Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Люди, Регион
Служил на Кубе и в Афгане. Военные истории дважды интернационалиста Михаила Щербо

Михаил Щербо на Кубе обеспечивал закрытую правительственную связь Фиделя Кастро с Леонидом Брежневым, а в свободное время охотился на… крокодилов.

 «Руссо туристо»

В середине 1970-х старшему прапорщику Михаилу Щербо, служившему в Борисовском гарнизоне в полку связи, неожиданно предложили поехать в заграничную командировку. Да не куда-нибудь, а на Остров свободы — Кубу!

В то время это было пределом мечтаний многих людей в погонах: служба Родине за ее пределами хорошо оплачивалась. На Кубе наши военные специалисты и советники получали двойной оклад: один в рублях шел на сберкнижку в СССР, а второй выплачивался в местной валюте — песо. При убытии песо меняли по валютному курсу на чековые рубли Внешторга.

Высокая зарплата (военные финансисты называют ее денежным довольствием) обуславливалась рядом обстоятельств: люди выполняли особые задачи государственной важности, нередко с риском для здоровья и даже жизни, в условиях тропического климата, вдали от родных. Правда, в отличие от того же Афганистана на Остров свободы наши офицеры и прапорщики могли взять жен и детей.

Воспользовался таким правом и старший прапорщик Щербо.

— На Кубу добирались комфортабельным кораблем — полмесяца шли. Незабываемые, на всю жизнь, впечатления: одно вечернее небо с крупными звездами над головой чего стоит! Но романтика заканчивалась с наступлением шторма, когда усиливалась качка и с непривычки кружилась голова, пропадал всякий аппетит, — с улыбкой вспоминает длительное путешествие через океан Михаил и добавляет важную деталь: — При появлении разведывательных самолетов США нам настоятельно рекомендовали неспешно прогуливаться вместе с женами по верхней палубе. Одетые в гражданское наши военные усердно изображали из себя «руссо туристо»…

Пребывание советских военспецов на Кубе не афишировалось. После Карибского кризиса в начале 1960-х, из-за которого едва не началась третья мировая война, американцы с воздуха внимательно отслеживали каждый шедший в Гавану корабль. Под их усиленным наблюдением находилась и расположенная неподалеку от кубинской столицы советская мотострелковая бригада, укомплектованная танками и артиллерийскими орудиями, которая насчитывала более 3 тысяч офицеров и солдат. Правда, официально она именовалась учебным центром по оказанию помощи Революционным Вооруженным Силам Кубы и обучению военнослужащих.

Стратегическим объектом был и расположенный по соседству советский военный узел связи. Он не только обеспечивал круглосуточную закодированную правительственную связь высшего кубинского руководства с Москвой, но и осуществлял радио- и радиолокационную разведку военных объектов США, прослушивание переговоров на армейских радиостанциях американских военнослужащих. Этот секретный объект, находившийся в сотне километров от американского штата Флорида, и стал на 2 года и 2 месяца местом службы борисовчанина, старшего прапорщика Щербо.

­

«Передавайте привет Машерову!»

— Я отвечал непосредственно за работу шифровальной аппаратуры «Булава», — рассказывает Михаил. — С ее помощью обычный разговор кодировался и в виде сигнала передавался в Москву. Там с помощью секретного кода он вновь превращался в понятную речь. В инструкции указывалось, что гарантированная стойкость дешифрирования — более 20 лет! Даже по сегодняшним меркам это очень высокий показатель. Аппаратура супернадежная, но от высокой жары и влаги иногда приходилось менять некоторые ее элементы.

О значимости узла связи можно судить по тому, что охранял его целый мотострелковый батальон. Командир знал: в случае реальной угрозы захвата объекта противником, в первую очередь следовало подорвать радиостанцию, оснащенную совершенно секретной аппаратурой для связи с Москвой.

Однажды во время дежурства старшего прапорщика Щербо на узел связи прибыл руководитель Кубы Фидель Кастро. Нашему земляку удалось даже накоротке с ним пообщаться и ощутить мощную энергетику легендарного команданте. Тот спросил:

— Как вам здесь служится?

Услышав в ответ, что нормально, все в порядке, только жарковато, Кастро поинтересовался:

— А вы в Советском Союзе где живете?

— В Беларуси.

— О, я был в вашей замечательной республике! — улыбнулся Фидель. — У вас климат совсем другой, много лесов, озер. Вернетесь домой, передайте привет моему другу Петру Машерову.

— Эту просьбу, как вы понимаете, я не выполнил, — чуть улыбнувшись, признался мой собеседник. — Между старшим прапорщиком и Первым секретарем ЦК республики было слишком большое расстояние…

 На Кубе мы были «амиго»

Кубинцы — очень гостеприимный народ. Потому старались создать максимум комфорта и уюта. Как гражданские, так и военные тепло, по-братски относились к советским людям, видели в них надежду и опору в противостоянии с американцами. И называли наших просто — «амиго», что в переводе с испанского означает «друг». Это было главное слово, которое вмиг снимало все недоразумения и проблемы.

— Жили мы в добротных домах, местные называли их «каса», а по-нашему — это виллы, из которых открывался отличный вид на Карибское море, — рассказывает Михаил. — Прямо под окном росли большие пальмы, кипарисы, еще какие-то диковинные растения, их там более 7000 видов. Такому зеленому изобилию способствует мягкий климат и избыток влаги. С конца весны и все лето почти ежедневно идут не просто дожди, а настоящие тропические ливни. В течение двух-трех часов вода падает с небес сплошным потоком! Потом, будто по чьей-то команде, все прекращается и появляется солнце. И вскоре вновь становится невыносимо душно и жарко. В тени ртутный столбик термометра летом превышает 40 градусов.

Кроме жары доставали насекомые, от которых немного спасали москитные сетки на окнах. Осенью другая напасть — нашествие крылатых муравьев размерами чуть больше осы. Но больше всего наши опасались черных пауков, величиной с ягоду вишни, их укусы были смертельно опасны.

За время службы белорусский прапорщик подружился со многими кубинскими военными. Вместе играли в волейбол, футбол, ездили на рыбалку, где особой добычей считались лангусты, десятилапые морские раки с непропорционально маленькими клешнями. Ценились они за вкусное мясо, и за то, что из панциря получался хороший сувенир, правда, очень хрупкий. А еще настоящей удачей считалось поймать еж-рыбу.

 За коллекцию давали «Мерседес»

В борисовской квартире Михаила о службе на Кубе напоминают не только старые фотографии, но и гордость хозяина — уникальная коллекция собственноручно сделанных чучел хищных птиц и рептилий, в частности, игуаны, черепахи, а также диковинных морских обитателей —меч-рыбы, еж-рыбы, морского чёрта. Последняя, по словам Михаила, неспроста так называется, потому что ядовита.

— Когда поймал ее на крючок, был очень осторожен, чтобы случайно не поранить руку. В противном случае, опухла бы, и наверняка потребовалось бы хирургическое вмешательство. Об этом заранее предупредили кубинские друзья, — рассказывает хозяин.

Мое внимание привлек «ползущий» вверх по стенке крокодил.

— А этого холоднокровного хищника тоже сами поймали?

— Все, что видите, вот этими двумя руками добыто и сделано, — не без гордости заявил старший прапорщик в отставке. — Охота на крокодила, знаете, это такой адреналин… Важно незаметно подкрасться сзади и, уловив момент, когда он неподвижно лежит, ловко закинуть петлю на пасть. После этого хищник уже ваш пленник.

— Овчинка выделки стоит? Чтобы из рептилии сделать чучело, уроки брали?

— Первый раз — да. Но после небольшого ликбеза уже работал самостоятельно. Хотя я не профессиональный таксидермист, однако, когда сильно чем-то увлечешься, все будто само собой получается. Да и, в принципе, что тут сложного? Внутренности вынул, все промыл-просушил, на сутки в 30-процентный раствор формалина опустил, аккуратно набил ватой и зашил. Образец к показу готов!

— А это что за сабля?

— Я ручку приделал к носу меч-рыбы, он очень твердый, может шлюпку пробить, вот и сабля получилась. А эта рыба по форме напоминает утюг. Ее так и называют кубинцы, а как по-научному, даже не знаю. Но точно не съедобная. Тут коллекция морских ракушек. Правда, красиво?

После паузы, вызванной, видимо, сомнениями, надо ли об этом журналисту говорить, Михаил все же пооткровенничал:

— Один бизнесмен, помешанный на данной теме, в обмен на коллекцию «Мерседес» предлагал, «бэушный», правда. Но я отказался. Да и дочка с внучкой были против. Сказали, что память о близком и дорогом нельзя продавать.

 Из Афгана — с медалью

Если с загранкомандировкой на Остров свободы ему фантастически повезло, то в Афганистан старший прапорщик Щербо попросился сам. И пройдя медкомиссию, в 1987 прибыл в Кабул на должность техника по ключевой документации аппаратуры ЗАС узла связи Главного военного советника.

Специфика службы предполагала поездки по стране. Сегодня, конечно, другие технологии, но тогда приходилось лично доставлять в гарнизоны секретные документы и шифры в специальном пакете (ключи-пароли к ним менялись ежесуточно). Нередко выручал попутный вертолет, а когда такового не оказывалось, старший прапорщик Щербо отправлялся в путь на перекладных с обычной автоколонной. И, бывало, попадал под серьезные обстрелы, как в Чарикаре или Джабаль-Уссарадже. И тогда приходилось брать в руки автомат.

— Однажды, каюсь, серьезно нарушил инструкцию, сам сел за руль УАЗика и один повез документы в штаб 40-й армии, который находился в Кабуле поблизости от нас. Думал, что тут ехать, быстро обернусь, — вспоминает Михаил. — Был в гражданской одежде, еще и чалму на голову намотал, под афганца маскировался (улыбается). Ни под каким предлогом нельзя было останавливаться. Но будто специально впереди прогремел взрыв, кто-то подорвался на мине. Все движение застопорилось. Минут двадцать стояли, а мне показалось, прошло полдня. Под сиденьем находилась взрывчатка: по той же инструкции при попытке захвата машины ее следовало привести в действие. Но, слава Богу, все обошлось. Стресс тогда немалый пережил. Узнай о моем «геройстве» курировавший узел связи генерал армии Валентин Варенников, человек очень требовательный и жесткий, думаю, наказал бы по всей строгости закона.

За неделю до окончательного вывода советских войск из Афганистана, в начале февраля 1989-го с медалью «За боевые заслуги» Михаил Щербо вернулся в родной Борисов. 

Григорий Солонец

Фото автора и из домашнего архива Щербо

7 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте