Лента Новостей
Последние новости
Происшествия
Мнение и спорт
Самое читаемое

Митрополит Вениамин: «Храм может объединить белорусов»

О чем сегодня молятся белорусы? Что говорит Православная Церковь о политической ситуации в стране? И какие пути для объединения общества предлагает? Митрополит Минский и Заславский, Патриарший Экзарх всея Беларуси Вениамин дал первое большое интервью порталу МЛЫН.BY после возведения в сан. С этой беседы мы начинаем серию материалов с интересными людьми страны.

-- Хочется немного узнать о вас как о человеке. Как вы пришли к вере? И что повлияло на ваш непростой выбор?

-- Обращая свой взор к прошлому, я переосмысливаю всю свою жизнь: детство и отрочество в семье, учебу в светских школах и воинскую службу, воспитание в школах духовных и послушания в Свято-Успенском Жировичском и Свято-Благовещенском Ляденском монастырях. Эти этапы моей жизни были как ступени, по которым вел меня Промысел Божий.

Есть такое понимание, что до монашества ты один человек, а после принятия пострига -- другой.  Другое имя, другой образ жизни. Выбирая этот непростой путь, человек отказывается от многого, ограничивая даже родственные связи, но обретает Господа.

Когда я был еще совсем юным, но уже интересовался верой, мне удалось пообщаться с человеком, который глубоко разбирался в духовных вопросах. И я стал спрашивать о его мирской жизни. На что получил очень четкий ответ, который навсегда врезался в мою память: зачем я буду рассказывать о себе, я лучше поведаю о святых людях, расскажу историю нашей церкви. Это отложилось в моей голове, и я придерживаюсь такой установки. Говорю о том, что принесет пользу для души.

-- Вы первый белорус, возглавивший Белорусскую православную церковь. Из-за этого чувствуется какая-то особая ответственность?

--  Несомненно, ответственность чувствую. И порой она бывает с давящим чувством, но потом эти эмоции уходят, появляются спокойствие и четкое понимание своего пути. Ответственность даже не в том, что я первый белорус, несущий служение Патриаршего Экзарха, а в том, что отвечаю за духовную жизнь в стране. Но я не один. Есть собратья -- архиереи, священно- и церковнослужители, которые помогают в делах духовных. Сделать все одному невозможно, и я это осознаю. Есть команда, соратники.

-- Какие напутствия Вам дал Патриарх Кирилл после личной встречи во время Литургии в Храме Христа Спасителя?

-- Это были практические моменты. Святейший говорил о том, что в нашем деле должна быть последовательность и постепенность. Без резких перемен, ведь абсолютно не значит, что раньше было плохо. Просто надо постараться сделать лучше. Нет предела совершенству. Святейший Патриарх настроил на спокойную, уверенную работу, подчеркнув, что есть всецелая поддержка Синода Русской Православной Церкви. Неси послушание с любовью, к Отечеству, к Церкви - такой наказ был.

-- Какое событие, за исключением возведения Вас в сан митрополита, больше всего запомнилось из религиозной жизни?

-- Наверное, их два. Первое по значимости -- это монашеский постриг в Жировичском монастыре в 1994 году. И второе -- рукоположение в священный сан, когда я, будучи мирянином, впервые смог дотронуться до престола. Владыка Митрополит Филарет меня рукополагал. Это тоже было в  Жировичском монастыре. И чувства, которые я испытывал, трудно передать. Обычно об этом не говорят, потому что это такое внутреннее переживание. Я осознавал, что это поворотные моменты в моей жизни. И в те минуты я чувствовал большую внутреннюю ответственность, чем впоследствии, когда восходил на ступень архиерейского служения. Что касается служения в качестве Экзарха, конечно, это вне сравнения.

-- При Митрополите Филарете была начата работа по использованию белорусского языка в Церкви. При Митрополите Павле она была продолжена. На белорусский язык с церковнославянского стали переводить Библию, молитвы, службы, церковные песнопения. Какие у Вас планы в этом направлении?

-- Работа с белорусским языком -- это отклик на пожелания прихожан. Есть запрос, нужно его удовлетворить. Но это не должно создаваться искусственно и по каким-то иным соображениям. Если людям удобно молиться на белорусском языке - хорошо, пожалуйста. Если люди думают по-белорусски, тогда это понятно. Но если человек хочет, чтобы служба проходила на белорусском языке, а сам в храм не приходит, то получается, что это уже какая-то искусственная тема. Иногда были такие случаи, когда при Владыке Митрополите Филарете назначались службы на белорусском. Сначала людей было много, а потом приходило  совсем мало. Чувствовалось, что это ситуация, созданная внешними по отношению к Церкви людьми. Сейчас интерес к белорусскому языку возрос, но, думается, что мы будем реагировать на это, но не подталкивать. У меня есть такое внутреннее впечатление, что на церковнославянском легче молиться, более возвышенные мысли, переживания. Но и красоту белорусского языка невозможно отрицать.

-- Не так давно Вы говорили, что возобновление темы о предоставлении автокефалии БПЦ нельзя расценивать иначе, как желание некоторых сил ослабить духовную составляющую белорусского народа. Какие конкретно силы Вы имели в виду? На Ваш взгляд, сейчас в Беларуси сохранился запрос на автокефалию?

-- Запроса на автокефалию сейчас нет. Если и есть, то у единичных людей в нашей стране и, быть может, у определенных людей за рубежом. Вместе с тем это не значит, что мы должны быть как-то спокойны  и расслабиться в этом направлении. Нужно просто оглянуться вокруг. Совсем недавно наша страна была мирным и спокойным местом, и еще полгода назад мы не могли предположить, что будут такие изменения. Главное -- быть осторожным, внимательным, рассуждать трезво и разумно.

Жизнь жительствует в Белорусской Православной Церкви, и не стоит думать, что предоставление автокефалии автоматически решит какие-либо внутрицерковные или общественные проблемы. Из истории мы знаем, что «автокефалия», добытая путем раскола с Матерью-Церковью — это путь в никуда. Люди не могли себя чувствовать в церкви как в доме Отца своего. Отсутствовала Благодать Святого Духа. Так всегда бывает в религиозных сообществах, которые создаются в результате раскола.

-- Мы знаем, что Вы часто посещали приходы Борисовской епархии, встречались с прихожанами. Современный верующий -- какой он, с чем приходит в храм?

-- Это люди очень разные по возрасту, уровню образования, социальному статусу, приходящие в храм по разным причинам. И чаще всего это соединено с какой-то потребностью души. Когда у человека переживания, выбор жизненного пути, скорбь, потеря близкого родственника. Реже, к сожалению, венчания и паломничества. Люди стали чаще приходить в храм и ставить свечи за Беларусь.

Там, где приходская жизнь поставлена правильно, в храме есть все, от мала до велика. Но если внимание уделяется какой-либо одной категории прихожан, тем же бабушкам, то результат понятен: в храме одни бабушки.

Мысли у людей разнообразные.  То, что сейчас тревожит общество, люди и в храм несут. Когда появилась эпидемия, они шли с мыслью, как быть дальше. Потом перестали приходить в храм. Был такой период. Сейчас, когда началось это неспокойствие в нашем обществе, люди тоже это осмысливают, переживают, молятся горячо.  Много и тех, кто постоянно приходит в храм в воскресные, праздничные дни.

-- Получается, что люди идут в храм, когда им плохо? В Библии приведены слова Христа «Се стою у двери и стучусь». Как, по Вашему мнению, сделать так, чтобы молодежь услышала слово Церкви, когда у молодых людей наушники в ушах и телефон не выпускается из рук?

-- Современные молодые люди порой бывают очень уверены в себе, но в вопросах создания семьи не готовы взять на себя ответственность. А есть и такие, кто, наоборот, очень легко и, можно сказать, бездумно берет на себя ответственность, а  потом брак распадается. Поэтому сейчас, к сожалению, многие молодые люди живут вне брака. Пробуют сожительствовать, но это имеет плохое основание, ведь это грех. А на нем сложно строить что-то хорошее. Если люди не расписываются, не венчаются, то у них подспудно в душе хранится мысль: не получится -- разбежимся. Нет такого понятия, как стерпится-слюбится. Нет такого, что надо тяготы вынести, преодолеть. Порой к идеальной семье надо пройти долгий путь: научиться понимать друг друга, терпеть недостатки, принимать чувства другого. И  тогда приходит гармония в эту ячейку общества. А современный человек не привык терпеть.  Не всегда готов работать над собой. Проще уйти от трудностей, чем их решить.

-- Что можно сделать нам, чтобы молодежь вспомнила эти важные слова: терпение, сострадание?

-- Мы стараемся говорить об этих вещах в школах, где преподаются основы православной культуры. Не всегда родители осознают такую необходимость, и этот предмет есть не во всех классах. В старших классах родители говорят, что моему сыну, к примеру, лучше бы английский выучить. Времени на нравственность не хватает.

Мы должны попробовать организовать процесс воспитания в школах, средне-специальных учреждениях образования и даже детских садах таким образом, чтобы дети помнили о важности духовных ценностей: что значит простить, что значит любить, что значит терпеть какие-то трудности. В Минской области эта работа уже идет. С 10 сентября в школах региона стартовала декада «В семье рождается душа». Это цикл встреч со старшеклассниками, где в свободной, непринужденной беседе обсуждаются духовно-нравственные аспекты. Спасибо областным властям за то, что инициировали и поддержали данный проект.

Эти истины, с одной стороны, общечеловеческие, но сейчас их смысл размывается. С другой, есть истины, которым учит только христианство. Как правильно понять слова: если тебя ударили по правой щеке, подставь левую? Современный человек может это не воспринимать, ведь повсюду говорится, что у вас должно быть свое личное пространство, его нужно отстаивать, должна быть свобода. Но эту фразу можно проиллюстрировать таким примером: когда однажды святитель Тихон Задонский находился в монастыре, один из монастырских братьев был очень раздражен и ударил святителя по щеке. А что же святитель сделал в ответ? Он поклонился ему в ноги и сказал: «Прости, брат». И этот человек, который был в таком гневе и ярости, сам упал в ноги святителю и попросил прощения. И если до этого он носил в себе злобу, дышал ей, то после этого случая все поменялось. Люди руководствуются словами «око за око, зуб за зуб». Это ветхозаветный закон, а по Новому Завету мы стараемся зло исправлять добром. Человеку, который совершает зло, в ответ нужно делать добрые дела, чтобы его совесть, душа заговорили, и он понял, что неправильно обижать другого человека. Но это не значит, что, когда настанет необходимость, нельзя взять в руки оружие и защищать свою Родину.

Действовать нужно по ситуации. То есть должна быть мудрость, когда что выбрать, чтобы польза была. То есть это не только житейская смекалка, это духовная мудрость и опытность, которая появляется, когда человек старается и методом проб и ошибок вырабатывает это поведение. Зачем ругаться, если можно по-доброму решить вопрос?

 -- Что делать в нынешних политических условиях, отвечать добром на зло или брать в руки оружие?

-- Всегда народная мудрость говорит, что худой мир лучше доброй войны. Думаю, надо постараться понять противоположную сторону и делать шаги навстречу. Не противопоставлять, а продвигаться вперед в диалоге. Без оскорблений, насилия и мести. Это путь к примирению. В такой ситуации сложно было избежать острых моментов. Нужно терпение, смирение, но над этим всем сторонам еще предстоит работать.

Можно обратиться к истории столетней давности, когда была Октябрьская революция. Какие были все-таки непростые процессы в обществе, когда был лозунг «весь мир насилия мы разрушим». Сколько было скорби. И понадобилось много времени, чтобы восстановить страну и вернуться к прежнему состоянию. Тема непростая.

Если даже приходится применять силу, то нужно применять ее в минимальном объеме. Когда Господь наказывает людей, то Он, как любящий Отец, наказывает так: меньше нельзя, потому что пользы не будет. А больше нельзя, потому что это будет противоречить любви Божьей. Нам нужно учиться от Бога. При этом в нынешней ситуации, которая происходит в нашей стране, действиям двух сторон должна быть дана правовая оценка. И если кто-то все же превысил свои полномочия, то он должен понести воздаяние и признать свою вину.

-- Вы сказали про физическую силу, но сегодня люди подвергаются большому психологическому давлению. Тебе угрожают в соцсетях только за то, что у тебя не такое мнение, созданы телеграм-каналы, где распинают «карателей». Но они никакие не каратели, а обычные белорусы, которые выполняли свой долг. Может быть, церковь работает с людьми, столкнувшимися с буллингом?

-- Мы помогаем людям  вне зависимости от того, кто обращается. К нам приходят и те, кто во время протестных акций получили травму физическую или психологическую. Нам есть, что сказать и как сказать, опираясь на Священное Писание.

Ничего случайного не бывает в нашей жизни, и на все вопросы у Бога есть ответы. Если мы просим, то Господь всегда открывает ответы. А если замыкаемся в себе, проявляя маловерие или самонадеянность, то получаем обратное. Люди сейчас разные. Кто-то переживает за близких, кто-то исполнял воинский или служебный долг и получил обвинения в свою сторону. Эти вопросы непростые, но они разрешаются на уровне совести.

-- Больше ли стало людей ходить в храм? И где поставить свечку за Беларусь?

-- Сейчас стало больше людей приходить в церковь в будние дни. На выходных ситуация бывает разная. Поставить свечу за Беларусь можно в любом храме, в том месте, где не ставятся свечи за упокоение.

-- Как Церковь или Вы относитесь к новым технологиям, гаджетам? Можно ли это расценивать как определенный вызов?

-- Это новые возможности, которые таят в себе большие опасности. И молодые люди, когда не обращают на это внимания, становятся очень зависимыми, скованными. Теряется желание прочитать глубокую духовную книгу, о чем-то поразмышлять. Все оценивается на уровне эмоций, в этом есть определенная ущербность. С другой стороны, это средство необходимо современному человеку, без него сложно представить жизнь, но нужно научиться его правильно использовать.  Апостол Павел  говорил: все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мной. Если же чувствуется сильная тяга к телефону и одновременно отчуждение от живого общения с людьми, значит, наш внутренний человек становится несовершенным.

-- А Церковь использует Интернет?

-- В некоторых епархиях работают такие проекты. Есть планы по созданию радио, которое бы вещало на духовные темы, и интернет-телевидения, но это требует определенных затрат.  Пока мы таких возможностей не имеем, но будем рады, если кто-то откликнется.

-- Белорусская Православная Церковь пользуется заслуженным авторитетом в нашем обществе. Этому способствовали сложившиеся традиции межконфессионального диалога, инициатором которого выступала именно Церковь. Будет ли дальше развиваться такой диалог?

-- Межконфессиональные отношения должны поддерживаться. Тогда вместе можно больше сделать и рассказать о многих нравственных ценностях. Я думаю, что к этому вопросу мы вернемся чуть позже.

-- В первом своем обращении, как предстоятель БПЦ, Вы сказали: «Последние скорбные события в нашем Отечестве произошли от того, что сердца наши склонились в недобрую сторону, от того, что свет Христов не смог воссиять в это темное время, когда проявился грех беззакония». На Ваш взгляд, как сегодня найти выход из сложившейся ситуации?

-- Церковь может говорить свое примиряющее слово для двух сторон и напоминать о вечных нравственных ценностях.

Нужно идти навстречу, стараться слышать противоположную сторону, искать примирение. Невозможно обрести мир, если говорить с упреком и оскорбительно. Молятся люди разных политических убеждений в храме. И храм объединяет.

-- Спасибо за интересную беседу!

Лариса Коршун

Фото: Светлана Курейчик

 

Также на МЛЫН.BY 

Митрополит Вениамин: «Говорю о том, что принесет пользу для души»

Синод РПЦ избрал епископа Вениамина белорусским экзархом единогласно

Митрополит Вениамин: «Белорусам нужно вернуть мир на землю и в свои сердца»

Mlyn.by © 2012 - 2020 Все права защищены.
Яндекс.Метрика