Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
COVID-19
COVID-19 в Червене: отношение к ситуации стало другим

Массовой вспышки коронавируса на Червенщине не наблюдается. По крайней мере, в СМИ район фигурировал лишь однажды — тогда, в двадцатых числах апреля, у нескольких сотрудников и воспитанников местного дома-интерната обнаружили инфекцию. Как изменилась жизнь в райцентре в условиях распространения COVID-19, выясняли корреспонденты МЛЫН.BY.

Небольшой городок, расположенный примерно в 60 километрах от столицы, встречает солнечной погодой. На улицах в девять утра почти никого, но зато вовсю идут ремонтные и строительные работы — райцентр активно готовится к областным «Дажынкам», которые запланированы на осень.

Первым делом направляемся в поликлинику. Наплыва людей не наблюдаем — все как обычно, разве что пациенты стараются беречь себя и окружающих, пользуются масками. На входе у каждого измеряют температуру бесконтактным способом. Потоки пациентов разделяют: температурящие больные, а также люди с выраженными симптомами попадают на прием к врачам через один вход, остальные — через другой.

Ни одно отделение центральной районной больницы не было перепрофилировано для лечения пациентов с COVID-19. Сейчас в медицинском учреждении работают все отделения, где помогают взрослым и детям с различными заболеваниями. Пациенты с коронавирусной инфекцией проходят лечение на базе инфекционного отделения, а больные с «некоронавирусными» пневмониями — на базе терапевтического.

Недалеко от больницы находится средняя школа № 4. Заглядываем и туда, чтобы узнать, как организован учебный процесс. Пока вахтер записывает наши данные в журнал, директор учреждения Оксана Конопелько просит надеть маски и обработать руки антисептиком, который висит в фойе.

— Дезредства у нас есть не только на входе, но и в каждом классе, а также в столовой, учительской, пищеблоке, — рассказывает Оксана Конопелько. — Через каждые два часа обрабатываются дверные ручки, подоконники, а в конце дня проводится генеральная уборка всех помещений с применением антисептика. В столовой вилки и ложки после каждого мытья прокаливают. А в конце дня вся посуда замачивается в дезсредствах. Учителя ходят в масках. Дети — кто как: особого требования к ним у нас нет. У работников пищеблоков и техработников маски и перчатки — обязательный атрибут. Кстати, на этой неделе нашей школе была оказана благотворительная помощь от общественных организаций — нам прислали большую посылку с масками, локтевыми дозаторами, перчатками, дезсредствами. Спасибо им за это.

Школу посещают в среднем 43-45% детей, остальные занимаются удаленно. У педагогов в связи с этим работы заметно прибавилось.

— У нас на сайте есть вкладка, где учителя каждый день пишут, какая тема пройдена, какое задание нужно выполнить, — поясняет директор школы. — В работе с детьми используем по максимуму различные образовательные площадки, соцсети. Некоторые педагоги проводят видеоуроки — так находящиеся дома ученики могут присоединиться к занятию.

Что касается аттестации, то в школе предусмотрели три варианта. Какой из них применить, учителя решат в индивидуальном порядке. Большинство учащихся, которые не посещают школу, делают домашние задания дома, затем передают учителю и получают отметки — они заносятся в электронный дневник и журнал, чтобы родители могли следить за успеваемостью своего ребенка. Второй вариант — в школе составлен график проведения поддерживающих занятий, где ребята «на удаленке» могут получить отметки. Третий вариант — аттестация по итогам трех четвертей. В учреждении, по словам руководителя, есть небольшое количество детей, которые не выходят на связь с учителями. Если этого не произойдет за оставшееся время, их оценят по трем четвертям: суммируют оценки, разделят на три и высчитают годовую оценку.

А вот при входе в ФОК читаем: «Бассейн и банный комплекс временно не работают».

— Где-то месяц назад они закрылись, — говорят работники. — Вообще количество посетителей снизилось наполовину. В тренажерном зале сейчас никого: в основном люди ходят вечером, в дневное время — единицы. Резко снизилось число желающих посещать групповые занятия. На тот же фитнес, пилатес ходят считанные люди.

Почти нет посетителей и на мини-рынке «Чапаевский». Продавец в маске и перчатках не скрывает: выручка снизилась.

— Сегодня продала штаны и кеды. Так что нормально. Бывает, что и ни одной покупки за день, — признается девушка, которая не так давно вышла из декретного отпуска. — И товар неоткуда привезти — Москва ж закрыта. Торгуем вещами с того года. Надеемся на лучшее, что скоро это все пройдет. Пока ни одна точка на мини-рынке не закрылась, но их здесь мало. Работать где-то ж надо: зарабатывать на хлеб, молоко. Чего греха таить: на аренду и налоги хватает. Послаблений мы пока не просили.

В павильоне замечаем антисептик для покупателей.

— Люди приходят, пользуются. Самое интересное, что среди пожилых основная масса без масок, — удивляется собеседница. — Сама для себя решила, что перчатки и маски буду носить обязательно.

Выходя из павильона, заметили одну из покупательниц. Интересуемся, что ее заставило прийти на рынок.

— У внучки день рождения, пришла за подарком, — ответила женщина. — А так на рынке не была уже месяца полтора. Мой маршрут обычно такой: купить продукты и домой.

Заходим в павильон, где торгуют детскими товарами. Продавец не скучает: выкладывает на полки игрушки.

— На большом рынке одну точку пришлось полностью закрыть. Стало дорого платить аренду. А здесь у нас свое помещение, — делится новостями Анна. — Интерес у покупателей снизился, но мы держимся. Люди если и приходят, то по делу: быстро купят, что надо, — и домой. Многие в масках и перчатках. Продажи есть. Одеваться-то надо — дети ходят в садики. С привозом товаров есть сложности, но на оптовых фирмах вещей хватает. Причем не только белорусского производства. Так что пока есть с чем работать.

По соседству с мини-рынком находится районный комбинат бытового обслуживания. Директор Александр Роскач как раз на месте.

— Как у нас дела? — удивился вопросу руководитель. — Заболевших среди работников нет, как и тех, кто на карантине. Обеззараживающие средства на рабочих местах есть — можете сами пойти и посмотреть. Да, клиентов стало меньше. Выручка упала. А так — все в прежнем режиме: работаем, оказываем услуги.

Директор РКБО предлагает подняться наверх и пообщаться с работниками. Парикмахеры, например, подтверждают его слова: клиентов действительно меньше.

— У нас сезонная работа. Зимой меньше, а летом и в зале ожидания, бывает, люди сидят, ждут своей очереди, — рассказывает парикмахер четвертого разряда Валерия Сасункевич. — Да и сейчас, бывает, один день загружен, а другой просто сидим и ждем клиентов. Мужчины приходят стричься чаще, чем женщины.

— Не боитесь работать с людьми? — интересуемся.

— Ну почему не боимся? Боимся. Стараемся работать в средствах защиты, обрабатывать руки антисептиком, — включается в разговор парикмахер четвертого разряда Валентина Епимашко.

— Если дано заболеть, то не обойдешь это, — считает клиентка, которая пришла на стрижку. — У меня с собой всегда антисептик. Как только взялась за дверную ручку — сразу обрабатываю руки. Такая у меня защита. А маска… Если бы я чихала или кашляла, то носила бы. А пока не считаю нужным. Маски нужно носить тем, у кого есть простуда, чтобы не заражать других. А еще я аллергик. Иной раз зайду в магазин и не могу там находиться — все обработано.

На вопрос, поменялась ли в жизнь в городе в связи с пандемией, собеседницы ответили, что не очень:

— Может, в будни на рынках и мало народу, но в субботу и в воскресенье — полно. В обед в магазинах тоже много людей. Люди получили зарплату и идут ее тратить. Кушать-то все равно надо, одеваться — тоже. Разве что паники сейчас нет у людей. Она была первое время, но люди свыклись с ситуацией. Поначалу и разговоров было много про этот вирус, а сейчас — нет. Заболеваемость есть, а отношение у людей, видимо, стало уже другим.

Юлия Брожина

Фото: Павел Шнип

13 12

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте