу себе, конечно, что-то планировать и знаю эту систему. И даже доска у меня дома висит, где я планы по пунктам пишу. Но не всегда удается им следовать. Оправдываю себя тем, что не вырос в бизнес-семье. Если бы я умел строить планы, то уже Министром культуры бы стал. (смеется)

— Но вы были телеведущим, радиоведущим, ди-джеем, автором песен, исполнителем, продюсером. Что из вышеперечисленного Вам нравится больше всего?

— Не знаю даже. Но у меня есть одна из таких мечтаний, целей… Хотелось бы открыть небольшой ресторанчик, где есть сцена, играет музыка, моя подборка. Посетители — только мой творческий контингент, и персонал, заряженный по моей психологии. Получается, что все, о чем я сейчас говорю, там и сойдется: и петь я буду там, и презентации видеоклипов устраивать, и что-то снимать. Там будет студия, наверняка, и всегда какой-то творческий движ.

— Ваша самая лучшая черта характера и самая дрянная?

— Я сентиментальный — это лучшая. Если по ТВ показывают, как кто-то спас ребенка, у меня слезы наворачиваются. Или если говорят о маме, сразу как-то себя чувствую так…переживаю много. А самая плохая — мне сложно прощать. С годами думаешь: а, может, не надо было горячиться. Человек оступился и ладно. Может, с моей стороны нужно было обойти угол стороной. Ведь из-за ухода этого человека разрушилось и то, и это, да так, что не собрать. А, может, и правильно. Ведь человек поступил с тобой так, как ты бы с ним никогда не поступил.

— Что для вас счастье?

— Есть разные виды счастья. Я дома сейчас был, у родителей, проводил время с семьей, и понял, главное — мои мама и папа живы. Семья — это на первом месте, чтобы все родные и дорогие мне люди были счастливы и здоровы — вот оно счастье.

Дополнительно

У Михаила Гребенщикова есть собственная студия звукозаписи, где довелось поработать многим российским артистам — от юных дарований до звезд эстрады. В ней записывались Алла Пугачева, Надежда Бабкина, Дмитрий Билан, Александр Рева, Сергей Зверев, Филипп Киркоров, Диана Гурцкая, Александр Песков, Эммануил Виторган, Никита Джигурда, Анита Цой, Дмитрий Маликов и многие другие.

В юности кумирами Михаила Гребенщикова были Bon Jovi, Michael Jackson, MC Hammer. По признанию артиста, у последнего он много перенял из хореографии для собственных клипов.

Юлия Холодинская

41 2

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте