Лента Новостей
Последние новости
Происшествия
Мнение и спорт
Самое читаемое

«Ржавые» и в «шапках». Житель Молодечно после инсульта нашел отдушину — разводит редкие породы кур

59-летний Геннадий Томашевич работал на литовском заводе, играл в оркестре и обновлял крыши в домах и храмах. Несколько лет назад у него случился инсульт. После долгой реабилитации Геннадий нашел дело для души. В своем дворе он создал коллекцию редких пород кур. Одни несут голубые яйца, вторые удивляют необыкновенным оперением, а третьи — размерами.

МЛЫН.BY съездил к Геннадию в гости и посмотрел на необычных пернатых.

«Решил заняться чем-то для души»

Геннадий Томашевич родом из Молодечно, никогда не имел никакого отношения к сельскому хозяйству, а в детстве мечтал стать музыкантом.

— Интерес к музыке у меня от деда: он и играл на цимбалах, и делал их из обычной ели. В детстве я жил недалеко от воинской части, и, когда военные выходили с начищенными трубами, у меня был восторг. Мой знакомый взялся научить меня играть на трубе — хотел в музучилище поступать. Но учиться не пошел и дома сам освоил сольфеджио. Даже мог написать партитуру. Сначала в армии играл в лучшем оркестре дивизии, потом — в Литве в духовом оркестре «Аушра» (по-русски «Заря» — Прим.). Когда вернулся в Молодечно, учился в теологическом институте, но после 4 курсов все закончилось: нужно было детей растить, дом строить, — вспоминает Геннадий.

«Не было бы счастья, да несчастье помогло» — поговорка как раз о Томашевиче. Несколько лет назад у него случился инсульт. Геннадий — человек верующий, говорит, восстановиться помогли и вера, и желание жить.

— Правая рука и нога совсем не слушались. И я сказал себе: лежать не буду! Я слишком любил жизнь. Решил, что нужно с этим что-то делать. Наловчился бриться левой рукой, а после долгой реабилитации — заново ходить и писать. Кстати, когда другие после инсульта делали по 3 упражнения, я делал 5, 10. Даже помог «коллеге» по койке: тот лежал, глядя в потолок, жена попросила поднять его на ноги. Поддержал, подсказал — он поднялся! Тогда понял, как иногда вера и поддержка со стороны одного человека могут творить чудеса для других, — улыбается Геннадий Петрович.

Из-за болезни ему дали III группу инвалидности. До этого владелец птичьего хозяйства реставрировал крыши, но после жить в привычном ритме не смог и «решил заняться чем-то для души» — стал кур разводить. Хоть правая сторона и сейчас полноценно «не подчиняется», Геннадий Петрович не унывает: на курочек и петушков собственных ног и рук хватает.

«Лососевые, «ржавые», летающие и несущие голубые яйца

Хоромы для пернатых птицевод построил немалые. В каждом вольере — своя семья: и хохлатые, и с причудливыми «шапками», и с золотистыми полосками, и цвета лосося — целая наглядная энциклопедия птицеводства.

А началось все с курочки и петушка, которых Геннадию подарил такой же любитель-птицевод Дмитрий Холодинский. Потом Томашевич покупал декоративных кур у других заводчиков. Растил и отбирал лучших, сравнивая выводки с характеристиками породы в энциклопедиях, и доводил пернатых до «точь-в-точь». Так и получились: у Геннадия 5 чистокровных пород. И несутся хорошо, и мясные, и просты в содержании.

О своих курочках и петушках, как называет их Геннадий, он готов рассказывать часами.

— Например, происхождение польской хохлатой связывают с шапкой польского солдата. Некоторые ошибочно называют их падуанами или голландской белохохлой. Отличает их эффектная «шапка», а дает польская хохлатая 140 яиц в год весом до 50 граммов, — отмечает Геннадий Петрович.

Отдельная гордость любителя-птицевода — порода Фавероль лососевого цвета из Франции с пышным хохолком на голове и незаметным гребнем, бородой и бакенбардами.

— А петушок — эдакий модник с белой головой и переходом в туловище темно-коричневого окраса. Довольно крупные птицы, которые при хорошем уходе могут дать до 200 яиц в год. Араукана — та самая курочка с голубыми яйцами, небольшая и без хвоста. Билефельдер — немецкая порода с необыкновенным серо-золотистым окрасом и «ржавой» спиной, яйца несут крупные светло-коричневые — до 70 граммов. А вот Бентам — миниатюрные курочки, легкие, поэтому часто взлетают, попадая в соседский огород. Приходит соседка и спрашивает: «Ваша?» Наша, говорю, а она сетует, что курочки грядки подпортили, но не ссорится, — улыбается Геннадий.

Сейчас в птичьем зоопарке Томашевича — больше 50 кур. Для сохранения чистой породы каждая семья строго в своем вольере. Геннадий готов пропадать у своих курочек днями: то воду поменять, то покормить, то просто полюбоваться.

— Если понаблюдать за их жизнью, можно заметить много необычных вещей, — рассказывает Геннадий. — Хоть породы и живут своими семьями, но сородича сразу могут не принять, не говоря уже о курах не своей породы, потому что для семьи новая особь в «стае» — лишний рот. Они все знают, кто «новенький», и клюют. Для подсадки я обычно меняю место всей семье: запускаю в новое место сразу курочку, потом к ней же — петушка и еще одну курочку. Когда они все в новом месте, то еще не знают, кто среди них главный, и думают, что все попали на чужую территорию, а значит, стоит вести себя тихо. После на новое место к сородичам каждый день подсаживаются остальные курочки. Они иногда поклевывают друг друга, но лишь для того, чтобы определить лидера, привыкают к месту около трех недель, — уточняет Геннадий.

«Для бизнесмена мало, для меня — удовольствие»

У кур, говорит птицевод, — полная иерархия: сильные всегда сидят наверху, а рядом с петухом ходит только его любимица.

— Они все дружны, но, если дело доходит до еды, сильные могут погонять слабых. Такой у них порядок. Главной в семье может быть и курица. Лидер она до тех пор, пока хватает сил: если стареет и слабеет, появляется кандидатка помоложе и посильнее, и уже она начинает лидерствовать. То же и с петухами. Они выясняют, кто внутри семьи главный. Когда лидер определен, остальных он поклевывает лишь для контроля, чтобы каждый знал свое место. К тому же петух в семье — не только вожак, но и защитник: он сообщает сородичам об опасности. К примеру, летит коршун, петух видит его еще задолго до приближения. В это время у семьи есть время спрятаться, — рассказывает владелец мини-фермы.

Продуктивность кур, продолжает Геннадий, продолжается 2-2,5 года. Птицы любят комфорт и хороший уход. Результат любитель-птицевод уже увидел — при среднестатистической цифре 160 куры Геннадия несли и по 180 яиц в год.

Обновлять семьи мужчине приходится регулярно: молодняк сменяет «пенсионеров». Новое потомство Геннадий получает в инкубаторах. Выходила выводимость и в 60%. Но на деле не все так просто: часть погибает, а из выживших может быть немало петушков.

— По итогу из 160 яиц может выйти 15-18 курочек. Из них пойдет отбраковка по перу, по ножке, цвету глаз — породистых остается совсем немного, — уточняет Геннадий.

Интересуемся выгодой. У Геннадия на этот счет своя математика: кило зерна стоит 50 копеек. В месяц одной курице хватает 4 килограмма — это 2 рубля. А дает курица 20 яиц — по два рубля за десяток. Значит, чистая прибыль 2 рубля.

— Даже если учесть отдельные расходы на витамины, сетку, вольеры, медикаменты, на 50% я все равно в плюсе. Заработать на корм можно и на инкубационных яйцах. Кстати, одно стоит 2 рубля. Для бизнесмена это, конечно, немного, а для меня — вполне приемлемо и еще удовольствие. Во всяком случае неубыточно, — говорит напоследок Геннадий.

Автор фото: Юлия Лахвич

Mlyn.by © 2012 - 2020 Все права защищены.
Яндекс.Метрика