Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
В Минской области, Регион
На родине героя – как в Хоростово чтут память о Василии Корже

Здесь, на окраине Солигорского района, берет начало белорусское Полесье. Ровным полям с многочисленными мелиоративными каналами, кажется, нет конца и края. А в годы войны здесь было сплошное болото, в лесной части которого спасались от фашистов мирные жители, укрывались лесные солдаты, а еще находили свою погибель те, кто пришел на землю полешуков с войной. Эти места давали силу на борьбу с врагом, рождали настоящих героев, память о которых хранят мудрые потомки. Один из таких примеров деревня Хоростово — родина славного партизана Василия Коржа.

«Кто не мог партизанить, тот кормил партизан…»

От Минска до Хоростово — 220 километров, так что терпением стоит запастись на долгую дорогу. Из главных особенностей сентябрьского пейзажа — поля с кукурузой, которая из-за погоды так и не поднялась в полный рост, да бесчисленные рулоны соломы на сжатых гектарах с зерновыми вперемешку с участками желтеющего леса. Где-то за Слуцком разбавляют эту привычную глазу белоруса монотонность ремонтные работы на трассе, а еще заставляют до упора свернуть голову вправо многочисленные продавцы грибов, яблок, груш и прочих витаминных даров сада и леса.

Так доезжаем до указателя на нужный поворот. До Хоростово — 12 километров. Здесь делаем остановку у необычного памятника, который будто дает понять, что прибыли именно в партизанский край.

На бетонном постаменте — не традиционная фигура солдата, не склонившая голову скорбящая мать, а бородатые старцы, словно заставляющие своей необычностью проезжающих мимо остановиться. В этом, видимо, и был тайный замысел создателя, придумавшего такой образ для братьев Цуба.

Михаил и Иван — местные жители, оказавшиеся в руках карателей, должны были показать им место стоянки партизанского отряда. Но завели полешуки фашистов не куда-нибудь, а в самую глубокую топь,  откуда выйти уже никто не смог. Уцелел лишь переводчик, который и поведал людям эту историю.

Медали Александра Невского до потомков братьев Цуба так и не дошли

— Наши края родили много отважных и героических людей, а эта земля буквально полита кровью жертв фашизма. Хоростово, Пузичи и другие деревни каратели сожгли дотла, и после войны люди смогли их восстановить, вдохнуть новую жизнь, не забыв увековечить память о погибших.

В каждой семье здесь кто-то ушел на фронт, был в партизанах или помогал им, готовя еду, штопая одежду. Так что здесь все, можно сказать, воевали, — рассказывает Нина Черевако, младший научный местного дома-музея Василия Коржа. – Но центральной фигурой в этой борьбе для нас остается Василий Захарович – мудрый, рассудительный, простой, и вместе с тем очень отважный человек. Он не только родился здесь, но и развернул партизанскую борьбу, возглавив ее, затем, достигнув высот в карьере и будучи генерал-майором, вернулся в Хоростово, чтобы руководить местным хозяйством.

«Наш край легендарны, а людзі — героі…»

Нина Черевако много лет отработала учителем истории в местной школе. Вместе с учениками по крупицам собирала информацию о партизанском движении на Солигорщине.

Музей в местной школе

Большой вклад в воссоздание картины всенародной борьбы с фашизмом сделал и местный краевед, автор книги «Больно даже мертвым» Александр Ясько. Сегодня Нина Ивановна вместе с однофамилицей Татьяной Черевако используют весь накопленный годами материал для экскурсий, которые организуют для туристов, приезжающих в музей.

— Дом, где сейчас размещается музей, был построен для Василия Коржа местными жителями, когда он приехал руководить колхозом «Партизанский край», — рассказывает Нина Ивановна. – В 1953 году наш земляк решил уйти с должности заместителя министра лесного хозяйства и вернуться на родину. По приезду жил у племянницы Олимпиады, а позже переселился в новый дом, где большую часть строения отвел под правление. Был очень скромным, думал больше о людях, чем о себе.

После смерти Василия Коржа, по настоятельным просьбам местных жителей, в этом доме в 1973 году и был открыт музей.

— Мы дружили с дочерью Василия Захаровича Зинаидой, которая тогда жила в Минске, — продолжает Нина Черевако. — Благодаря ей, в музей попали многие ценные документы и экспонаты. Передавали материалы и местные жители, и партизаны, и их родственники. К сожалению, свидетелей уже не осталось в живых.

Генеральская форма Василия Коржа

В документах о местной партизанской борьбе значится, что в ней принимало участие все мирное население, но официально в соединении, которым руководил Василий Корж, числилось 15 тысяч человек.

— С 1943 года на нашей территории была восстановлена советская власть, избраны депутаты, — говорит научный сотрудник. – Постепенно это было сделано в восьми районах.

Фашистам партизаны наносили огромный ущерб, разрушая железнодорожные пути, выводя из строя технику, устраивая облавы и рейды. Иногда операции проводились усилиями нескольких формирований.

— Уровень соединения Коржа был настолько высок, что штаб имел собственный аэродром, располагавшийся недалеко от урочища Векарево, госпиталь, а также свою газету «Палесская праўда», которую выпускали в лесной типографии, — отмечает Нина Ивановна.

Сам Василий происходил из простой семьи, жившей на местном хуторе. Родители Захар и Алеся работали на земле, растили шестерых детей. Во время Первой мировой отца и старшего брата забрали на фронт. Главным мужчиной в семье остался Вася.

В 1917 году Корж познакомился с революционными идеями, но через три года территория Западной Беларуси согласно Рижскому договору отошла к Польше. Пришлось жить уже при новой власти.

В 1921 году Василий Корж уходит служить в польскую армию, откуда сбегает, попав по дороге к людям Кирилла Орловского — одного из организаторов и руководителей партизанского движения на территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны, уже тогда развернувшего партизанскую борьбу. Так завязалась дружба на всю жизнь.

Василий Корж с Кириллом Орловским

Затем Василий Корж значится как организатор коммуны, но при этом подпольно получает знания по организации партизанской борьбы. Их ему удалось применить в Испании, куда белорус попал в качестве консультанта по партизанскому движению.

— Если бы ни Орловский и другие товарищи, то Василия Коржа могли бы расстрелять. Попал он в тюрьму после возвращения из Испании по обвинению в шпионаже. Но суждено было выжить, — говорит Нина Черевако. – Кстати, об этих событиях режиссер Игорь Добролюбов снял фильм «Третьего не дано». Олимпу играет Татьяна Мархель, Василия – Валентин Белохвостик. Премьера фильма проходила в нашем клубе, а встреча с актерами была очень волнительной. Жаль, Хоростово в кадр не попало.

До войны Василий Корж успел поработать руководителем крупного совхоза «Кропоткинский» в Краснодарском крае. Туда семья уехала вместе с тремя детьми — Ольгой, Зиной и Леонидом.

А войну встретил на Пинщине, с первого же дня твердо решив организовать партизанский отряд. В него сразу же вступило 60 человек, в том числе и Вера Хоружая с мужем.

— Они занимались эвакуацией документов, собирали население, вооружались, и в первом же бою взяли в плен немецкого офицера, — говорит Нина Ивановна. – А затем стали пробираться с Пинщины в родные леса, по дороге постепенно увеличивая численность отряда. Штаб обосновался в урочище Векарево, где в 70-х годах создан памятный комплекс и проходят мероприятия, в том числе фестиваль патриотической песни «Чырвоныя гваздзікі».

В 1943 году Василию Коржу присвоено звание генерал-майора, в 1944-м – Героя Советского Союза.

Многострадальная земля

И партизанам, и местному населению за годы войны хватило горя, смерть будто поселилась в этих краях. Разорено и сожжено было Хоростово, горели Пузичи.

Храм в честь архистратига Михаила

— В один из таких черных дней фашисты подожгли местную церковь, где проходила служба, — говорит Нина Ивановна. – Собралось в храме сотни две человек. Не думали люди, что фашисты тронут их в храме. В том огне сгорел и местный священник Иоан Лойко. Известно, что его дочь Вера попала в немецкий конлагерь, откуда вернулась замученной и постаревшей. После войны на место трагедии приезжали и двое взрослых сыновей батюшки. А вот памятного знака до сих пор нет. К счастью, храм наш восстановлен, но чуть дальше от бывшего пепелища.

Аллея Героев в Хоростово

На поле в Пузичах до войны стояли большие фермы. В одну из них фашисты в 1943 году и согнали жителей деревни, всего 843 человека. Попали сюда и сельчане из Вейно. Строение фашисты подожгли, не пожалев даже грудных деток.

Памятный знак в Пузичах

Чуть поодаль от братской могилы возвышается черный камень надгробия. Надпись на нем гласит, что в этом месте упокоены пять молодых девушек, замеченных фашистами.

— Имена их на камне не значатся, но все они были местными, — говорит Нина Черевако. – А сколько безымянных и не обозначенных могил: люди тонули в болоте, замерзали в лесу, умирали от голода, попадали под бомбежку. Мир достался слишком дорогой ценой.

Елена Харевич

Фото Дмитрия Имховика

6 1

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте