Впервые у нас? Регистрация


Вход

Забыли пароль? (X)

Зарегистрированы? Войти


Регистрация

(X)

Восстановление пароля

(X)
COVID-19, Общество, Регион
«Нужно понимать, что это доплата, а не заработная плата» — главврач Жодинской больницы

Медики Жодино рассказали о суммах в расчетниках после первой выплаты по президентскому Указу «О материальном стимулировании работников здравоохранения». «Нам не заплатили за работу с COVID-больными ни копейки…», — писали сотрудники рентген-отделения и добавили: «… не заплатили терапевтам, работникам скорой помощи…» МЛЫН.BY встретился с жодинскими медиками, чтобы узнать, как обстоят дела на самом деле.

Станция скорой медицинской помощи Жодино находится прямо в центре города. Во дворе «дежурит» машина, вторая — вернулась с вызова. Здесь принимают вызовы, связанные в том числе и с коронавирусом. Режим работы на этой станции остался прежним — у кого-то смены по 12 часов, у кого-то по 24. После своего дежурства каждый уезжает домой — в обычную жизнь. Ночевок прямо на работе, как у врачей некоторых инфекционных больниц, здесь нет.

На станции скорой помощи Жодино врачи пока не чувствуют себя героями. Обычная работа, говорят. Врач первой категории Ирина Селезнева работает по графику «сутки через трое». В день нашего приезда она находилась на дежурстве. Пока вызовов не было, удается подробно разузнать об изменениях в ее работе. Ирина говорит, что особо ничего не поменялось, разве что противочумные костюмы добавились.

— Это, конечно, для нас самое большое новшество — модный приговор. Но постепенно приловчились: костюм одеваем за 1 минуту 30 секунд — как в армии, — шутит Ирина. — Особенно если пациент тяжелый, и отсчет идет на минуты. В респираторах дышать неудобно, да и очки постоянно потеют, а так, вроде бы ничего. Привыкли уже к новым условиям. Работа стала более напряженной именно из-за того, что сотрудники переживают не столько за себя, как за своих родственников. Врачи находятся в очаге инфекции и в первую очередь опасаются принести вирус домой. У меня переживаний меньше: живу одна, к родителям уже три месяца не езжу — общаемся по телефону.

И все же подстанция считается «чистой» зоной: бригады после выездов не сразу возвращаются сюда, а сначала едут в центр дезобработки — он находится на территории Жодинской городской больницы. Там медики и водители снимают противочумные костюмы, а машины скорой помощи обрабатывают дезрастворами. Потом бригады снова возвращаются на станцию и могут выезжать к пациентам с жалобами любого профиля.

Ирина не раз выезжала к пациентам, у которых потом подтверждался COVID-19, была и на вызовах к пациентам контактов обоих уровней. Особенного страха заразиться самой, говорит врач, нет:

— Подхватить вирус можно, где угодно, не обязательно на работе, но и в магазине, в общественном транспорте.

На вопрос, довольна ли она доплатами, ради которого собственно и ехали в Жодино, Ирина поделилась: «Вполне! Начисления происходят поэтапно, не все сразу, а по мере прихода анализов. Так вот, общая сумма по основной должности за месяц у меня составила 3000 рублей. Откровенно говоря, я не думала о том, доплатят ли за особые условия работы. Мысли только о пациентах. Деньги стали приятным бонусом».

Фельдшер Татьяна Котова в медицине порядка 40 лет. На этой станции начала работать, будучи молодым специалистом. Когда появились дети, работу пришлось сменить — график не подходил молодой маме. И уже вырастив детей, вернулась на «передовую».

Помимо стандартных вызовов, Татьяна также выезжала и к «коронавирусным», правда, гораздо меньше, чем ее коллега. В прошлом месяце женщина была в отпуске — отработала только двое суток. Соответственно, получила доплаты за пациентов с подтвержденным COVID-19: 257 рублей и 166 рублей (с учетом пересчета). Считает, отличная прибавка к зарплате.

— А правда ли, что из-за этих надбавок медики гоняются за «ковидными» пациентами, а в вашем случае, вызовами? — не могу не спросить о информации, растиражированной в интернете.

— А каким образом мы можем выбирать пациентов? — удивляется медик. — На вызовы выезжаем в порядке очередности. Она, конечно, условная — нагрузку распределяет диспетчер, чтобы не было такого, что одна бригада работает, остальные — сидят. У нас есть бригады интенсивной терапии, врачебные и фельдшерские. В зависимости от вызова, диспетчер решает какую бригаду отправить.

Фельдшер добавляет, что другие вызовы никуда не делись и во время пандемии.

— Много и других вызовов — к «сердечникам», пациентам с хирургической патологией, травмированным выезжаем. Есть и «алкогольные» вызовы, — говорит Татьяна. — А вообще, в этом году по сравнению с прошлым вызовов даже меньше. Люди относятся с пониманием, не паникуют. Кстати, помню, как в 2009 году во время «птичьего гриппа» было в смену в 3-4 раза больше обычного. Можете себе представить нашу нагрузку?! В период коронавируса такого нет.

В беседе выясняем еще один интересный момент, касающийся психологии граждан. Некоторые, заболев, едва ли не программируют себя, что шансов нет и впереди мучительная смерть. Хотя статистика показывает иное. И такой настрой, конечно, не способствует борьбе с болезнью. Впрочем, даже у тех, кто абсолютно здоров, также случаются панические атаки. Татьяна приводит пример:

— Звонит знакомая: «Мне тяжело дышать, что делать?» Советую успокоиться. Потом снова перезванивает — все хорошо, отпустило. Интересуется: «А что это было?». Самовнушение. Человек так устроен. Конечно, высокую заболеваемость, масштаб проблемы, с которой столкнулся весь мир, никто не отрицает. Но и накручивать себя не стоит.

Комментарий главврача Жодинской центральной городской больницы Владимир Циолта:

— Надбавки по указу о материальном стимулировании работников здравоохранения получают не только медики, которые работают в инфекционном госпитале, а все, кто контактирует с пациентами данного профиля. Это и работники скорой медицинской помощи и амбулаторно-поликлинического звена (педиатры, врачи общей практики, медсестры, рентген-лаборанты, фельдшера-лаборанты и другие).

После указа о выплатах возникло много вопросов. Люди увидели в документе большие цифры, прочитали, что попадают под эти категории и считали, что им всем должны дать дополнительно эти деньги.

Работа в УЗ «Жодинская ЦГБ» по материальному стимулированию работников здравоохранения, оказывающих медицинскую помощь пациентам, связанной с инфекцией COVID-19, проводится согласно Указу Президента Республики Беларусь № 131 и разъяснительным письмам Министерства здравоохранения. У нас создана комиссия, которая решает, кому положена надбавка за работу в условиях, связанных с инфекциями, согласно поданным дополнительным табелям учета рабочего времени. Перечень структурных подразделений, должностей (профессий) работников, работа в которых дает право на установление ежемесячной надбавки определен на основании протокола заседании комиссии. Например, работник имел контакт с зараженным пациентом 15 минут из своего рабочего времени, — доплату медик получил за всю смену, т. е. к примеру, за 12 часов. Если таких смен наберется за месяц более трети — то доплату получит за все отработанные часы по должности в месяц.

Или еще пример, у пациента выявили ОРВИ и открыли больничный. Через неделю диагностировали двустороннюю пневмонию, еще спустя неделю подтвердился COVID-19. В этом случае надбавка устанавливается с момента взятия мазка. С той же даты действует надбавка для работающих с контактами первого уровня: то есть если человека положили в больницу как контакта, а потом у него выявили коронавирус.

Выплаты происходят ретроспективно — нужно понимать, что это доплата, а не заработная плата. Надбавки выплачиваются по мере поступления расчетных табелей. Для понимания еще один пример. Взяли анализ 29 апреля, ответ на этот анализ пришел 5 мая. За один месяц человек может получать доплаты несколько раз, по мере прихода подтвержденных анализов на инфекцию. Ни один работник, ни один час его рабочего времени, который он провел в условиях, связанных с инфекцией, не останется без доплаты.

Алёна Дроздовская

Фото автора

5 0

*Чтобы оставить комментарий Вам нужно зарегистрироваться на нашем сайте