Лента Новостей
Последние новости
Происшествия
Мнение и спорт
Самое читаемое

Библиотекарь-мужчина: «Давно пора сломать стереотип, что это исключительно женская профессия»

Школьники обращаются к нему просто — Никита. Он не обижается. Говорит, отчество еще надо заслужить, а за год и даже два это нереально. Никита Лупач — один из немногих библиотекарей-мужчин в стране. Трудится в Погостской сельской интегрированной библиотеке Березинского района. В свободное время читает и мечтает написать книгу-утопию. О чем она будет — попытались выяснить корреспонденты МЛЫН.BY.

Оптимальный вариант

Поговорить с молодым человеком удается только во время уроков — Погостская СИБ работает на базе школы, так что на переменках здесь всегда толпы детей. Время от времени заходят и взрослые читатели.

— Никита, дай «Алые паруса» Грина...

— Грибоедова проходим, «Горе от ума»! Критика осталась, или «Б» класс все разобрал?»

И так бесконечно... Наконец, школьный звонок позвал ребятню за парты — значит, мы можем спокойно пообщаться.

Про себя Никита говорит так: «Мне, наверное, было предначертано стать библиотекарем». И дело даже не во всепоглощающей любви к чтению, просто с инвалидностью мало куда хотят брать. Осознав, что спасателем или водителем никогда не станет, он решил посвятить себе самой романтичной и мирной профессии на Земле.

— Вообще-то я не березинский: моя малая родина — Мостовский район, Гродненская область, — пока суд  да дело, Никита посвящает нас в подробности своей биографии. — Однако жилищные вопросы, да и не только они, вынудили родителей уехать за 370 км от дома, в агрогородок Погост. Нас, детей, определили в местную школу — из всех учреждений образования, где учился, это лучшее. Быть может, именно отношение учителей, их поддержка повлияли на мой профессиональный выбор. После уроков я частенько пропадал в библиотеке: этой самой, где сейчас работаю. Возьму парочку журналов или книг — и на несколько часов будто улетаю в другую реальность, параллельный мир. Учителя все твердили: «Придешь, Никита, в библиотеку работать! Все книги перечитал — кому, как не тебе, здесь хозяйничать». Подсознательно я и сам понимал, что при моем здоровье это оптимальный вариант.

Никита честно признается: если бы не болезнь, он бы сегодня водил большегрузные автомобили или спасал людей на пожарах. Но «врожденный ДЦП, 1 группа инвалидности» не позволили даже мечтать об этом. Благо бесконечные реабилитации подправили здоровье, и к 18 годам парню дали уже 3-ю группу инвалидности. С такой трудоустроиться легче.

— После школы у меня уже были кое-какие планы насчет профессии. Но я понимал, что последнее слово останется за врачебно-трудовой комиссией. Когда после экспертизы установили все-таки третью группу, единственное, что спросил: смогу ли быть библиотекарем? Мне дали добро, и я поехал подавать документы в Могилевский библиотечный колледж.

«Дайте книгу про то, как полетели в космос!»

О других говорить не берусь, а вот мне всегда казалось, что типичный библиотекарь — это седовласая старушка с шишечкой на голове и воткнутыми в нее шпильками. Сидит, читает книгу, и на каждого, кто осмеливается прервать ее занятие, бросает презрительный взгляд. Когда поделилась своими соображениями с Никитой, он только посмеялся:

— Так думают люди, которые в библиотеке давно не были! Насчет старушек не знаю, но молодежи среди библиотекарей много. По поводу мужчин все не так просто. Со мной в одной группе колледжа учились сразу три парня. Педагоги говорили, что за всю историю  Могилевского библиотечного колледжа это был первый подобный случай. А что в сухом остатке? Один пошел на свой хлеб, другой просто без работы сидит, третий записался в вечные студенты. Один я работаю по специальности, и не жалею. Давно пора сломать стереотип, что библиотекарь — исключительно женская профессия.

Молодого человека распределили в Гродненскую область — вернее, он сам решил уехать подальше от дома. Говорит, Березино даже не рассматривал. На вопрос, почему, искренне удивился:

— Чтобы убедить себя и близких, что могу самостоятельно, без их помощи устроиться в жизни. Дома все опекают, а когда рядом нет родных стен — даже взрослеешь быстрее.

За два года отработки в районной библиотеке Щучина парень поднаторел в профессии, набрался опыта. Хотя и признается: было сложно. Читателей приходило много, порой запросы у них были настолько оригинальные, что молодой специалист не всегда находил что предложить.

— Прибегает мальчонка: «Дайте книгу про то, как полетели в космос!». Смотрю на него и думаю: «Тебе про Юрия Гагарина предложить что-нибудь или  «Незнайку на Луне»?  — смеется Никита. — Задаю ему наводящие вопросы, и шаг за шагом мы приходим к результату: я даю ему книгу, он уходит довольный. Отдельная категория читателей — библиоманы. Такие всегда знают, чего хотят, и просят определенного автора. Тут главное быстро сориентироваться и найти нужную литературу на полке. В читальном зале работать было гораздо проще: оставалось много свободного времени, чтобы самому что-то прочитать или полистать журналы.

Распределение закончилось, и Никита, собрав чемоданы, уехал на Березинщину.  Может, сработало-таки пророчество школьных учителей: они ведь не сомневались, что Никита вернется в родную школу, будет работать в Погостской сельской интегрированной библиотеке. Так и вышло.

— Как дети отреагировали на то, что книги им теперь выдает какой-то незнакомый дядечка? Всегда ведь была тетя! — спрашиваю у Никиты.

— Да какой я дядечка в свои 24 года? Кстати, о том, что приду в библиотеку, ребята знали задолго до моего здесь  появления. Уже ждали. Многие из них мои соседи, друзья. И, по большому счету, какая разница, главное, чтобы работал хорошо.

Решила устроить для Никиты небольшой блиц-опрос. Не скажу, что я профи в мире книг, но в свое время хотела даже поступать на библиотекаря. Позже, правда, передумала.

— Придет к тебе школьник и попросит самое известное произведение Толстого. Что предложишь?

— Сначала уточню, какого именно автора он имеет в виду: Льва Толстого, Алексея Константиновича Толстого или все-таки Алексея Николаевича Толстого, перу которого принадлежит знаменитый «Золотой ключик, или Приключения Буратино».

— А если ученик будет требовать повести, написанные Белкиным?

— Принесу ему то, что он хочет: «Повести Белкина» Пушкина.

— Давно собиралась перечитать «Кавказского пленника». Одолжишь книгу на пару дней?

— Вы не назвали автора: «Кавказский пленник» есть у Пушкина, Лермонтова и Льва Толстого.

— Сколько книг в фондах Погостской библиотеки и как много людей ее посещает?

— Пользователей — 320 человек, а книг и журналов больше 3800 экземпляров, — отчеканил Никита.

— Все, наверное, перечитал?

— Не успел пока, — улыбается парень. — У меня ведь, помимо выдачи литературы, и другая работа есть. Должникам надо периодически звонить: напоминать, чтобы книгу на полку вернули. Школьники ладно, они все тут, при мне, но библиотеку жители агрогородка и соседних населенных пунктов еще посещают. Могут взять парочку редких книг и благополучно забыть о них. Напоминаю, прошу не задерживать литературу, ведь кому-то она тоже может быть нужна.

Еще одна головная боль библиотекаря — когда книги возвращают в неподобающем виде. Порой, говорит Никита, такое ощущение, что человек ставил на нее сковородку с салом, все страницы грязные, в жирных разводах.

— Могу сделать замечание и по-дружески попросить больше так не поступать, чтобы не отбить у человека желание ходить в библиотеку. Всегда стараюсь идти с читателями на контакт.

 «Водоросли» Фонвизина и «Тонкий Кот» Сервантеса

Но все это второстепенное, уверяет Никита. За время работы в библиотеке он понял главное — ему здесь по-настоящему нравится.

—  Рядом с детьми заряжаешься от них позитивом, какой-то сумасшедшей энергией. Они на ровном месте настроение поднимают. Сижу, бывает, формуляры переписываю. Прибежит мальчишка: «Тореодор Драйзер есть?» А за ним второй такой же уникум — «Шанель» Гоголя ему подавай. «Водоросли» Фонвизина и «Тонкий Кот» Сервантеса тоже часто просят. Не дети, а юмористы!

Прощаясь, спросила у Никиты про его любимую книгу. Может, снова ошибаюсь, но в моем представлении библиотекари — самые начитанные люди на Земле.

— Раза три перечитывал роман «Спартак» Рафаэлло Джованьоли, — авторитетно заявил парень. — А вообще я сам хочу книгу написать в жанре утопии. Возможно, она будет о Вселенной, в которой все люди счастливы и читают книги. Или счастливы, потому что читают книги. На эту тему могу говорить бесконечно. Напишу книгу, и тогда встретимся с вами еще раз. Первой возьмете у меня интервью, договорились?

Галина Наркевич

Фото: Павел Шнип

Mlyn.by © 2012 - 2020 Все права защищены.
Яндекс.Метрика