Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
COVID-19, В Минской области, Регион
«Не на шашлыки ездить, а оставаться дома» — медики Узды о жизни в период пандемии

По всему миру они выглядят одинаково — в масках и защитных костюмах. И у всех одинаковая цель — уделить внимание каждому, кто нуждается в их помощи. О том, что значит оказаться на передовой в борьбе с коронавирусом, а также как обстоит ситуация с COVID-19 в Узденском районе, рассказали медики и руководитель Узденской ЦРБ, а также персонал местной «скорой».

«Лучше остаться дома». Кабинет для приема пациентов с высокой температурой

— Нагрузка, конечно, изменилась, — отмечает медсестра врача общей практики Наталья Мятежева. — Изменилось и отношение к инфекциям: теперь как-то настороженно ко всему относишься. График работы у нас составлен посменно: каждая смена сидит по 5 часов. Мы, к примеру, работаем до 13:00, потом все здесь дезинфицируем, переодеваемся, чтобы пойти в чистую зону. Затем приходят другие, переодеваются и тоже 5 часов ведут прием. Но врачи в отделениях могут работать и по 12-15 часов. Наверное, не скажу ничего нового, но в защитных костюмах жарко. Очки запотевают, тело тоже. Ни сходить в туалет, ни поесть, ни попить.

Обычно медики едят дома перед сменой, а потом — только после работы.

— Смотришь на людей — некоторые совсем не придают значения коронавирусу: по магазинам ходят без масок, а кто-то, игнорируя объявление, и в поликлинику заходит без этой минимальной защиты, — говорит медсестра. — Возможно, некоторые думают, что смысла в этом нет. Но вы можете быть носителем вируса и даже не знать об этом. Как известно, у многих такая инфекция протекает бессимптомно. Сейчас болеют все: и дети, и подростки, и взрослые. Если будете носить маску и выполнять элементарные правила обработки рук, поможете снизить нагрузку на медиков. Хочется, чтобы люди поняли: не на шашлыки ездить нужно, не на массовые мероприятия куда-то ходить, а оставаться дома. Да, может быть, тяжело сидеть в заточении, но тогда это все быстрее бы закончилось. Я сама хожу в маске и, честно говоря, привыкла.

— Если у вас легкие признаки ОРИ (першит в горле, температура около 37°С) — лучше подлечиться дома, чем идти в медучреждение и, возможно, подхватить еще что-то, — советует Наталья. — А вот если температура достигает 38,5–39°С — вызывайте скорую.

«Есть страх, что можем принести вирус домой». Инфекционное отделение

На входе нас встречает старшая медсестра Евгения Бесман. Отделение разделено на «грязную» и «чистую» зоны. Вход в «грязную» посторонним строго запрещен, да и медики, прежде чем зайти туда, переодеваются в экипировку.

— Очень много времени занимает переодевание: помимо того что мы должны через каждые два часа сменять одежду на новую, также должны ее переодевать перед входом в бокс к каждому пациенту, — говорит Евгения Бесман. — Наш алгоритм действий такой: заходим в предбоксник, надеваем дополнительную защиту, заходим к пациентам и работаем. Выходим в предбоксник, снимаем верхние костюмы и обеззараживаемся дезсредствами, утилизируем «амуницию» в специальную емкость. Затем — в коридор, идем за лекарствами, потом все заново.

Таких боксов семь. Манипуляции повторяются минимум три раза в день.

Мы стали более внимательными и собранными, — говорит медик. — Перед тем как сделать обход, тщательно продумываем, какие лекарства нужно с собой взять, какие инструменты. Если раньше могли зайти несколько раз (к примеру, если что-то забыли), то сейчас всего одна попытка — понимаешь, что иначе потеряешь время. Работа тяжелая больше в моральном плане, чем в физическом.

В графике отделения ничего не изменилось, работают 24 часа — посменно. Но труд стал более напряженным, пациентов прибавилось. Например, не остается времени полноценно позавтракать или пообедать, получается только поужинать.

— Конечно, есть страх, что мы можем принести домой вирус, так как являемся «первыми» контактами, — делится Евгения. — Пусть мы в костюмах, пусть полностью все обрабатываем, пусть и тесты сдаем, но никто на 100% не знает наверняка. Стараемся минимизировать походы в людные места. Уже три месяца не видели родственников. Конечно, хотим к ним поехать, но не можем. Хотелось бы сказать спасибо нашему медперсоналу, который в трудное время никуда не ушел. Не было такого, чтобы кто-то сказал: не пойду или уволюсь. Мы, как мне кажется, стали более сплоченными, целыми днями вместе.

«Иногда было ощущение, что задыхаешься». Хирургическое отделение

Здесь также усилилась нагрузка на врачей, медсестер и персонал. Доктора работают сутки через сутки, медсестры — через двое.

— Наверное, медсестрам тяжелее, так как врачи могут чуть чаще выходить из «грязной» зоны, а они — реже. Хирургические операции у нас не отменились, привозят и из других районов, — рассказывает врач анестезиолог-реаниматолог Татьяна Грузд. — Работаем не только с подтвержденными «ковидными» пациентами, но и с подозрением на инфекцию, а также с контактами первого уровня. На данный момент у нас пациенты находятся в средней степени тяжести и многие готовы к переводу в терапию.

Рабочий день как у всех: в 9 утра принимают смену, переодеваются, делают обход. Вначале докторам и медсестрам было очень сложно привыкнуть к костюмам.

— Иногда было ощущение, что задыхаешься, — поясняет врач. — Был и вопрос скорости: как быстро можно переодеться, если ты находился в «чистой» зоне, а тебе нужно в приемное отделение. Сейчас приспособились, как-то легче стало.

В выходной удается отоспаться и, если позволяет погода и время, прогуляться по лесу. Больше ни на что сил не остается, признается Татьяна. А затем — снова в работу.

— В повседневной жизни всегда хожу в маске — это вопрос безопасности не только для себя, но и для окружающих, — объясняет врач. — Хотелось бы, чтобы и все остальные не забывали об элементарных правилах.

«Хочется, чтобы никто не болел». Больница сестринского ухода в Теляково

А вот в этом учреждении сотрудники на протяжении двух недель и трудились, и жили. В связи с эпидемиологической обстановкой в больнице был объявлен карантин. Сейчас он снят, но «грязная» зона до сих пор занимает большую часть одноэтажного здания.

— Раньше бабушки и дедушки могли выйти из палат, чтобы посмотреть телевизор, пройтись по коридору. Сейчас об этом, само собой, речи не идет, — рассказывает медсестра Светлана Трухан.

Рабочий день здесь начинается с быстрого завтрака в 6 утра, затем персонал переодевается, чтобы войти в «грязную» зону. Три раза в неделю в учреждение приезжает врач, который назначает лечением пациентам, делает обход. Потом медсестры больницы измеряют температуру, выдают таблетки, делают инъекции, перевязки и обрабатывают пролежни. И так три раза в день.

Слева направо: медсестры Светлана Трухан и Татьяна Гумен, повар Светлана Дубина, раздатчица Тамара Лукашевич

Затем раздают полные тарелки тем, кто может есть сам, и кормят тех, кто не может.

— Мы и себе три раза в день измеряем температуру и записываем показания в журнал, — поясняет Светлана. — Легкий халат теперь заменили защитным костюмом, на лице — очки и щитки, на руках — две пары перчаток. Первый раз, когда выходили из «грязной» зоны, снимали СИЗ и видели, как покраснело лицо и припухла переносица.

Для проживания в «чистой» зоне есть все необходимое. Медики говорят, здесь почти как дома. Есть и отдельная комната для приема пищи — там и холодильник, и микроволновка, и электрочайник, и посуда. Еду привозят из местного ресторана, все очень вкусно. Выделены и комнаты для медперсонала, там стоят кровати, шкафы, висит зеркало.

Защитные костюмы, шапочки, перчатки, маски и другие средства защиты — в достаточном количестве. Но важно правильно всем этим пользоваться.

— Я училась применять СИЗы, ведь важно надежно защитить себя, не инфицироваться. Работать в этих костюмах тяжело, жарко, неудобно. Нюансов много, — отмечает раздатчица Тамара Лукашевич.

— Больше всего хочется, чтобы никто не болел. И, конечно, скорее отдохнуть, — с улыбкой говорит Светлана. — Морально отдохнуть.

«Раньше тряслись руки, когда надевали костюмы». Служба скорой помощи

Работники «неотложки» в один голос уверяют: в этих вызовах для них нет ничего страшного — обычная работа.

— Первое время было много необоснованных вызовов: жаловались на кашель, температуру до 37,5°С, — делится медицинская сестра выездной бригады Ирина Ковальчук. — Люди очень волновались, а когда мы приезжали — реагировали на костюмы с опаской. Честно говоря, раньше и у нас руки тряслись, когда надевали костюмы. Сейчас уже спокойно относимся, привыкли.

— Расстраивает, когда видишь, как ходят в магазины целыми семьями и при этом без масок. Кассиры эту маску туда-сюда дергают, — подхватывает разговор Марина Чернушевич. — Да, устали, неудобно — но нужно понять, что вы это делаете для безопасности окружающих.

Слева направо: фельдшеры Марина Чернушевич и Анастасия Колос

Девушки признаются, что в пандемию отношение к медикам заметно изменилось:

— Многое поменялось по отношению к нам. Приятно, когда люди стали помогать: и горячие обеды привозят, и защитные костюмы, маски, экраны, очки и шапочки; и антисептики, и даже крем для рук. Мы им очень благодарны! Больше даже за эмоциональную поддержку.

Без выходных и праздников». Руководитель Узденской ЦРБ

Исполняющий обязанности главврача центральной районной больницы Вадим Лобанок рассказал о ситуации с инфекцией:

— С 1 мая инфекционное отделение перепрофилировано под инфекционный госпиталь № 1, перепрофилировано и терапевтическое. Хирургическое — теперь межрайонный хирургический центр для оказания экстренной медицинской помощи.

Работает исполняющий обязанности главного врача теперь без выходных и праздников. С семи утра до семи вечера на месте и целые сутки на связи. Делят с заместителем дежурства. Полноценно поесть — непозволительная роскошь.

— Сейчас мы вышли на плато — в день поступает по 3-5 обращений, практически все они госпитализируются, — говорит Вадим Лобанок. — Если пациенты поступают с ОРИ — им дают рекомендации, после чего переводят на амбулаторное наблюдение.

По словам врача, количество пневмоний за первый квартал 2020 года в сравнении с прошлогодним периодом больше практически в два раза: было 38, а за минувшие три месяца — около шестидесяти пяти.

— Но это не те цифры, чтобы их бояться, — отмечает руководитель.

Последние полторы недели в госпитале находятся 60 человек, из них — половина «ковид-плюс». Это не только жители Узденского района, но те, кого привезли из Жодино. Всем, кто поступает с пневмонией, делают экспресс-тесты на COVID-19.

— Но экспресс-тесты не показатель для того, чтобы выставить окончательный диагноз. Все же эталон — мазки из носа и ротоглотки, — поясняет доктор. — Делают экспресс-тесты и медработникам, которые трудятся в условиях коронавируса, а также контактам первого уровня.

— В целом среди наших врачей не было ни одного случая подтвержденного COVID-19. Смертельных исходов от коронавируса в Узденском районе нет.

Средств индивидуальной защиты — респираторов, одноразовых халатов, мелких расходников (перчаток, масок, бахил и шапочек) — хватает. Что-то больница закупает сама, что-то — управление здравоохранения Миноблисполкома. Поступает через Удзенский райисполком и гуманитарная помощь. Помогают медикам волонтеры, общество Красного Креста, профсоюзы, индивидуальные предприниматели, обычные жители.

— Думаю, этим вирусом переболеют все. Надежда лишь на иммунитет, — подытожил Вадим Лобанок.

Кристина Трухан

Фото автора

35 10

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте