Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Люди
Супруги-медики Козловские из Логойска: «Лечим, спасаем, даем кислород…»

 

Увидев эту счастливую, улыбающуюся пару, даже не подумаешь о том, что буквально несколько минут назад они вышли из отделения, где идет борьба с опасным вирусом.

Ирина и Василий Козловские, врач-гинеколог и анестезиолог-реаниматолог, еще с апреля переквалифицировались в инфекционисты. В стенах больницы это серьезные, грамотные и перспективные медработники, а дома — многодетные родители. Как удается совмещать эти сложные роли, откуда у медиков берутся силы и станет ли «ковид» толчком для перезагрузки всей отрасли, Ирина и Василий накануне своего профессионального праздника рассказали корреспонденту МЛЫН.BY.

И студенты, и родители

Их история любви началась довольно обычно.

— В студенческом общежитии медуниверситета нас заселили в соседние комнаты, — вспоминает Ирина. — В тот день мне как раз потребовалась мужская сила, чтобы занести мебель. А тут крутится улыбчивый Василий. Попросила парня о помощи. В таком возрасте знакомства завязываются быстро. В знак благодарности пригласила его позже на новоселье. Вот, собственно, и все детали.

Как шутит Ирина, через несколько месяцев объединили холодильники. Так родилась классическая студенческая семья. Днем учеба, а вечером — домашние хлопоты со стиркой, уборкой и готовкой на двоих.

— Хотели пожениться через год, а наша Елизавета решила, что это должно случиться гораздо раньше, — добавляет она. — Дети в студенческом браке — то еще приключение: нужно думать о бюджете, о том, как продолжить учебу, на кого оставить крошку в период сессий. И чтобы сильно не нагружать родителей, оба усердно работали. Мне приходилось быть и санитаркой, и няней для чужих малышей. Крутился, как мог, и Вася.

Чтобы не бросать учебу, маленькую Лизу отправили к маме Василия, старались поддерживать материально. От родителей из деревни везли продукты.

— Ребенок рос без нашего внимания, мы не видели, как она села, как вырос ее первый зубик, — с грустью говорит Ирина Козловская. — Разве это нормально? Лизу в конце концов забрали к себе в общагу. Когда она пошла в садик, я устроилась туда медсестрой. И, знаете, как-то справились. Бог, наверное, увидев, что силы и способность выкарабкиваться у нас есть, вскоре послал нам еще одно интересное испытание.

Когда Ирина и Василий проходили интернатуру в Минской областной больнице, поняли, что снова ждут малыша.

— На первом УЗИ мне сообщили, что будет двойня, — рассказывает Ирина. — Представляете мой шок? Многодетная семья без жилья и постоянного места работы. Пережили и это, 9 июля отметим 15-летие нашей семьи. Конечно, как и у других, случалось всякое, но, переступив через ссоры и конфликты, мы стали сильнее, убедились, что созданы друг для друга. На том и живем, строим дом и планы на будущее.

Если не мы, то кто?..

Кто-то из студентов медуниверстета идет в хирургию, кто-то выбирает педиатрию, а Ирина намеренно пошла в гинекологию после рождения Лизы.

— Роды были очень продолжительные, тяжелые, — вспоминает она. — Сил потребовалось немало. В тот момент я поняла, что если стану гинекологом, смогу что-то менять и в родовспоможении, и в методах обезболивания процесса. Это стало навязчивой идеей и перспективным планом на будущее.

Василий с профилем определился сразу, уж слишком интересным ему казалось направление анестезиологии, где требовались и четкие знания, и трезвость ума, и холодный математический расчет. Некий синтез медицины с наукой. А уж возвращать к жизни тех, кто на грани, — вообще торжество врачевания.

— Со мной все было ясно изначально, а когда началась практика, понял, что на своем пути, — замечает Василий Козловский.

— На работу я попросилась в Логойский роддом, сделав выбор в пользу небольшой больницы, где гораздо легче было внедрять что-то новое, — говорит Ирина. — А где жена, там и муж. Для Васи нашлась вакансия в реанимационном отделении.

С тех пор воды утекло много. За плечами Ирины Козловской — колоссальный опыт в гинекологии, сделано множество открытий и внедрено новаций. Кое-что предпринято в тандеме с мужем-анестезиологом.

— Для нашего роддома стали нормой эпидуральная и спинальная анестезии при родах. При выполнении кесарева сечения мы крайне редко используем общий наркоз, мама может сразу же увидеть своего малыша, — рассказывает доктор. — Кроме этого, когда у врачей появилась возможность юридически закрепить право на отказ от выполнения абортов не по медицинским показаниям, я была первой, кто это внедрил в нашей больнице. Затем появились последователи, а за медучреждением закрепился статус зоны, свободной от абортов.

Как замечает Ирина, у данного вопроса масса аспектов. Например, прерывание беременности по медицинским показаниям в их медучреждении все же выполняют. Бывают случаи, когда приходится делать подобный выбор, если речь, например, идет о жизни матери.

— Всем трудно, и в порыве эмоций люди могут пойти на самые крайние меры, — подчеркивает она. — Всем беременным, на мой взгляд, нужна психологическая помощь. Ведь у тех, кто решился на прерывание, тоже случаются глубокие психологические травмы. Порой они сильнее переживаний за неустроенный быт, нехватку денег и прочие обстоятельства, в которых может оказаться беременная женщина. Об этом можно рассуждать долго…

Гинекологом можешь не быть, а инфекционистом — обязана…

Когда в районе стали массово появляться «ковид»-положительные пациенты, родильное отделение, как изолированное от других помещений, было решено перепрофилировать в инфекционное. Встал вопрос, кто же будет здесь работать. И снова оказались полезными знания Ирины и Василия.

— Пригодился опыт работы клиническим фармакологом, — говорит Ирина. — Я неоднократно консультировала врачей на предмет сочетания препаратов, особенно при лечении тяжелых недугов. Так что выбора не было. Поначалу волновалась, ведь «ковид» — новый вирус. Сейчас все стало на свои места. Лечим, спасаем, даем кислород и устраиваем пациента в благоприятную для эффективного дыхания позу, только чтобы не допустить ИВЛ. Но случается, что реанимация — неизбежность.

По словам Ирины, работа в инфекционном отделении открылась для нее как новое, интересное направление. Положительная динамика у пациентов здесь нечто сродни рождению ребенка. Это тоже чудо, удача врача.

— Я даже оказалась на некотором распутье, ведь здесь много того, что еще можно постичь, — признается медик. — И как бы трудно ни приходилось, но интерес помогает двигаться вперед. А что касается «ковида», нам нужно научиться с ним жить. Это как грипп, он никуда не уйдет. Врачам данное направление еще предстоит глубоко проанализировать и сделать выводы.

Дети, коты, собака и парные татушки

После работы в «грязной» зоне Василий и Ирина возвращаются домой. Там их ждут трое детей, три кота, собака-дворняжка и куча мелкой живности, которую успели завести их непоседы.

— Отправили бы к бабушкам, но подвергать их риску заражения не хотим, — говорит Василий. — Так что дети и животные друг друга развлекают. Вечером мы разбавляем эту дружную компанию.

Чтобы снять напряжение от работы, семейство выезжает на природу — пожарить шашлыки или порыбачить. К последнему их приучил Василий.

— На Витебщине, откуда мои корни, масса живописных мест, — признается Ирина. — Там и отдыхаем душой, выбираясь на выходные. Палатка, костер, родные лица — много ли надо для счастья!

Еще семья Козловских строит дом в деревне Гостиловичи. Усадьба на пригорке будет большой. Пока она на уровне фундамента, стены должны появиться уже летом, а новоселье отпразднуют через год.

— Я верю в судьбу, в прорастание корнями, в силу любви и магию небес, — добавляет Ирина. — Когда мы решили сделать парные татуировки, обратились к славянской мифологии. Я интуитивно выбрала знак Макоши — покровительницы повитух, а Вася — Велеса, бога врачевателей. Оказалось, что они были мужем и женой. Ну разве не судьба?

Елена Харевич

Фото: Павел Орловский и из архива семьи героев

58 11

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте