Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Регион, Эксклюзив
Легендарный хоккеист Александр Мальцев: «Для сборной СССР катастрофой было любое место, кроме первого»

Один из самых техничных игроков в истории мирового хоккея, бывший нападающий московского «Динамо» и сборной СССР Александр Мальцев сегодня редко бывает на публике. В свои 69 лет он предпочитает находиться на даче в Подмосковье, изредка, впрочем, заглядывая на тренировки динамовцев и вспоминая славные 70-е. С Александром Николаевичем мы встретились на XXVI Минской международной книжной выставке-ярмарке, куда он приехал для презентации биографической книги о своем хоккейном творчестве.

— Александр Николаевич, понравилось произведение?

— Безусловно. С автором книги, Максимом Макарычевым, дружим 17 лет. У него отличное будущее в писательской деятельности. Увы, сам писать я не умею — ни стихи, ни прозу. Но поэзию любил всегда и стремился найти ее в хоккее.

— В Беларуси давно были?

— Последний раз — в мае 2014-го во время хоккейного чемпионата мира. Тогда, как и сейчас, был приятно шокирован красотой и чистотой Минска. Кругом умные и порядочные граждане. Это хорошо!

— В советское время люди валом приходили на трибуны смотреть на Мальцева, Харламова, Третьяка, Петрова. Сейчас хоккей не «тот»?

— Нынче по пальцам одной руки можно пересчитать действительно выдающихся игроков. Давайте загибать — Овечкин, Ковальчук, Дацюк, Панарин… Больше на ум никто не приходит. Оттого и грустно. Раньше народ ходил на хоккей как на спектакль, а сейчас как на бокс. Что хоккеисты делают? Дерутся и меряются клюшками.

— Вам когда-нибудь было стыдно за российский хоккей?

— И не один раз. Помните, как на Играх в Сочи сборная России проиграла в четвертьфинале и осталась без медалей? Как на ЧМ-2018 команда уступила канадцам и также упустила шанс вернуться на пьедестал. Знаете, в чем отличия российского и советского хоккея? Нас приучали к тому, что второе место на Олимпиаде или чемпионате мира считалось поражением, а третье так вообще позором было. Для нашей команды катастрофой было любое место, кроме первого.

— Вы резко отрицательно отозвались о фильме «Легенда №17», где главную роль хоккеиста Валерия Харламова исполнил Данила Козловский. Что так?

— Фильм безобразнейший. Малоправдивый, с вымышленными фактами и персонажами. Я даже не досмотрел его до конца и выкинул диск. Своего героя в фильме не нашел, хотя с Валерой мы были лучшими друзьями. Да что там друзьями — он мне был как брат.

Александр Мальцев с Татьяной Харламовой, сестрой Валерия

— Какие фильмы вам нравятся?

— О мире, дружбе и любви. В основном наши, советские. Сейчас одни убийства, наркотики по телику. Страшно смотреть.

— Музыка, которая заставляет ваше сердце биться чаще?

— Всегда нравились песни Александра Серова, Юрия Антонова, Льва Лещенко. С последним у нас дачи рядышком находятся, в 30 км от Москвы. Раньше коллекционировал пластинки с записями итальянских певцов Адриано Челентано, Тото Кутуньо.

А эту песенку помните? В 70-е ее знал каждый школьник Советского Союза.

Где-то на белом свете
Чемпионат идет,
Александр Мальцев
Гол в ворота бьет.

Вдруг один канадец
Шайбу подхватил,
Третьяку в ворота
Крепко закатил…

(Слова Павла Малова)

— А я ведь забыл про эту песню. В раздевалке парни часто ее напевали, и она нам казалась веселее анекдотов. Там еще, помнится, строчки такие были: «Александр Мальцев это не стерпел/Мигом тот канадец за борт улетел…» Честно говоря, я всегда был вежливым форвардом, но если надо, мог, конечно, заехать по «экрану» …

Динамовец Мальцев и армеец Харламов

— Как вы познакомились с Харламовым?

На футбольном матче на стадионе «Динамо». Он, как и я, помимо хоккея, был неравнодушен к футболу и, кстати, прилично играл. Вообще, у нас было много общего. Всегда во время сборов и матчей жили с Валерой в одном номере. Со временем завязалась большая дружба. А на свою свадьбу я взял его свидетелем.

— Тем не менее, на льду друг против друга вам приходилось соперничать.

— Я играл за «Динамо», он — за ЦСКА. На льду нет ни друзей, ни братьев. Но иногда просил у Аркадия Ивановича Чернышева, тренера «Динамо», не ставить меня против Харламова.

— Свои первые коньки помните?

— Как такое забыть?! «Снегурки» — это были обычные валенки с прикрученным к ним лезвием. Еще были «спотыкачки», «гаги», «ласточки»…

— В 19 лет вы поехали на свой первый чемпионат мира 1969 г. в Стокгольм, где вместе со сборной СССР завоевали «золото». А спустя год, на ЧМ-1970, стали самым результативным форвардом, забросив 15 шайб и сделав 6 голевых передач. Вас признали лучшим нападающим первенства, включили в символическую сборную планеты. Признайтесь: поймали звезду?

— Головокружительной славы я тогда не ощутил, да и не принято было у нас в команде хвастать своими успехами. Да, автографы с удовольствием давал, встречался с болельщиками. Был наравне со всеми хоккеистами и жил так же спокойно.

— Расскажите о Суперсерии-1972 с Канадой.

— Встреча советских и канадских хоккеистов в 1972 году по значимости и популярности была сродни полету в космос Юрия Гагарина. Перед первой игрой договорились с Харламовым, что мы ничуть не хуже канадцев. Что мы такие же хоккеист как они, и сможем победить. В каждом селе Советского Союза тогда знали, что где-то в далеком Монреале хваленые «Кленовые листья» получили затрещину со счетом 3:7.

Над соперниками Мальцев натурально издевался: он владел любым финтом, мог уйти с шайбой хоть влево, хоть вправо. Обвальсировав одного, другого, третьего, он не сворачивал со своего голевого маршрута.

— Великий тренер Анатолий Тарасов называл вас Есениным русского хоккея, Моцартом на льду, Паганини с клюшкой. Все эти эпитеты появились благодаря вашей блестящей технике. У вас были свои секреты в подготовке?

— До переезда в Москву гонял за команду «Олимпик» в родном Кирово-Чепецке. Как только заканчивалась тренировка, я выходил на лед с юношами, затем с юниорами, потом с малышами. Чтобы совершенствовать обводку, играл против 15 детишек одновременно. Бывало, по 7-8 часов на льду в день проводил. Иногда тренировался в 35-градусный мороз, когда все остальные ребята сидели дома. Помню, как ударил по шайбе, а она развалилась на три части. Весело!

— Самый одаренный хоккеист на вашей памяти?

— Анатолий Фирсов. Техничный, умный и сильный во всех отношениях форвард.

— Ваша карьера — яркий пример преданности одному клубу. Вас ведь приглашал к себе в футбольное «Динамо» тренер Константин Бесков, но, невзирая на высокие зарплаты, популярность и статус, вы сохранили верность хоккею. Сейчас очень мало спортсменов с моральными ценностями, не так ли?

— Игроки ищут лучшие варианты. В теперешнее время так много клубов, в которых каждый может себя зарекомендовать. Это ведь неплохо. В те времена сбежать в другую команду значило предать. Я не мог так поступить. И никогда не жалел, что сохранил верность хоккею. На футбольном поле вряд ли добился бы того, чего достиг на льду.

— Во время летних отпусков вы часто ездили на ударные комсомольские стройки…

— Мне хотелось порадовать простых людей, которые работали в очень сложных условиях. Развлечений на целине было немного, и молодежь, затаив дыхание, любила послушать мои хоккейные рассказы. Еще мне хотелось как можно больше узнать о нашей огромной стране, ведь во время сезона мы, игроки, находясь на сборах и матчах по 255 дней в году, ничего, кроме ледовых площадок не видели.

В 1985 году летал в Афган. Зачем? Поддержать бойцов, которые выполняли интернациональный долг. Видел, как погибают люди. Самолет, на котором мы летели, попал под душманский обстрел. Слава Богу пилоты-асы ушли от пальбы. Еще раз чуть не ступил на мину. Снайпер, сопровождающий меня к лагерю советских солдат, заметил ее и, чтобы убедиться, бросил кирпич. Такой взрыв раздался! Вот тогда-то до меня дошло, что не в сказку попал.

— Самый запоминающийся случай, произошедший с вами?

— Знакомство с космонавтом Германом Титовым. Дело было так: сидели с одним товарищем в летней московской кафешке, пили газировку — жарища … Тут ко мне подходит нарядный мужчина и спрашивает: «Вы — Мальцев? Хоккеист?» Я, конечно, сразу узнал Титова. Он подсел к нам, и мы долго говорили о хоккее и космосе — вещах, в которых наша держава всегда была первой.

— Самый яркий матч в карьере?

— Встреча двух московских титанов, «Динамо» и ЦСКА, в 1973 году, накануне моей свадьбы. Проигрывали 1:6, а в итоге довели до ничьей — 7:7. Я забросил три шайбы.

— Для вас хоккей — это…

— Жизнь…

— В этом году вам исполнится 70 лет. Для вас это событие?

— Я к этому спокойно отношусь. Это ВСЕГО ЛИШЬ 70! Чувствую себя вполне бодро и здорово, по-прежнему живу хоккеем. Радуюсь утру, изумляюсь роскошной российской природе, поражаюсь громадным размерам стадиона «Динамо», на который выходят окна моей квартиры. Восторгаюсь успехам внучки Сусанны, которая занимается балетом. Ей 10 лет, а она выиграла три престижных турнира в Италии и Испании. Наверное, обойдет деда по количеству наград.

…Мальцева и сейчас лед не отпускает. В Москве он часто заходит на тренировки юных динамовцев и переносится в далекое прошлое. Представляя, что вот он, «десятка» сборной СССР, обводит одного-второго защитника по правому флангу и выдает точнехонький пас-мечту на своего друга Валерия Харламова, который никогда не промахивается.

Досье

Александр Мальцев родился 20 апреля 1949 года в российском Кирово-Чепецке. Один из самых техничных игроков в истории мирового хоккея. Абсолютной рекордсмен сборной СССР: 319 матчей и 212 шайб. За московское «Динамо» провел 17 сезонов и забросил 329 шайб. Заслуженный мастер спорта СССР. Двукратный олимпийский чемпион, девятикратный чемпион мира. В данный момент — советник президента ОХК «Динамо» (Москва), вице-президент региональной общественной организации ветеранов хоккея «Динамо».

Станислав Лобатый

Фото: Павел Орловский и из открытых источников

12 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте