Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
В Минской области, Регион
Мастер-путешественник из Воложина вырезает из дерева рельефные 3D- и 4D-картины

Как рождаются трехмерные шедевры, где можно увидеть самые красивые рассветы и с какой картиной не расстанется никогда — корреспонденту МЛЫН.BY рассказал мастер резьбы по дереву из Воложина Михаил Станкевич.

Первым пострадал шкаф!

Сегодня картины Михаила Станкевича хранятся в частных коллекциях Канады, Литвы, Германии, России, Эстонии, Латвии, Беларуси. А сколько раз его работы выставлялись на городских и районных выставках, на праздниках города в Минске, Днях письменности! Чтобы понять их столь высокую популярность и востребованность, достаточно на них взглянуть… Вот раскаленное солнце, пробиваясь сквозь ветви сосен, освещает лесную опушку. А там выслеживает очередную жертву изголодавшийся свирепый хищник – сколько в его взгляде ярости и отчаяния! Кажется, еще мгновение – и выпрыгнет он из своих деревянных оков: настолько живым кажется зверь…

Особенно поражает воображение трехмерное «Переселение душ» по библейскому сюжету: Смерть забирает людей, окончивших свой земной путь, а Жизнь дает им новое рождение. Есть в коллекции мастера и несколько икон. Однако уникальная белорусская природа с ее потрясающими рассветами и закатами, реками и озерами, лесами и полями — излюбленная тематика Михаила. Как говорит сам умелец, для него это неиссякаемый источник вдохновения, настроения и сил.

— Наверное, с детства все началось, я ведь родился и вырос в деревне. Что меня окружало? Леса, поля, реки… Для кого-то это обыденно и банально, а меня удивляло, впечатляло, — говорит Михаил. — Хотелось как-то выразить свое восхищение, перенести его на бумагу, но художник из меня никакой. А вот с деревом быстро нашел общий язык: еще в школе начал вырезать небольшие модельки самолетов, тракторов, сеялок, комбайнов. И делал не просто контурные игрушки, а самые настоящие, объемные, с колесами. Они даже ездить могли!

В старших классах Михаил перерос свое увлечение, а после окончания тогда еще Молодечненского политехнического техникума руки, что называется, снова зачесались. Вот только наш герой решил заняться выжиганием. Лучше всего у него получались птицы. Маленькие и большие, экзотические и наши, белорусские. Одни были изображены в момент охоты за добычей, другие – просто парили в небе. Тогда же Михаил впервые попробовал вырезать объемную картину из дерева. Подходящего материала под рукой не было — пришлось пожертвовать домашним шкафом.

— Пострадала только задняя стенка: она мне показалась идеальным полотном для картины. Сначала сделал рисунок — большой, на всю стенку, а потом уже резцом прошелся. Сюжет выбрал незамысловатый: рыбак сидит в лодке и выжидает свой улов. Получилось неплохо, — скромно замечает Михаил.

В следующий раз он возьмется за резец только через лет десять. Говорит, времени на творческие поиски и самовыражение катастрофически не хватало: работал председателем колхоза, с утра до вечера пропадал в поле. И только после выхода на заслуженный отдых смог всецело посвятить себя занятию, к которому лежала душа.

 Картина как талисман

Карандаш, заготовка из дерева, 50 резцов всевозможных размеров и неиссякаемая фантазия — вот, пожалуй, и все, что нужно для создания шедевров. А еще – неограниченное количество времени. Как объясняет сам умелец, картины не рождаются по принципу: «Есть время – можно поработать 15 минут». Чтобы создать настоящие произведения искусства, нужно уметь отрываться от этой реальности и переноситься в другую. Неудивительно, что одну картину мастер вырезает неделю, а на другую может потратить даже год.

— Нельзя заставить себя создать то, к чему в данный момент не лежит душа. Помню, как путешествовал по Ладожскому озеру, посетил остров Валаам. Вернулся сюда и даже спать не мог: боялся растерять то настроение, то впечатление, которое оставила после себя тамошняя природа. Из-под резца вышло десять картин. «Валаамская серия» появилась буквально за две недели, — говорит мастер. — Там же я получил разрешение от местного священника делать иконы. Разговорился с ним. Оказалось, он родом из Вилейки, но судьба забросила его далеко от дома. Батюшка благословил меня на вырезание икон. Правда, много их сделать не смог. Зато есть работы на библейские сюжеты: цикл «Сотворение мира», «Самсон убивает льва», «Переселение души».

Самая знаменитая картина Михаила Станкевича, которую не единожды просили продать — «Тайная вечеря» размером 130 см на 100 см. Каждую деталь, каждых штрих мастер проработал досконально: говорит, здесь не столько был важен объем, сколько эффект присутствия. Хотелось передать и настроение участников вечери. На создание картины понадобилось около года. Возможно, по этой причине Михаил отказывается ее продавать. Хотя предложения были, и довольно выгодные.

— Лучше создам вторую такую «вечерю», но эту не продам никогда, ни за какие деньги, — признается мастер. — Эта работа уже стала моим талисманом.

За десять лет творчества Михаил Станкевич вырезал из дерева более 100 шедевров. Если первые его работы не отличались многоуровневостью и объемом, то сейчас каждая из них — это рельефное творение. Картины не просто оживают, они пробуждают чувства, эмоции… Даже снег, вырезанный из дерева, не кажется искусственным. Он искрится и рассыпается. А капельки утренней росы у мастера словно живой ручеек стекают по стебелькам цветов.

Однако сделать объемную картину не самое проблематичное, уверяет Михаил. Всего-то и нужно, что выполнить контурную резьбу, заовалить края. Когда картину поднимают над фоном, лишняя древесина выбирается и зачищается. Ошибиться здесь нельзя: даже если что-то не получилось, картину можно дорисовывать на ходу. И порой вынужденно переделанная картина получается лучше той, что задумывалась изначально.

Немного больше возни с  многоуровневыми 4D-картинами. Каждый слой будущего рисунка вырезается отдельно и приклеивается на другой. Таким образом создается эффект четырехмерного изображения.

— Но по-настоящему трудно вдохнуть жизнь в деревянное творение: ведь одно дело – увидеть пространство картины, и совсем другое — прочувствовать, насколько она живая. В этом плане сложно работать над изображением человека. Вырезать его грустным, веселым, обреченным или полным надежд… Хотя нельзя сказать, что животных или птиц одушевить проще. У каждого существа, даже самого мелкого, есть своя частичка света в душе. Моя задача – передать это на картине, — объясняет умелец.

 Три верных друга, три путешественника

 Есть у Михаила Станкевича еще одно увлечение, связанное с резьбой по дереву. Он заядлый путешественник. Уже более 15 лет сплавляется по рекам Беларуси, чтобы запечатлеть фантастические закаты и рассветы, дикую природу — насколько та еще может быть дикой. А потом мастер обязательно переносит свои впечатления и ощущения на деревянный холст.

— Один в такую авантюру ввязываться бы не стал, — смеется Михаил, — а вот с верными друзьями — почему бы и нет? Мы давно задумывали путешествие, но все как-то не получалось, да и забот вечно много. Потом кто-то сказал: «Все, мужики, отправляемся в дорогу. Лодка есть, погода шепчет, настроение отличное — через два часа в путь». Так и открыли свою речную одиссею. Первый раз пропылил немного, около 40 километров: прошли Ислочь до ее впадения в Березину, даже ночевку небольшую сделали.

Через год товарищи снова отправились в плавание. Михаил первым делом положил в дорожную сумку фотоаппарат.

— А как иначе, если столько красоты вокруг? Плывешь по реке: берега высокие, вокруг на несколько километров ни одного населенного пункта, а в воде тростник на три метра возвышается. Пробираешься сквозь него, как по тоннелю. Интересный случай был на Щаре. Остановились, вышли на берег, палатку разложили. И тут слышим, как с берега будто камень тяжелый в воду плюхнулся. А это косуля, убегая от волка, в реку прыгнула. Серый хищник не рискнул бросаться в воду за ней, на берегу остался. Но его взгляд я надолго запомнил.

За 15 лет путешествий Михаил Станкевич вдоль и поперек проплавал Ислочь, Березину, Неман, Припять, Щару, Днепр, Свирь… Обычно друзья планируют свой отдых на июль-август: ведь ночевать им приходится в палатке на природе.

— Многие едут на моря, ищут красоту за тысячи километров от дома, а зачем? Здесь, в Беларуси, такие места потрясающие, вам не передать! Рассветы на Припяти ни с чем не сравнимы. А какая чистая Ислочь! Но удивительнее Березины реки нет. Столько лет сплавляюсь, и каждый год она для меня новая, непредсказуемая. Если плыть от деревни Бакшты до впадения Березины в Неман — населенных пунктов на этом участке практически нет, только сказочная природа. Вода подмывает берега, деревья падают, листья рассыпаются ковром по водной глади… Вот она, настоящая, неприукрашенная красота. Тот же Неман уже совершенно другой — похож на наш столичный проспект: на пять километров вперед все видно, как на ладони.

В нынешнем году Михаил Станкевич рассчитывает «взять» Сож. Говорит, лишь эта река и еще Западная Двина остались непокоренными. Как обычно, мастер возьмет с собой фотоаппарат в надежде подглядеть и перенять у природы парочку оригинальных, необычных идей, которые обязательно постарается воплотить в новых картинах. Вообще 2019-й у Михаила расписан основательно: он мечтает сделать цикл пейзажей, посвященных сельской белорусской глубинке. Таких в домашней коллекции автора пока немного. Зато от других деревянных изделий его дом буквально ломится! Стулья, столы, двери, шкафы, кухня и даже потолки — все Михаил сделал своими руками.

Еще умелец составил генеалогическое древо своей семьи, по которому прослеживается род Станкевичей с тысяча семьсот… года. Необычная деревянная работа висит на самом видном месте в доме мастера. Как шутит сам Михаил, это единственная картина, которой он готов заниматься всю жизнь.

Галина Наркевич

Фото: Светлана Курейчик

 

14 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте