Лента Новостей
Последние новости
Происшествия
Мнение и спорт
Самое читаемое

«Не дай Бог все это пережить детям и внукам» -- вспоминает 96-летняя свидетельница расправы над евреями

Жительница деревни Звериничи Логойского района Елизавета Андреевна Давидович с трудом вспомнит события вчерашнего дня, но произошедшее несколько десятилетий назад способна собрать буквально по крупицам.  Не затерялись в памяти ветерана и трудные годы войны, которую сельчанка встретила девушкой.

-- Это сейчас мои ноги не ходят, а потому приходится лежать без работы, -- говорит Елизавета Андреевна. -- А от безделья человек чахнет, силу теряет. В молодости же я была шустрой, с любым делом справлялась.

Еще до начала войны Елизавета Давидович успела окончить школу, а затем устроилась в колхоз, чтобы отработать два года и получить паспорт.

-- Тогда был такой закон для сельских жителей, -- рассказывает она. - Возможно, позже поехала  бы учиться, но не суждено было получить профессию.

Немцы в Гайну и Звериничи приехали со стороны деревни Корень: техника двигалась по улицам, а из машин и мотоциклов доносились звуки губных гармошек.

-- Мой брат тогда уже ушел на фронт, дома остались мы с родителями, -- говорит женщина. -- На улицу боялись высунуться, больше всего пугала техника и чужая речь. Новые хозяева, какими они себя здесь ощущали, сразу же стали устанавливать свои порядки. Выясняли, у кого в семье есть солдаты и партизаны. Таким, конечно, доставалось больше всего. А спасали людей лес и болото, где сидели целыми семьями. Когда мой брат после ранения и освобождения из плена оказался в партизанах, я, боясь фашисткой расправы, одну зиму прожила в землянке. Как не умерла с голоду, сама не знаю.

Гайна, до которой от Зверинич рукой подать, была еврейским поселком. В семьях евреев, как и белорусов, росло много детей.  Жили мирно, ладили с соседями, занимались своим ремеслом -- торговали, шили, держали кузницы.

-- Ничего плохого они не делали, да и не делили мы тогда людей по национальностям, -- вспоминает Елизавета Давидович. -- Только вот фашисты и полицаи расправлялись с евреями в первую очередь.

Новость о том, что еврейские семьи собирают для конвоирования в Логойск, быстро долетела и до Зверинич.

-- Думали, что будут хватать всех, а потому сбежали в лес, -- замечает ветеран. - Но нашу деревню хапун обошел стороной. Видимо, был у фашистов свой план. С какой целью гонят этих несчастных людей, никто не знал. Подозревали, что отправят в Германию на принудительные работы. И только потом дошла молва, что всех их расстреляли. Еще долго пустовали дома убитых, а потом люди стали заселяться в них.

Помнит сельчанка трагическую историю еврейской семьи Менделя и Рохи Шульман из Слободы.

-- В тот день в деревню нагрянули полицаи, ходили по домам, искали, чем поживиться, -- говорит Елизавета Андреевна. - Их люди ненавидели за особую жестокость, какой не было даже у немцев. Грабили и убивали своих же, угрожали оружием детям. Под их горячую руку и попал тот бедный слободской еврей вместе с сыном Люськой. Мужчину, поиздевавшись, застрелили, а ребенка ранили. Сделали это полицаи во главе с одним из гайнинских фашистских прислужников по кличке "Писляк".

Окровавленные тела людей лежали прямо на перекрестке, такими их увидела мать, возвращавшаяся с поля. В ужасе женщина расстелила покрывало, что несла в руке, легла рядом с родными и одним взмахом отчаяния сделала себе глубокий разрез на шее.

-- Когда вернулись полицаи, выстрелами из автоматов добили еще живую женщину и ее раненого сына, а затем заставили местных закопать тела под кустом, -- говорит Елизавета Давидович. - Только после войны приехал в Слободу родственник убитых. Косточки их перенесли на сельское кладбище, где упокоили по всем законам. И таких историй много½

Муж Елизаветы Андреевны, которого уже нет в живых более 30 лет, с фронта вернулся домой после тяжелого ранения. Все эти годы давала о себе знать контузия, но мужчина работал, растил детей, обустраивал дом.

-- Десять деток я ему родила, правда, трое умерли еще маленькими, -- вспоминает Елизавета Андреевна. А семеро выросли, свои семьи завели. Воспитывали мы их в труде: кто корову доил, кто свиней кормил, кто в поле скотину гнал. Времени на забавы не было, как у современной молодежи. Но зато мне за своих детей не стыдно.

Сейчас Елизавета Андреевна живет у дочери Валентины, в Слободе. Родительский домик в Звериничах досматривает старший сын.

-- Полетела бы в родные стены, по которым скучаю, да ноги не дают, три года уже болею, -- делится она. - А до 93 лет всю работу дома делала и была счастлива, что могу еще детям и внукам помочь. Внучат у меня 11, а еще 10 - правнуки. Теперь вот за них переживаю. Посмотрю телевизор и плачу -- только бы войны не случилось на нашей земле. Не дай бог детям пережить то, что выпало на нашу долю.

Елена Харевич

Фото Павла Шнипа

Mlyn.by © 2012 - 2020 Все права защищены.
Яндекс.Метрика