Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
В Минской области, Регион
Сотовая связь: под Самохваловичами восстанавливают популяцию аборигенной белорусской пчелы

Фото носит иллюстративный характер

Пчеловоды Минщины сталкиваются с проблемой массовой гибели пчел от новых болезней, крайне опасных пестицидов и аномалий климата. Ученые лаборатории пчеловодства в агрогородке Самохваловичи Минского района видят выход. Они разработали уникальный проект, который поможет возродить историческую популяцию местной пчелы, а также позволит развивать пасеки в радиационных зонах. Как избавить пчеловодов от потерь и минимизировать угрозы для экосистемы, рассказал заведующий лабораторией пчеловодства Института плодоводства НАН Беларуси Дмитрий Рахматулин.

— В страну массово завозятся южные породы пчел, а есть ли у нас отечественные породы крылатых тружениц? 

— Местные темные лесные (среднерусские) пчелы, исторически обитавшие после последнего оледенения в лесах нашей страны, сейчас на грани полного исчезновения. Во многом тому виной бесконтрольный завоз пчел инородных пород и возникновение беспородных гибридов: злобливых, с низкой продуктивностью, высокой ройливостью. Однако наша страна зависит от ввозной пчелы, потому что не является ареалом ее естественного обитания. Проблема, что в этом вопросе нет госрегулирования — нам давно необходим план природного районирования.

— Предпринимаются ли попытки спасти историческую популяцию?

— В 70-х годах прошлого века кандидат сельскохозяйственных наук Михаил Шеметков провел десятки экспедиций и обнаружил две наши местные популяции среднерусской породы — березинскую и полесскую, распространенную по течению Припяти. Мы решили продолжить это дело. Но попытки найти аборигенных диких пчел в Березинском биосферном заповеднике равны нулю — пчелы погибли под влиянием ввозных пород. Страна насыщена пасеками пчеловодов-любителей с бесконтрольным спариванием маток и образованием семей-помесей неизвестного происхождения. Предположили, что исторический ареал мог сохраниться только в условиях особо охраняемых территорий. А это Полесский радиационно-экологический заповедник, где 34 года не ведется сельскохозяйственная деятельность человека.

Большинство пчелосемей, которых мы нашли в позапрошлом году во время экспедиций туда, жили в пространствах между деревянной стеной и кирпичной кладкой брошенных домов, либо в погребах хат, некоторых обнаружили в дуплах. Удивило, что пчелы не остались жить в брошенных ульях.

Исследования отловленных пчел выявили семьи, похожие по морфологическим признакам на среднерусскую породу. Нашли пять пчеломаток — проведенные анализы подтвердили их происхождение. К работе подключился Институт генетики и цитологии, где будут делать ДНК-анализы найденных пчел. Сейчас на экспериментальной пасеке лаборатории в урочище Леновины вблизи агрогородка Самохваловичи есть племенное ядро из пяти семей полесской популяции. Выводим неплодных маток — их будем отправлять в заповедник для оплодотворения на естественном трутневом фоне. Планируем увеличить пасеки в зоне отчуждения, думаю, к концу года там будет уже около 300 семей пчел полесской популяции.

Хотим продлить этот проект на ближайшие пять лет и создать рекреацию по охране местной пчелы на примере Башкортостана, где в заповеднике Шульган-Таш сохраняют популяцию аборигенной бортевой пчелы — бурзянскую.

— Какие плюсы проекта, помимо биоразнообразия?

— В перспективе — распространение местной пчелы по заповедникам страны и частным пасекам. На каждой пасеке экономически целесообразно разводить такую породу — она лучше приспособлена к естественной медоносной растительности и отличается хорошей зимостойкостью, плодовитостью, устойчивостью к болезням и вредителям. Ведь часто на любительских пасеках слабая материальная база, у пчеловодов недостаточно знаний для ведения профессиональных пасек и разведения завозных пород. В результате пчелы гибнут от падевого токсикоза, варроатоза.

Восстановление популяции среднерусской породы имеет огромный социальный эффект для жителей прилегающих к заповеднику территорий. К тому же после поездки Президента в 2018 году в Полесский радиационно-экологический заповедник поручено развивать пасеки на его территории. Содержание таких пчел позволит людям получать больше продукции пчеловодства (мед, пыльца, перга, прополис, забрус, маточное молочко), а значит и поддерживать здоровье на территориях, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС. Возможно, среди местных жителей увеличится количество пчеловодов, что повысит занятость на селе с перспективой организации промышленных пасек.

— Но мед ведь из радиационной зоны…

— Парадокс, но неоднократные исследования показали, что мед, полученный в условиях повышенного радиационного фона, не накапливает радиацию. Максимальные пределы разрешенного содержания в меду радиации — 3,6 тыс. беккерелей на кг. Ученые-лаборанты не нашли в нем более 100 беккерелей. Ведь нектар превращается в мед после переработки в ротовой полости пчелы при помощи специальных ферментов — есть теория, что так нейтрализуются все опасные вещества.

— Правда, что пчеле нет замены среди насекомых-опылителей?

— Только у пчел есть такая уникальная особенность, как флороспециализация. Это заложенное на генетическом уровне желание собирать нектар с одного вида растений. Если пчела взяла первый нектар, например, с рапса, в этот вылет она будет работать только на рапсе, даже если рядом цветет другой медонос. А шмель может бросить одну цветущую культуру и полететь опылять другую, но пыльца разных растений несовместима, поэтому такое опыление не влияет на урожайность. Эффект, полученный от опыления сельхозкультур пчелами, в том числе и лесными, в финансовом выражении более чем в 10 раз превышает доход от меда и других продуктов пчеловодства. Некоторые растения полностью зависят от пчел, потому что не могут опыляться самостоятельно. Если предположить, что все пчелы в мире одновременно исчезли, около 75% урожая оказалось бы под угрозой.

— Сегодня многие пчеловоды теряют значительную часть своих пасек, а то и всех пчел из-за отравления пестицидами…

— Если бы соблюдались только три пункта документа — «Требования к применению, условиям перевозки и хранения пестицидов (средств защиты растений), агрохимикатов и минеральных удобрений» Министерства здравоохранения, то, я уверен, ни одной гибели пчелосемьи не было бы. Там четко прописано, что должны сделать сельхозпредприятия, чтобы не потравить пчел: в зоне видимости ставить таблички по периметру поля, оповещающие об обработке; не мене чем за 5 дней извещать о предстоящей химобработке через СМИ, в том числе посредством объявлений возле магазинов; проводить обработку в позднее время — с 22:00 до 6 утра. Наверное, лучший пример по предупреждению пчеловодов о химобработке полей — опыт Министерства сельского хозяйства Литвы. На электронной карте страны каждый пчеловод обозначает свою пасеку и адрес, так же действуют и сельхозорганизации. Пчеловод должен мониторить карту каждые три дня. Если фермер собирается проводить обработку, за пять дней до этого он размещает информацию с указанием урочища и поля, также он обязан обзвонить всех пчеловодов. Если он этого не сделает, то получит такие санкции, что ему проще будет свернуть дело, чем продолжать работу.

Фото носит иллюстративный характер

Дополнительно

Лаборатория пчеловодства Института плодоводства Национальной академии наук Беларуси открылась в 1935 году и даже во время оккупации немецко-фашистскими захватчиками продолжала свою работу. В то время лаборатория вместе со своей опытной пасекой размещалась в Лошицком парке Минска, в усадьбе, где также находилась летняя резиденция нацистского генерального комиссара Вильгельма Кубе.

Сейчас лаборатория находится в агрогородке Самохваловичи Минского района. Ее коллектив состоит из пяти сотрудников. За 85 лет существования лаборатории ею руководило всего 8 заведующих. 16 лет лабораторию возглавляет Дмитрий Рахматулин. Основная задача научного центра — получение племенных маток и проведение научных исследований в области пчеловодства.

По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, темпы вымирания насекомых-опылителей по всему миру увеличились в сотни раз. Около 40% опылителей, особенно пчелы и бабочки, уже находятся на грани исчезновения.

Елена Пашкевич

Фото: архив БЕЛТА и из открытых источников

10 1

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте