Лента Новостей
Последние новости
Происшествия
Мнение и спорт
Самое читаемое

Самозванцы или народ: кто думает над конституционной реформой?

Пока численность протестов падает, растут рейтинги политических ток-шоу по белорусской тематике. За прошедшие несколько недель депутат Палаты представителей Национального собрания Сергей Клишевич активно представлял белорусскую точку зрения на российском ТВ. О кухне российского телевидения, текущей политической ситуации и провале телеграм-революции мы поговорили с одним из наиболее ярких публичных защитников конституционного строя.

— Какое было отношение к вам, к белорусской теме в передаче «60 минут» с Ольгой Скабеевой и Евгением Поповым. Чувствовали ли вы поддержку на столь высоком уровне?

— Тот факт, что «60 минут», как и другие общественно-политические передачи в России, идут в прямом эфире, то есть без купюр, без возможности что-то скорректировать, определяет достаточно высокий уровень доверия к ним и к экспертам, которые в них участвуют. Естественно, это требует особой подготовки для спикеров, которых приглашают выступить в эфире. В первую очередь делается упор на знание и опыт человека, которого зовут, но в том числе и на логику принятия решений и выработку экспертных оценок уже по ходу обсуждения. Фактически, происходит неподготовленная прямая дискуссия, которая может привести к формированию нового тезиса либо выработке конкретного предложения по решению проблемы.

Белорусская тема продолжительное время была основной на российских экспертных ток-шоу. И интерес к ней виден, потому что россияне переживают за то, какой будет завтра Беларусь. Для них это не чужая страна и все мы — родные люди. Телезрителям, экспертам и телеведущим небезразлично будущее республики. Поэтому они хотят услышать больше экспертных оценок, мнения участников событий, суждения жителей нашей страны о том, что происходит и как сделать, чтобы Беларусь сохранила независимость и дальше двигалась по выбранному курсу дружбы и интеграции с братской Россией.

Конечно, геополитический аспект здесь играет большую роль. Мы понимаем, что для россиян это достаточно серьезные геополитические изменения, которые пытаются навязать извне мощные мировые державы. Поэтому они рассматривают белорусский вопрос в контексте этих попыток внести изменения, а не только как внутреннюю ситуацию в стране. Они размышляют о том, как в общем это может повлиять на расстановку сил на европейском континенте и в мире в целом. Это важно для России, потому что это мировой игрок, который определяет политику не только своего государства, но и старается влиять на сферу своих интересов и, безусловно, Беларусь находится в ее пределах.

Тепло и очень по-белорусски к нам отнеслись ведущие «60 минут» и многие эксперты. В студии были и другие люди, которые занимают, на мой взгляд, откровенную антибелорусскую позицию, становясь на сторону тех, кто сегодня действует по указке извне, а не по белорусскому сценарию. Такие спикеры тоже нужны, чтобы показать полярные точки зрения у выступающих и что есть люди, которые не готовы сегодня пойти по тому пути, который приведет Беларусь к миру и порядку. Такие люди на программе тоже присутствуют и им приходится доказывать прописные истины. Надо заметить, что это делают не только эксперты, но и сами ведущие.

— В эфирах «60 минут», посвященных Нагорному Карабаху (Арцаху), неоднократно обсуждался внезапно вспыхнувший конфликт. Как вы считаете, не является ли создание этой горячей точки своего рода способом отвлечь внимание России от белорусской повестки и других насущных проблем?

— Вполне возможно, что вспышка конфликта в Нагорном Карабахе — это результат длинной цепи событий в мире. Но, в первую очередь, не для того, чтобы отвлечь внимание от белорусского вопроса, а для того, чтобы создать очередной очаг напряженности возле России. То есть окутать ее поясом нестабильности, чтобы она погрязла в проблемах возле себя и ни в коем разе не занималась какими-то более глобальными вопросами. Поэтому некоторая взаимосвязь здесь есть. Создать горячие точки по всему периметру на границе с Россией, чтобы умерить ее пыл в разрешении других международных проблем, в общем и целом ослабить ее, как государство. Не обязательно это повлечет усиление других стран, нет, но на освободившееся место всегда придет кто-то другой.

— Выступая на российском ТВ, в ответ на предложение о диалоге с оппозицией, вы удачно заметили, что Лукашенко никогда не будет встречаться с Тихановской, точно так же, как Путин никогда не станет встречаться с Навальным. Можете развернуть данную мысль для наших читателей?

— Сегодня мы живем в правовом государстве и должны понимать: если что-то происходит, оно должно оставаться в рамках правового поля. По Конституции у нас не предусмотрены никакие органы для общественного либо государственного самоуправления, кроме тех, которые уже существуют и всем нам известны. Поэтому так называемый Координационный совет не имеет никакого юридического статуса. Он формировался без каких-либо правил, он не имеет народной и официальной юрисдикции. И встречаться с представителями этого органа, по сути, означает идти на нарушение закона, это во-первых.

А во-вторых, люди, которые сегодня называют себя руководителями этого общественного органа, проживают за границей и вполне возможно, находятся под влиянием иностранных спецслужб и финансирующих их организаций. Можно предположить, что они выражают не свое личное мнение, а государств, на территории которых проживают.

В-третьих, встречаться и вести переговоры с иностранными агентами, чьи фамилии теперь прекрасно известны, мы не можем.

Обсуждать с предателями нашей страны ее будущее и основной закон — себя не уважать!

                                                                                                                 Депутат Сергей Клишевич

И правильно Президент Александр Лукашенко заметил, что мы будем говорить только с народом, в первую очередь с трудовыми коллективами, студентами, с теми, кто живет и работает здесь. С теми, кто живет интересами своей семьи, своего региона или города, но никак не интересами своих спонсоров и кураторов из иностранных организаций. Поэтому сегодня мы заняли жесткую позицию и думать над конституционной реформой будем только с представителями народа. А Координационный совет никто не наделял такими полномочиями. Они в принципе никто, самозванцы, которые даже между собой разобраться не могут.

— Как вы оцениваете роль польских телеграм-каналов? Кто реально управляет протестными действиями — телеграм или Тихановская с Меркель, Макроном и прочей западной группой поддержки? Создается впечатление, что Тихановская не хочет брать на себя ответственность за массовые беспорядки, ее как бы оставили «чистенькой» для международных контактов. А всю грязную работу выполняют поляки и американские консультанты.

— Считаю, что всем нам известные телеграм-каналы — это проекты иностранных спецслужб. Увидев интервью Степана Путило, можно понять, что он по сути не разбирается в тех вопросах, которые он озвучивает как «говорящая голова». Достаточно много ошибок он наделал, когда проговорился, что иностранные спецслужбы его сейчас охраняют и назвал этих людей своими. Можно догадываться куда ведут все эти ниточки и интересы каких государств Путило представляет. Таким образом можно выделить радикальное крыло оппозиции и нерадикальное. По мнению некоторых, оппозиция типа «мягкой силы» — это Светлана Тихановская и все те, кого она сегодня представляет, избегая радикализма. Однако что мы видим по факту? Если на телеграм-канале звучит призыв выходить или где-то собраться, он тут же поддерживается той же Тихановской. Поэтому мы понимаем, что идет игра в одни ворота и из одного центра принимаются решения. С той разницей, что в телеграм-каналах звучат более радикальные призывы нарушать закон. Там даются инструкции не только от том, когда, но и как делать, в какой форме. Тут и противостояние с милицией, изрисованные краской машины, рецепты коктейля Молотова, изготовление заграждений и разных типов баррикад, металлических ежей для дорог. А Светлана Тихановская, как ни в чем не бывало, выполняет задачу, поставленную телеграм-каналами посредством интернет-связи и обращается к своим поклонникам без выраженного радикализма — просто выходите, просто делайте. И только сейчас, когда вновь стало вероятно повторение острой фазы беспорядков, она вошла в конфликт и выступила с радикальными призывами блокировок, вандализма и забастовок на предприятиях.

Обратите внимание, что ни Нехта, ни Тихановская ни разу не высказались публично против или с осуждением заявлений или намерений друг друга. То есть для каждой группы населения есть свой лидер или структура для мобилизации. А в целом, и те, и те движутся к одной цели и посылы у них одни и те же.

— Сегодня протест в столице пытаются организовать по спальным микрорайонам, создать постоянные точки протеста, малые группы. Какова ситуация в вашем Октябрьском округе столицы? Кто протестует — «карусельщики», реальные люди или подставные? К примеру, есть видео, как предприятие «Интеграл» в вашем округе около 5 минут пикетировали люди, которые просто приехали на машинах и сфотографировались у проходной завода, не имея к нему отношения.

— Да, сегодня мы наблюдаем эти так называемые карусели, группы поддержки, которые размещаются возле проходных наших предприятий и организаций. Когда у них спрашивают: «Вы работники предприятий?», отвечают, что они приехали просто поддержать. Это оплачиваемая группа людей, задача которых сегодня — создать видимость массовых забастовок, пикетов и недовольства происходящим в стране. И конечно, в моем округе сейчас подобные факты можно наблюдать. Но они, скорее, добились обратного эффекта — многих это уже начинает раздражать.

Автор фото: Алена Дроздовская, предоставлено героем статьи и из открытых источников

Mlyn.by © 2012 - 2020 Все права защищены.
Яндекс.Метрика