Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
В Минской области
Куда идет молоко от трансгенных коз с экспериментальной фермы под Жодино

Двенадцать лет назад под Жодино родились два первых в мире трансгенных козленка с человеческим чудо­-белком — лактоферрином. Ученые вывели их для дальнейшего получения молока, сходного по составу с женским грудным. На основе лактоферрина планировали производить дефицитные лекарства четвертого поколения. Но амбициозный проект приостановили. Корреспонденты МЛЫН.BY побывали на экспериментальной козьей ферме Научно­-практического центра НАН Беларуси по животноводству и узнали, как поживает первый в мире трансгенный Лак-­1 и как скоро появится в продаже молоко, которое пока замороженным хранится на складах.

Опередили время

Козлики по кличке Лак-1 и Лак-2 стали родоначальниками трансгенного стада, дающего целебное молоко с лекарственными белками. Оно, отмечают наши ученые, способно отлично поддерживать человека, проходящего курс химиотерапии при онкологии. На его основе можно производить уникальные биопрепараты, повышающие иммунитет и позволяющие отказаться от антибиотиков. И, что особенно важно, лактоферрин не имеет побочных нежелательных эффектов.

Лаку-1 в октябре исполнится 13 лет, но он уже давно прапрадедушка. Его здесь называют глубоким пенсионером. Живет он в отдельном загончике, рядом — в более просторном — скачут его молодые соплеменники. Он откликается на свое имя и охотно начинает позировать нашему фотографу, поворачивая к камере голову с большими, слегка завитыми, красивыми рогами. Чудо-животное привыкло к осаждающим его журналистам и, кажется, понимает свою исключительность. Лак-2 прожил чуть меньше, и он был не таким идеальным, как его собрат, — от него рождались в основном козлики, а с них молока не получишь.

Все трансгенное поголовье теперь насчитывает 179 животных. Содержатся они на биотехнологическом научно-экспериментальном производстве по трансгенезу животных РУП «Научно-практический центр НАН Беларуси по животноводству» под Жодино — в деревне Будагово Смолевичского района. Вместе с ними живут 211 обычных коз. Визуально они одинаковы, поэтому для отличия трансгенным и простым животным наносят на спины разноцветные метки. Начальник производства Наталья Заремба замечает: козы и козлы по характеру не менее преданные, чем собаки, всегда радуются человеку и любят резвиться.

— Проект «БелРос­Трансген» мы начали совместно с российскими учеными еще в 2003 году. Выбор пал на коз, потому что их молоко не вызывает аллергических реакций. В яйцеклетку козы вживлялся человеческий ген, который несколько изменил состав молока. Исследования были сложнейшими. По прогнозам, на сотню козлят лишь 1–2% могли быть трансгенными. Удача нам улыбнулась в 2007-м. Только после более чем 200 сделанных операций мы получили двоих козлят, в геном которых встроился человеческий ген, — вспоминает первый заместитель генерального директора РУП «НПЦ НАН Беларуси по животноводству» Иван Шейко.

Так, благодаря союзной науке впервые в мире было получено козье молоко с лактоферрином — главным компонентом молока женщины. Прежде всего оно создавалось для защиты от инфекций новорожденного, лишенного материнского молока, — оно идеально в выкармливании младенцев, не уступает женскому грудному молоку.

Результат лег на полку

Поскольку в современном мире иммунитет человека довольно слаб, из инновационной субстанции собирались делать пищевые добавки, мази и косметику, а из молока — продукты. Замахнулись и на производство умных лекарств 4-го поколения. Но промышленные масштабы осилить не удалось. Из-за проволочек проект, в который Союзное государство вложило около 18 миллионов долларов, в прямом и переносном смысле заморозили в 2013 году. Около 20 тонн трансгенного молока хранится в морозильных камерах на складе МЧС под Жодино. Часть его отправляют в лаборатории для дальнейших экспериментов.

— Ожидаемый эффект мог составить 6 миллиардов долларов в год. Мы хотели создавать фермы, покупать оборудование и из нового вещества прежде всего создать препараты для детей, — рассказывает академик Иван Шейко. — Но поскольку мы были первопроходцами и подобного продукта в мире не существовало, проводить все испытания ценного белка мы должны были самостоятельно. На это требовалась немалая сумма, которую нам не выделили. Возникли препятствия и со стороны Таможенного союза: некоторые законы запрещали использовать ГМО-продукцию в выпуске питания для детей, кормящих и беременных женщин.

Не смогла наука убедить закон, даже когда завкафедрой биохимии биологического факультета БГУ Игорь Семак доказал, что наш лактоферрин на 99,9% идентичен тому, который вырабатывается в молоке женщины. А значит, и генно-модифицированным он быть не может.

Уникальная молекула

Но так ли опасны трансгенные технологии — вживление животным человеческого гена? Академик Иван Шейко замечает: пока мы топчемся на месте, весь мир активно развивает генную инженерию.

— Геном человека давно изменили различные вирусы, и он уже на процентов десять трансгенный. Антибиотики зачастую бессильны даже против самых обычных простуд, к тому же химпрепараты вызывают ряд побочных эффектов, — замечает Иван Павлович. — Человечество уже не сможет обойтись без продуктов генной инженерии. Планируется, что к 2050 году фармацевтические компании 70–80% химпрепаратов заменят на биологические, полученные путем синтеза живыми системами. Китайцы уже вывели две сотни коров с человеческим лактоферрином, но он не подходит для выкармливания ребенка. Из молока трансгенных коз уже давно получают биопрепараты, например антитромбин человека. Все биотехнологические приемы и методы очень перспективны. Американские генетики научились выращивать человеческие органы в теле свиньи. Эксперимент по этическим причинам пришлось прекратить, однако не стоит отрицать важность этого метода в спасении человеческих жизней.

Лактоферрин может заменить сразу четыре антибиотика: борется с микробами, воспалениями, оксидантами и даже раком. Потребность в нем в мире огромна и спрос на него измеряется в миллионах долларов. К слову, трансгенное животное, которое дает лактоферрин, на рынке стоит примерно 20–30 тыс. долларов.

Сейчас в институте проводятся испытания лактоферрина на слабых телятах, поросятах. И это дает потрясающий результат по выживаемости животных.

— Один грамм лактоферрина на мировом рынке стоит около 3 тысяч долларов, цена же нашего лактоферрина — до 100 долларов. При необходимости его себестоимость можно уменьшить за счет увеличения поголовья стада, надоев. В нашем стаде среднее содержание этого белка — 4-5 граммов на литр. На всех совещаниях, конференциях мы говорим о необходимости разработки нормативно-правовой базы для дальнейшего развития нашего успеха. Однако Минздрав Беларуси пока не дает разрешение на использование молока с рекомбинантным белком. Нужна токсикогигиеническая оценка нашего продукта, чтобы с юридической стороны подтвердить его безвредность для человека, но есть трудности с соответствующими методиками этой оценки, — объясняет заведующий лабораторией воспроизводства, трансплантации эмбрионов и трансгенеза животных Дмитрий Богданович.

Пока же трансгенные козы на экспериментальной ферме сидят на диете. Перекармливать их нельзя, иначе растолстеют и перестанут давать приплод. Ведь животных доят минимально — поскольку уникальная разработка не находит достойного применения, молоко идет пока лишь на исследования.

Елена Пашкевич

Фото Павла Шнипа

10 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте