Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
Люди, Регион
Белорусский музыкант Евгений Фельдмахер: «Вы там никому не нужны»

Общительный, открытый, он буквально излучает доброжелательность, на которую трудно не ответить взаимностью. Евгений Фельдмахер недавно приехал в Беларусь из Израиля. Почему решил вернуться из эмиграции и почему в принципе не стоит уезжать из своей страны — в откровенном интервью специально для МЛЫН.BY.

 — «А можно я вам интервью дам?» — нечастый вопрос в моей практике. Женя, только честно: зачем тебе это?

— Для меня это важно потому, что я родился и вырос в Беларуси. Несколько лет провел в Израиле, по личным причинам мне пришлось туда уехать. Хочу поделиться своим опытом, так как знаю: у нас многие рвутся куда-то за границу. А там несладко. Далеко не сладко. Нет такого, как многие думают: вот они приезжают — а тут златые горы. Сразу на них посыплются деньги и они станут богачами! Нет. На самом деле работать придется гораздо больше. Вы там никому не нужны. Представь: прилетаешь туда — и ты один. Если здесь у тебя друзья, товарищи, семья, то там ты совершенно один. Правда, когда я улетал, мне было к кому обратиться и в Израиле, но там не принято помогать так, как у нас. Особенно молодым людям хочу объяснить: прежде всего, надо что-то поменять в себе; нужно развиваться и развивать свою страну, а не мечтать и верить, что на Западе лучше. К слову, я хоть и жил на Востоке, но уверен — не важно где. Надо любить свою страну. Я вот прилетел примерно два месяца назад. Посидел на карантине, после которого могу гулять по Минску, сравнивать цены, общаться с людьми. Честно признаюсь: мне очень жаль тех, кто утверждает, что у них все плохо. Вот этот принцип, такие настроения, наверное, остались со времен Советского Союза, когда с бутылкой водки на кухне можно было обсуждать, как у нас все плохо.

— Как долго ты жил в Израиле? Беларусь за это время изменилась?

— В Израиле прожил более трех лет. Да, я вижу большую разницу между Беларусью, из которой уезжал, и Беларусью, в которую вернулся. Страна развивается. Наверное, дело в том, что подросла молодежь, а у них уже другое мышление. Даже начиная с самого простого. Когда я набил первую татуировку, на меня смотрели как на идиота. Считали, что я псих и днище общества. А сейчас молодые люди практически поголовно все в татуировках. Наверное, какой-то барьер рухнул в плане свободы. В Израиле, например, не имеет значения, есть ли у тебя татуировки (будь ты хоть весь ими расписан!), с сережками ты ходишь или еще с чем-то. Там важно, как ты выполняешь свою работу. Там нет такой проблемы. Здесь, я надеюсь, она тоже уменьшается. Растут молодые, и у них появляется новый уровень внутренней свободы. Но новые люди воспитываются, к сожалению, не на тех устоях, которые были у нас.

 — И о чем ты сожалеешь? Может, наоборот, все к счастью?

— С одной стороны, к счастью, а с другой… Они теряют какие-то ценности, которым нас учили. Например, пунктуальности. Люди сейчас стали какими-то суперзанятыми, суетливыми. Но при этом у них остается все меньше каких-то моральных ценностей. Деньги стали выше дружбы. Слишком большое значение придается одежде. Если у тебя майка не от крутого бренда — значит ты не вхож в определенный круг. Живя в Израиле, могу сказать, что там на такие мелочи даже не обращают внимания. Им по барабану. Всем. Важен лишь тот вопрос, который ты можешь решить, о чем ты говоришь и что ты делаешь в итоге. Я считаю, что молодежь в этом потеряла. Но счастлив оттого, что сегодня она все более свободно себя ощущает. Сравнивая две страны, не могу сказать, что где-то лучше, а где-то хуже. Люблю Беларусь, где я родился и вырос. Но очень люблю и Израиль. Хотя там действительно нелегко жить. Там нет такого, чтобы все было просто. На первых порах там мне было гораздо сложнее жить. Приехал и понимаешь: ты — никто. Да, надо доказывать, что это не так. И со временем все приходит. Я добился в Израиле определенных успехов, а начинал простым посудомойщиком, несмотря на то что у меня уже тогда было гражданство.

— Тебе хватало зарплаты?

— Их было несколько. Я еще работал в магазине — раскладывал товар. Вставал в пять утра, ехал на одну работу, возвращался домой, спал пару часов и ехал вечером мыть посуду. Так я жил фактически каждый день. И это несмотря на дотации, на которые многие очень рассчитывают. Эти средства не спасают. Для меня пока сложно все сравнивать и анализировать, я не понимаю разницу цен в Беларуси и в Израиле. Но зарплаты отличаются. За одну и ту же работу там можно заработать больше. Но в любом случае уверен: молодежь не должна уезжать толпами.

 — Жить в столице любой страны мира — дорогое удовольствие. У Минска, например, есть города-спутники, где цены на то же жилье доступнее.

— Согласен. Я вот сейчас смотрел квартиры в Минске. Однокомнатную — не первой свежести, где-то на Ангарской, почти без мебели, — сдают за 250 долларов. И это без учета стоимости коммунальных услуг. Издеваетесь? У меня в Израиле была съемная трехкомнатная квартира, и все выплаты за нее составляли около тысячи долларов. Так это в одной из самых дорогих стран! Как может белорус со средней зарплатой снимать такое жилье? Молчу про питание, про то, что хочется же и одеться, и что-то для души купить. Там ситуация более выровнена в этом плане, возможны варианты даже с небольшой зарплатой. Я по итогу нашел другую, нормальную работу. Но все равно там везде работать надо. Молодым людям, которые думают, что они в Европу уедут и там у них будет прямо «вау!», надо четко понимать: такого не случится! Если родители не поддержат, придется на «роллтонах» сидеть. К слову, о продуктах: нет никакого сравнения с белорусскими! Наши действительно качественные. Ничто не сравнится с воздухом, с природой. И здесь ты на Родине. Я не то чтобы призываю к чему-то, просто хочу поделиться своим опытом: я вернулся, я дома, и мне хорошо!

 — Чем планируешь заниматься на родине? Знаю, что ты музыкант, но эта профессия для Беларуси не уникальна.

— Я рок-музыкант, а таких у нас вообще очень много. (Улыбается.) Но в Израиле возможностей для музыкантов еще меньше. Слава Богу, у меня есть и образование, есть огромный опыт работы. Считаю, что можно многое пробовать тут. Не утверждаю, что у меня обязательно все получится или я весь такой уникальный и способный. Я пока наслаждаюсь Беларусью, наслаждаюсь тем, что я дома.

 — Но деньги никто не отменял. Только не говори, что до отъезда ты зарабатывал их исключительно музыкой.

— В Беларуси я много чем занимался. У меня высшее экономическое образование, много лет проработал на производстве, был даже начальником. (Улыбается.) Затем ушел в банковскую сферу — около 6 лет стажа. Работал до самого отъезда и с нуля дорастал до определенных вещей, должностей. Я абсолютно уверен: все возможности для творческого и профессионального роста в Беларуси есть. Очень задевает, когда с кем-то общаюсь и слышу от них, что в этой стране что-то нельзя. Обидно. Например, всего за несколько недель познакомился с огромным количеством хороших людей! Благодаря им у меня уже были записи на студии, сегодня вот тоже. Что-то постоянно происходит, движется, потому что я не сижу на месте. Что-то делаю, бегаю, развиваюсь… Если ничего не делать, сидеть и говорить, что все плохо, — лучше не станет.

 — Ты имеешь в виду, что дело не в стране, а в самом человеке? В его отношении к своей жизни и в предпринимаемых действиях каждого?

— Абсолютно! На 100 процентов уверен, что нет ни одной страны, где не было бы проблем. У меня много друзей в Европе, в Америке — почти по всему миру. И никто из них не говорит, что ему легко. Везде надо развиваться, что-то менять в себе. Помню ситуацию, когда в Израиле снова остался один. Тогда я переехал в новый город, где не было ни друзей, ни просто знакомых. Я один, мне снова надо искать работу, квартиру. Пришлось заводить новые знакомства и очень быстро. Благодаря новым связям появилось съемное жилье. Дальше стал думать, как заработать. Пошарил в интернете, пошагал ножками и устроился на работу. Но друзей-то все равно нет! Возле моего дома было кафе-бар, куда заходил практически каждый день, это позволяло притупить чувство одиночества. Я не пьянствовал, нет. Просто общался. Подружился с хозяином этого заведения, после чего у меня появилась и дополнительная занятость. В кафе-баре я работал пару вечеров в неделю, быстро обзавелся новыми знакомыми, хорошими товарищами. Когда улетал в Беларусь, меня провожало полгорода! А для этого надо было встать и пойти что-то делать! Когда я прилетел в Минск, где у меня всегда было много друзей и еще больше знакомых, не возникло чувства одиночества. Сидел на карантине, а они мне, например, продукты привозили. Сегодня не вижу большой разницы, где и чего ты добиваешься. Я никого ни к чему не хочу призывать, сравнивать Беларусь, Запад, Восток, Европу, Америку… В каждой стране есть свои проблемы. Вопрос лишь в том, как ты воспринимаешь некоторые условия, устраивают ли они тебя. Но тебе все равно в любой стране так или иначе придется подстраиваться к окружающей обстановке, идти на компромиссы. И вдобавок — скучать по родине и людям, которых здесь оставил.

Алена Кореневская

25 9

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте