Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
В стране
Во всем мире массово гибнут пчелы. Беда затронула и пасечников Минской области

Ученые бьют тревогу: во всем мире массово гибнут пчелы. Они страдают от новых болезней, крайне опасных пестицидов и климатических аномалий. А ведь заменить этого опылителя сельскохозяйственных культур не может никто. Если насекомые вымрут, не будет урожая, что обернется настоящей катастрофой. А что у нас, на Минщине? В проблеме, которая может ужалить каждого, разбиралась корреспондент МЛЫН.BY.

Пять золотистых пчелок на гербе Червенского района не случайно. Когда в 1796 году город Игумен (ныне Червень) получил собственный герб, в пояснении к нему записали, что пчеловодство составляет один из основных источников дохода местных жителей. По количеству пчелиных ульев уезд был третьим в Минской губернии.

На Червенщине находится единственное в стране учебное заведение, где можно выучиться на пчеловода. В Смиловичском аграрном колледже пчеловодное отделение открыли в 1970 году. Когда-то сюда поступала молодежь со всего СССР, конкурс был 6 человек на место. За это время подготовили около 3000 специалистов.

Пять лет назад дневное отделение закрыли, осталось лишь заочное. При этом каждый год набирают не более 20 человек по конкурсу среднего балла аттестата. Осваивать пчеловодное дело стремятся как 20-летние, так и те, кому под 70.

— Иногда вместе поступают отец и сын, родные сестры, муж и жена. В этом году, например, у нас четыре семейные пары. Идут люди и с высшим образованием, с научными степенями, даже кандидаты наук. Среди учащихся — бывшие военные, моряки, журналисты, — рассказывает преподаватель отделения «Пчеловодство» Тамара Крук. — Они очень мотивированы, тянутся за знаниями, достоверной информацией, которую не всегда найдешь в интернете.

Директор Смиловичского колледжа Виктор Маслак размышляет: без стимулирования отрасли будет ли хватать пчеловодов в стране?

— Чтобы у старинного ремесла было будущее, к медовому делу стараемся привлекать молодежь, — говорит Виктор Юрьевич. — Уже пять лет на базе нашего учреждения проходит республиканский конкурс юных пчеловодов. В прошлом году первое место занял наш учащийся Дмитрий Черников, который учится по специальности «Управление в АПК».

В сентябре впервые в Беларуси пройдет XXIII международный конгресс Федерации пчеловодческих организаций Европы и Азии «Апиславия». Цель форума — установление связей между центральными объединениями и союзами, поддержка развития рационального пчеловодства.

Крылатый кризис

В Смиловичском колледже преподавал и Геннадий Исаевич — пчеловод с 40-летним стажем. Он содержит пасеку в Воложинском районе. В хороший сезон, говорит специалист, одна пчелосемья приносит до 50 кг меда.

Основная беда белорусской пчелы, уверен Геннадий Викторович, — болезни. Ульи атакует опасный клещ-паразит рода варроа, распространившийся по всему миру из Южной Азии. Бороться с ним так же тяжело, как с колорадским жуком. Если в ячейке, где развивается пчела, поселился хотя бы один такой клещ, насекомое родится ослабленным. Если паразитов больше, крылатая сборщица выйдет не только меньшего размера, но и с дефектами — не развиваются крылья. Худший вариант — куколка и вовсе может погибнуть.

Геннадий Исаевич всю жизнь с пчелами. Прослушивая улья зимой, легко определяет состояние семьи: спокойный, ровный гул — значит, зимовка проходит нормально

Но не так страшен сам клещ, как те болезни, которые он переносит.

— От моих выпускников поступает много звонков о зимнем слете пчел из-за большой заклещенности семей. Для самосохранения насекомые бросают гнездо и улетают. На Брестчине из-за теплой зимы резко исчезают запасы корма в ульях — пчелы начали рано выращивать новый расплод, — делится злободневными проблемами Геннадий Исаевич.

Опытный пасечник обращает внимание на бесконтрольный завоз пчелиных маток из стран Европы. По его мнению, назрела необходимость принять закон о пчеловодстве вместо существующих нормативных документов.

— У чехов и поляков, например, пчеловод даже не вправе сам лечить своих пчел — по вызову приезжает бригада ветеринарной службы. На развитие пчеловодства выделяются дотации по количеству пчелосемей. Хорошо бы и у нас ввести подобную практику, — говорит пчеловод со стажем.

Беспокоит собеседника и здоровье крылатых подопечных, вред которому наносят современные технологии в сельском хозяйстве. На рынок поступают более агрессивные, нежели раньше, химпрепараты.

Эту старинную колоду-борть, в которой когда-то жили дикие пчелы, колледжу подарили студенты. Такую сложно выдолбить: ее несколько лет просушивали и выстаивали, поэтому она считалась ценным имуществом, которое служило своим хозяевам до 300 лет

Интересы пчелы и земледельцев жестко сталкиваются во время химобработки цветущих полей. О планируемых работах пчеловода должны оповещать за несколько дней, но зачастую все ограничивается расклейкой объявлений в общественных местах. У сельхозпредприятий своя правда: не все пасеки зарегистрированы, а если их нет на бумаге, то кого и как предупреждать? Только при наличии ветеринарного паспорта пасечник может предъявить претензии агрохимической службе хозяйства о нанесенном ущербе.

Сам Геннадий Викторович уже научен горьким опытом. В один из сезонов большинство его крылатых тружениц погибло в результате отравления пестицидами, пасеку пришлось восстанавливать.

— Теперь поддерживаю телефонную связь с агрономической службой, постоянно напоминаю о себе. Иначе не застраховаться от неприятных сюрпризов, — говорит Геннадий Исаевич.

Пасечник уверен: наше пчеловодство недооценено в плане повышения урожайности сельхозкультур. Отечественный пчеловод вынужден просить разрешения вывезти своих пчел к цветущим полям, в то время как за рубежом доплачивают за опыление гектаров.

— В Канаде, например, пчеловоду-частнику платят за опыление рапса, различных ягодных культур 160 канадских долларов на одну пчелосемью. Если поле клевера сто гектаров, а на один гектар нужно 4–5 пчелосемей, получаются большие деньги, они становятся основным заработком пчеловода, — приводит факты Геннадий Викторович. — Мой же товарищ из лесхоза на должности пчеловода получает 500 рублей, ухаживая за 70 пчелосемьями.

Пчелопасека Минщины насчитывает 38 567 пчелосемей. Их них 5181 содержатся в сельскохозяйственных организациях, 2134 — в лесхозах, 2561 — в подсобных хозяйствах, 789 — у фермеров, 27 902 — у населения.

Вместе с пчелами выкуривают и прибыль

На Минщине, по данным КУП «Белпчеловодство», в прошлом году впервые за последние пять лет валовой сбор меда в сельскохозяйственных организациях достиг 90,4 тонны, из которых 61,8 тонны — товарной кондиции. Для сравнения: в 2017-м получили чуть более 36 тонн товарного меда, в 2018-м — 47 тонн. Лидерами по валовому медосбору на одну пчелосемью стали Мядельский (36,4 кг), Крупский (36 кг) и Борисовский (24,8 кг) районы.

Между тем ситуация в отрасли у генерального директора КУП «Белпчеловодство» Виктора Симана вызывает беспокойство:

— Последнее время в некоторых хозяйствах наметилась тенденция к сокращению численности пасек, а то и вовсе их ликвидации. Особенно в хозяйствах, руководители которых недавно их возглавили. Мотивация одна — нерентабельно, убыточно, — констатирует Виктор Михайлович. — Однако минус этот только на бумаге. Научно доказано и практикой подтверждено, что пасека на краю поля увеличивает урожайность на 20–40%. Вот вам и экономический эффект!

К тому же хозяйствам для повышения продуктивности дойного стада нужно расширять посевы кормовых культур. А где взять семена? Именно универсальные златокрылые солдаты позволят их получить с излишком, продажа которого принесет еще и дополнительный доход. Ведь кормовые и силосные культуры — клевер, донник, масличная редька, горчица, фацелия — аппетитные медоносы для пчел. Чтобы собрать килограмм меда, крылатые труженицы опыляют 7 миллионов (!) цветков. Если предположить, что все пчелы в мире разом исчезнут, под угрозой окажется около 75% урожая.

Сколько стоит пчеловодство?
  • Пчелиная семья — 200 руб.
  • Деревянный улей — от 100 до 130 руб.
  • Средняя цена 1 кг меда — 9 руб.

Затруднен сбыт меда. Конкуренция на рынке обострилась из-за появления в продаже дешевых медоподобных суррогатов. За рубежом есть заводы по выпуску «пчелиного» меда всех сортов, который, однако, не имеет отношения к пчелам.

— У нас профессиональные пчеловоды получают до 5 тонн меда, но не могут его реализовать. Перерабатывающим предприятиям «пчелиный нектар» не нужен. Как тут не задумаешься об уменьшении пасеки? А почему бы этот качественный натуральный продукт не закупать кондитерским фабрикам вместо зарубежного сахара для конфет? — рассуждает Виктор Симан.

Медогонка XVIII века из Любанского района из цельного куска дерева — подарок учащихся колледжа

Елена Пашкевич

Фото автора

6 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте