Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Компетентно, Регион
В круг детского чтения следует включать книги на сложные и тяжелые темы — Наталья Медведь

Литература для детей и подростков сегодня весьма разнообразна, и выбрать нужную книгу для своего ребенка родителям порой очень непросто. Как «раскачать» чтение в детской среде? Чем сегодня зачитываются подростки? Какие новые виды литературы интересует подрастающее поколение? Об этом и не только рассказала известный обозреватель детских и подростковых книг, автор сайта о чтении детям, независимый исследователь-практик детского и семейного чтения Наталья Медведь.

Чтение как залог успешности ребенка

— Практически все дети, которые идут в первый класс, уже являются сформировавшимися читателями. Согласно российской статистике, которую можно переложить и на наши реалии, 99% родителей действительно занимаются чтением со своими дошколятами, — отметила Наталья Медведь. — Причем они не только читают, но и осваивают с ними раннюю грамотность, изучают буквы. И большинство детей, которые идут в школу, могут на вид отличить «о» от «у».

Несколько лет назад Наталья Медведь провела большое статистическое исследование. Опросила более 600 родителей на предмет их любимых читательских практик. Статистика подтвердила, что к школьному возрасту дети приходят начитанными. Есть исследование, которое говорит о том, что каждый день родители читают своим чадам не менее 20 минут в день. Получается, за 6 лет своей жизни ребенок был слушателем примерно 7,5 тысячи часов! Причем родители читают детям разную литературу — современную русскоязычную, зарубежную переводную, народные сказки, произведения советского периода…

По словам обозревателя детских и подростковых книг, по количеству книжных магазинов на 100 тысяч населения Минск находится на уровне Москвы, Амстердама, Лондона (около 5 магазинов). Но он очень сильно отстает, например, от Лиссабона, где насчитывается более 40 магазинов на 100 тыс. человек. Это говорит о том, что у родителей есть доступ к качественной литературе. Современные родители по-другому выстраивают отношения с детьми, и чтение они рассматривают как залог успешности своего ребенка. То есть, несмотря на гаджеты, робототехнику, мечты о будущей работе их ребенка в IT-сфере, сегодняшние родители все равно считают, что прочтение романа Жюля Верна может стать неоспоримым преимуществом в будущем. И это играет на руку, поскольку дети знакомятся с литературой практически на первом году своей жизни.

— Еще несколько десятилетий назад книга была большой ценностью, раритетом, она передавалась по наследству и собиралась в качественные громоздкие библиотеки. Сейчас — это утилитарный предмет. Книг много, и всегда одну из них можно заменить другой, — говорит Наталья. — Поэтому дети-груднички, полугодовалые и годовалые дети совершенно смело «убивают» свои первые книжки. Неслучайно основная пользовательская характеристика литературы для маленьких читателей — прочный картон без запаха, который выдерживает несколько попыток пожевать его, швырнуть куда-то, обмазать едой.

Ученые говорят, маленький ребенок, когда читает, получает колоссальную умственную нагрузку. Ни один другой вид деятельности так активно не задействует нейронные связи. Причем, когда малыш заканчивает читать, нейронная активность не спадает еще какое-то время. Последние исследования показывают, что она может сохраняться до 5 суток. Но одна история, когда ребенок просто прочитал текст и отложил его, а другое — если он после этого еще и обсудил его с кем-то из близких людей. В таком случае нейронная активность возрастает многократно. Другими словами — мозг еще более активно развивается.

Социальная проза — тренд последних 20 лет

По словам собеседницы, в нашей стране сейчас уникальная издательская ситуация. Огромное количество переизданий советского периода, мировой классики, переводной классики XX века, переводной современной литературы. Появились комиксы, книги без слов, фэнтези, дистопии. Это огромные пласты книг, которые никогда раньше не были в доступе у детей. И такая политика наполнения книжной индустрии, конечно, влияет на то, как мы протаптываем тропинку, траекторию читательской активности наших детей.

— Родители — самая первая целевая аудитория среди потребителей детской литературы. Дети читают то, что мы им предлагаем, — считает Наталья Медведь. — Сегодня родители могут вкладывать в своих детей ровно ту культуру, ту систему ценностей, которую они считают нужной. И чем больше выбор разных жанров, типов, видов детской литературы, тем богаче будет начитанность каждого конкретного ребенка. Поэтому не нужно бояться каких-то «маргинальных» явлений, которые появляются в книгоиздании. Само существование тех же детских ужастиков или анатомической литературы (а многие родители трепетно относятся к вопросам полового воспитания и очень предвзято отбирают книги) не обязывает эту книгу использовать в своей практике. Если конкретная книга не подходит одной семье, то, возможно, она подойдет другой. И не нужно забывать, что всегда есть прослойка литературы, которая считается высоким искусством. Есть много авторов, иллюстраторов, которые задают мировые тренды, получают международные премии, на них равняются, от них спускаются высокие образцы современной детской литературы.

Во многом предвзятое отношение школьных учителей к современной детской литературе строится исключительно на книгах, которые ни один специалист детского чтения не порекомендует своим детям. Тем не менее, они тоже могут быть вратами в мир такой литературы. Первое, что нужно, — чтобы ребенок начал читать. Если он ознакомился с каким угодно текстом, то потом может переходить к более высокому произведению. Но для этого нужен наставник чтения. Ими могут выступать родители, школьные учителя. Если посмотреть на срез современной детской литературы, в самом верху стоит социальная проза с серьезным комментарием. Это тренд последних 20 лет. Среди тем — болезни, истории о людях с особенностями развития, проблемы гендерного равенства.

— Если вспомнить франкфуртскую книжную ярмарку двухлетней давности, где в том числе осуществляется продажа мировых прав на детскую литературу, то мы можем понять, что в ближайшие годы появится просто шквал литературы, подчеркивающей гендерное равенство. Права уже закуплены, переводы делаются, — говорит обозреватель детских и подростковых книг. — В Беларуси сейчас запускается проект по изданию книги о великих женщинах, внесших вклад в историю Беларуси в XIX-XX веках. Вдохновило на этот проект издание про 100 великих белорусов, в котором было представлено очень мало женщин. Исследователи феминизма после нашли еще 15 представительниц прекрасного пола, которые оставили яркий след в нашей истории.

По словам Натальи Медведь, психологи просят включать в круг детского чтения книги на сложные, тяжелые, страшные темы. Этого не нужно бояться, ведь эти издания прошли обработку редактора, издателя, наконец, читатели их одобрили. В этом плане показательна книга Дарьи Доцук «Голос» о посттравматическом расстройстве после террористического акта. Это уникальная книга на русском языке, где автор работает со свежим актуальным материалом. По мнению обозревателя, такие книги не способны травмировать еще больше. Они предлагают пути выхода, возможно, отражают собственный опыт и помогают преодолеть какие-то вопросы, закрыть внутренний монолог на определенные темы. Подобные издания обязательно проверяются детскими психологами. Все книги, которые попадают на полки книжных магазинов, получают гигиенический сертификат, возрастную маркировку.

С каждым годом в обществе становится все более актуальной проблема буллинга (травля в школе. — Прим. Ред.). И книг на эту тему в ближайшее время появится тоже очень много, уверена Наталья Медведь.

— Возможно, эти книги станут ключевыми для поднятия сложных тем в классе. Например, одно из минских издательств выпустило известную книгу Труди Людвиг «Невидимый мальчик», где описывается проблема травли в младших классах, — приводит пример Наталья. — Реальность такова, что современные подростки намного чаще стали испытывать проблемы с психологическим здоровьем. Огромное напряжение вызывает доступность информации, постоянная попытка сравнить себя с окружающими людьми. И, естественно, психологический дискомфорт выражается и выливается в проблемы со сверстниками. Это просто бич современной школы, независимо от того, где она находится. И такие темы тоже можно отрабатывать на примерах литературы. Например белорусские писатели Евгения Пастернак и Андрей Жвалевский также работают с подростковыми сложными темами.

Если посмотреть на иностранные подборки литературы, то там есть целые тематические блоки — о гендерном равенстве, о том, как выстраивать взаимоотношения в классе и т. д. В нашей стране пока что эти книги единичны. Почему? Просто объем рынка другой. Издательствам часто приходится выбирать: либо выпускать литературу на сложные темы, либо продаваемую массовую. И найти баланс очень сложно.

В ближайшие годы рынок заполонят детективы, ужастики и страшилки

Наталья Медведь считает, что труднее всего подобрать книги для младших школьников. Это провальный возраст для современной литературы, поскольку слишком велик разбег в читательских компетенциях. Один 6-7-летний ребенок уже может прочесть «Гарри Поттера», а другой только-только осваивает первую книжку после Букваря. И на каждом году обучения этот разбег сохраняется. Порой родителям очень сложно разобраться, что подходит их ребенку по уровню сложности текстов, идейного ряда, даже по размеру шрифта.

Несколько лет назад на одну из международных книжных ярмарок массированно завезли детские детективы и стали активно продавать на них права. Издательства начали их переводить и оказалось, что дети читают их с большим удовольствием. И вот в последние годы наши издательства активно ищут своих авторов, которые пишут детективы. Этот жанр очень востребован, как и авантюрный роман, которого тоже практически нет. Также в ближайшие годы на рынок должна прийти просто масса книжек в жанре ужасов и страшилок — издатели говорят, что на недавней Болонской книжной ярмарке им предлагалось множество такой литературы. И одно из российских издательств уже выпустило книжку страшилок для младшего школьного возраста, которая выиграла одну из детских премий. Это первый звоночек, что издательское чутье сработало в нужную сторону.

Что касается подростков, то 80% отдают предпочтение фэнтези. Недавно в Минске прошел фестиваль «Город и книги», на котором побывала украинская писательница Наталья Щерба. Она, кстати, родом из Молодечно, а ее серия фэнтези безумно популярна у подростков. Чтобы получить ее автограф, ребята выстраивались в огромную очередь.

Наталья Медведь уделила особое внимание важности визуального компонента современной детской литературы. Насмотренность ребенка на какие-то художественные образы, рисунки в дальнейшем помогает ему обрабатывать большие объемы визуальной информации. Например, особенность книжек-картинок состоит в том, что одна часть информации передается текстом, а вторая — картинкой, и друг без друга они не функционируют. Показательной в этом плане является книга «Крумкач кажа “Нельга!”», где то, что нарисовано на картинке, нужно понимать с точностью до наоборот.

— По моим данным, в таких странах, как Новая Зеландия, Австралия, Великобритания в учебные планы для начальных классов уже внесены нормы работы с визуальной литературой, — отмечает Наталья Медведь. — Школьники учатся воспринимать, анализировать и интерпретировать книжки-картинки. Как говорят ученые, ребенок, который ознакомился с огромным количеством книжек-картинок и который умеет читать комиксы, гораздо успешнее осваивает достаточно сложные графические элементы — таблицы, инфографику, дорожные знаки, городские указатели. Тот же путь в метро он найдет быстрее, потому что привык воспринимать картинку. Поэтому способность человека линейно читать и при этом воспринимать все пространство книжной страницы или разворота целиком — очень важный навык.

По словам собеседницы, сегодня законодателями моды в детской литературе и самыми обсуждаемыми в мировом сообществе являются две книги XX века — «Щедрое дерево» Шела Силверстайна и «Там, где живут чудовища» Мориса Сендака. Они поведут после себя волну повторов, поскольку эти книги-картинки полностью перевернули разговор с детьми. Например, в книге Сендака детям позволяется быть негодниками. Когда она появилась, ее запрещали педагоги, на нее писали жалобы, отказывались с ней работать в школах, пытались изъять из публичных американских библиотек. Спустя годы книга стала классикой, автору поступили просьбы написать продолжение, но он отказался.

Юлия Брожина

10 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте