Лента Новостей
Последние новости
Происшествия
Мнение и спорт
Самое читаемое

Прошедшие войну постояльцы белорусского санатория поделились воспоминаниями

О «своей» войне вспоминали в разговоре с корреспондентом МЛЫН.BY ветераны и бывшие малолетние узники из Беларуси и России, которые приехали на оздоровление в Мядельский район.

Утро в санатории «Журавушка» курортное, неторопливое. Отдыхающие в большинстве своем проходят лечебные процедуры и лишь немногие степенно прогуливаются по дорожкам.

«И хотел бы в футбол поиграть, да не взяли в команду», — шутит Павел Григорьевич Степанов и, опираясь на трость, встает со скамейки, чтобы по-джентльменски поцеловать руку подошедшим дамам. На оздоровление по Программе Союзного государства ветеран Великой Отечественной приехал из Брянской области.

Павел Степанов

— Мой город Клинцы большой — порядка 80 000 населения. Участников войны осталось всего 12 человек, а ходячий — я один, — вздыхает ветеран. — Моя война началась с концлагеря, продолжилась в ополчении, а воевать по полной я начал с 1943 года после полковой школы. В то время на разных фронтах и в разных родах войск из моей семьи били фашистов семь человек. Мне было 17 лет — самый младший. Мы были большими патриотами и очень любили свою Родину. Если бы мне сказали, что за тем углом меня убьют, но я смогу приблизить Победу, я бы все равно пошел туда. Я до сих пор состою в партии. Не изменял: был коммунистом, им и остаюсь. Мы были так воспитаны: сначала октябрята, пионеры, комсомольцы, и никогда не делились на русских, белорусов, таджиков или украинцев — просто советские люди.

Уничтожал диверсантов, форсировал Вислу, Одер, брал Берлин. Там же получил контузию и тяжелое ранение, которое не дает о себе забыть и по сей день. В госпиталях — с апреля 45-го по август 46-го.

Вспоминать войну больно. Она не делала скидку ни на пол, ни на национальность, ни на возраст. Минчанке Наталье Ивановне Медведевой было около пяти лет. Тогда она жила в Ленинграде. Помнит, как накануне блокады детей пытались вывезти из города, но фашисты разбомбили все три состава по 19 вагонов каждый. А еще — как уже голодая, собирали посылочки на фронт. Даже дети готовы были расстаться с самым дорогим и вкладывали туда свои игрушки и рисунки. Как писали письма, как обессиленные люди убирали с улиц трупы½ До последнего слова она помнит длинное стихотворение, которое читала ополченцам и бойцам в госпиталях. И шок, когда увидела тех, кого ненавидела всей душой.

Наталья Медведева

— Я страшно хотела увидеть живого немца, — рассказывает Наталья Ивановна. — И вот 1945 год, День Победы и мы идем с мамой по бетонному мосту. Я расстроена до слез: война закончилась, а я так и не увидела настоящего фашиста! А тут как раз ведут военнопленных: все в полосатых страшных робах и½ все. А я-то хотела увидеть того, про которого всю войну стихотворение читала: «Весь зеленый, весь противный вроде жабов и гадюк. На плечах его погоны, на руке его — паук!». Мне же это надо было! Мне говорят: «Наточка, ты хотела увидеть фашиста? Так вот смотри — идут немцы». А я, ребенок блокадного Ленинграда, говорю: «Это не немцы. Это голодные солдаты. Дайте им покушать, дайте им хлебушка».

Как о настоящем чуде в санатории рассказывают, как наладили видеомост между «Журавушкой» и деревней Теребень. Вскользь оброненная фраза одного из отдыхающих, что в детском концентрационном лагере были белорусы из этого населенного пункта, запустила поисковый маховик. В тот же день бывшие малолетние узники общались по скайпу.

Владимир Чумаков

— Я ни фамилий не знал, ни имен не помнил½ И вдруг мне сообщают, что эта деревня находится в Пинском районе и там по сей день живет Салагуб Вера Николаевна! — радуется Владимир Семенович Чумаков из Брянской области. — Мне тогда года четыре было, а ей 14. Оказывается, она прекрасно помнит и меня, и мою маму. И француза Августа, который приходил и втихаря нас подкармливал. Ей сейчас 89 лет, но она сохранила очень живой ум.

В этот санаторий на берегу Нарочи ветераны и бывшие малолетние узники войны приезжают уже не первый год. И их оздоровление не ограничивается лишь медпроцедурами. К подготовке культурной программы не менее серьезный подход.

— Мы привлекаем духовой оркестр Сморгонского погранотряда, — рассказал директор санатория Александр Даниленко. — Проходят специальные концерты, на которых поют песни военных лет, — им это интересно. Приглашаем и на наши мероприятия. Чествуем, проводим дегустации продукции местных предприятий. Есть возможности и для религиозного туризма: организовываем туры по нашим православным и католическим храмам. Тематика Великой Отечественной популярна: возим и на партизанские базы, и в музей истории Великой Отечественной войны, и на «Линию Сталина», и даже в Брестскую крепость-герой. Возраст, конечно, мы учитываем.

Александр Даниленко

Ветераны не любят бередить свои раны воспоминаниями о войне. С гораздо большей охотой они готовы говорить о современности, политике, экономике. Много шутят, смеются, что по вечерам ходят на танцы. Уточняют: «Только те, у кого ноги не болят. Правда, утром и у них болят!»

«Уезжать не хочется», — говорят ветераны и бывшие узники. Они обмениваются адресами и номерами телефонов, чтобы поддерживать связь после отдыха. Общих тем у них немало. Война — не самая любимая, но забыть о ней еще ни у кого не получилось.

Алёна Кореневская

Фото: Светлана Курейчик

Mlyn.by © 2012 - 2020 Все права защищены.
Яндекс.Метрика