Лента Новостей
Последние новости
Происшествия
Мнение и спорт
Самое читаемое

Психологический портрет Виктора Бабарико

Парадоксально, но факт: порой человек опасается, что его заветная мечта может оказаться реальностью. Нечто похожее, наверное, испытал и Виктор Бабарико. Многие замыслы, цели и надежды этого человека находили свое воплощение в жизни.

Была и есть мечта, которая вызывает в нем особое чувство тревоги по поводу того, что она может исполниться. Виктор вспоминает: «В детстве меня мучила одна мысль. В своих детских фантазиях я думал о том, чтобы стать лидером. Хотел стать единым лидером правительства Земли. Быть генеральным секретарем партии мне не хотелось, это точно. Это была детская мечта, про которую я забыл, когда Беларусь стала самостоятельной страной».

Повзрослев, Виктор перестал вспоминать свою детскую мечту. Однако интереса к политике не потерял. 

Он долго решался. Сомневался, ожидал стимула, предпринимал попытки озвучивать свои опасения в СМИ и надеялся, что его пригласят для сотрудничества в решении волнующих вопросов. Придерживался такой мысли: «Добровольно не пойду! Но если Родина скажет «Надо!» – комсомол ответит «Сделаем!» Однако призыва не прозвучало, руководство страны отмечало Виктора различными благодарностями, но не видело смысла в его непосредственном участии в жизни страны в глобальном смысле этого слова.

Вспоминая день, когда было принято решение выдвинуть свою кандидатуру на президентские выборы, Виктор отмечает, что в какой-то момент он подумал отказаться от своей идеи и испытал настоящее облегчение. Но характерная особенность советоваться с другими для закрепления уверенности в принятии решений все же толкнула его еще раз обсудить это с близкими. «Я почему-то верил, что семья скажет «нет», – отмечает он. Вопреки всем ожиданиям дочь поддержала, а сын вообще сказал: «Я знаю тебя. Если ты это не сделаешь, ты будешь мучиться всю жизнь». Я понял, что это на самом деле так».

После того как родные поддержали, сопротивляться побуждению воплотить свою давнюю мечту в жизнь Виктор Бабарико был уже не в силах. Сомнения сменились уверенностью, что надо пробовать. Чтобы уж точно не отступить, он принялся убеждать себя: «Если ты знаешь «почему», если ты знаешь «что», если ты знаешь «как», если ты знаешь «с кем» – почему ты этого не сделаешь? Только потому, что это нарушит твою размеренную, хорошую, спокойную жизнь? Нет, так не могу».

Стимулом для выдвижения Виктором Бабарико своей кандидатуры явилась, скорее, детская мечта, а не желание что-то принципиально изменить в действующем укладе

Хочется обратить внимание, что в своем решении Виктор укрепляется, после того как получает поддержку значимых людей в том, как сейчас было бы правильнее поступить. Это отличительная особенность Бабарико, которая, судя по его диалогам с журналистами, имела немаловажное значение и в работе на руководящей должности в банке в вопросах распределения обязанностей, и в случае, когда он чувствовал необходимость разделить ответственность за принятие решения с кем-то знающим. Схожими принципами он намеревался руководствоваться и в предвыборной гонке, и в управлении государством в случае победы на выборах. И, кто зна ет, возможно, именно эта личностная особенность и сыграла в итоге с Виктором злую шутку.

Себя Виктор позиционирует как антикризисного менеджера, ведь, находясь на руководящей должности, он никогда не стремился быть ярко выраженным лидером и в рабочем процессе представлял себя «человеком, который не впереди, который, условно говоря, рекомендует, советует, формирует». По его словам, он всегда старался в большей степени организовывать людей, выступая лишь в качестве арбитра.

Политическая романтизация

Как-то общаясь с журналистами, Виктор Бабарико заметил, что близкие иногда ласково называют его мечтательным фантазером. Если внимательно прислушаться к его диалогам с журналистами, то возникает ощущение, что так оно на самом деле и есть. Виктор, похоже, и не отрицает этого: «Мне всегда хочется, чтобы то, что мне кажется, было правдой». Поэтому, как и все прочее, не обошла стороной мечтательность Виктора и политику.

Сам он, рассуждая о самореализации, говорит, что в этом процессе человеку важно быть окруженным «теми людьми, с кем ему приятно быть и находиться в том месте, в котором хотелось бы жить».

И, возвращаясь к тем причинам, которые наряду с возникшим желанием реализовать себя побуждали Виктора сомневаться, – стоит ли ввязываться в предвыборную гонку, – думается, что они тоже могут быть связаны именно с оценкой принятого им решения другими людьми. Нередко в подобных случаях люди отступают из опасения, что ничего не получится. На такую мысль наводит эпизод из жизни Виктора, когда он приехал читать лекцию в университете, в котором когда-то учился. Местное руководство пыталось принимать его максимально любезно. Как говорится, с хлебом да солью. Однако Виктору отнюдь не польстило это, а в большей степени оскорбило: ведь люди могли подумать, будто он из тех, кто гонится за почестями, гарантированными его служебным положением. Возможно, решаясь выдвинуть свою кандидатуру на пост президента, Бабарико опасался, что другие могут расценить это как погоню за тщеславием.

Рождение «викторианского» политика

«У каждого из нас есть воспоминание детства, где ты помнишь себя самым счастливым. Вот человек приходит в мир как чистый лист бумаги. У него есть только эмоциональное восприятие: тепло мамы, ее улыбка, заботливые руки санитарки. Белорусы умеют окружать новорожденного любовью. Точно так же, как сейчас они окружают нас ее теплом при сдаче подписей», – говорит Бабарико. Похоже, процесс подготовки к участию в выборах Виктор переживал как свое второе рождение. Но – в мир политики, который, казалось, встречал его доброжелательно и готовил для него место.

«В моей судьбе происходит трансформация. То, что я вижу, налагает на меня огромную ответственность. Я не знаю пока, что с ней делать. Но пренебречь ею я не имею права. Для меня это какой-то новый вызов, мне надо с этим как-то пожить. Но я могу точно сказать, что я не оставлю его без внимания», – говорит он. Этой фразой Виктор снова возвышает себя, тщеславно ставит в ряд мессии – сам того не подозревая. Он уверен в победе и в принципе не готов кому-то что-то объяснять и доказывать, он ждет день Х, когда судьба реализует его детскую мечту.

Виктор Бабарико вспоминает Иисуса Христа. Вероятнее всего, это связано с тем, что подвиг Сына Божьего оказывается в чем-то созвучен и желанию самого Виктора принять на себя роль лидера ради того, чтобы сделать жизнь других лучше. «Мне бы очень хотелось понять, что же все-таки для таких людей важно, когда они принимают подобное решение. Зная и понимая, чем это все закончится, и все равно делая». И его вопросы к Иисусу Христу вполне понятны. Ведь сам Виктор в каком-то смысле решался пойти тропой, которая неизвестно куда могла его привести. В такие волнительные моменты опыт других иногда становится поддержкой, на которую человек и опирается.

Тем временем в параллельной Вселенной

Несмотря на то что Виктор все-таки не считает себя религиозным человеком, вопросы веры довольно часто прослеживаются в его речи, когда он рассуждает о своем пути в политику. 

Бабарико верил, что сможет изменить мир к лучшему и у него получится дать белорусам для этого все необходимое: «Я влюблен в людей. Мне хочется не их менять, а условия, в которых они оказываются». Ведь вся система государства должна стремиться, по его словам, к «министерству счастья». И чем больше мы слышим размышлений Виктора Бабарико о том, каким он видит мир вокруг себя, тем понятнее становится, почему близкие называют его эмоциональным мечтателем. Ведь даже говоря об управлении государством, он мыслит в категориях любви и веры, считая, что изначально мир доброжелателен по отношению к человеку. Не стоит забывать, что все эти аллегории и рассуждения далеки от решения насущных вопросов и проблем, с которыми сталкивается каждый руководитель государства ежедневно, ведь эта позиция требует прагматичного подхода и отсутствия эмоций.

Нередко возникает ощущение, что Виктор прибыл на нашу планету из какой-то параллельной Вселенной, где жизнь устроена согласно утопическим законам: «У нас нет катаклизмов. У нас все очень атмосферно, мягко и нежно. Я не рожден на берегу океана. Я не рожден в горах с их величием. Я рожден в мире, который очень теплый и домашний». Порой его риторика настолько любвеобильна, что возникает ощущение, словно человек живет в мире грез, где существует исключительно хорошее: «Я закаханы ў Беларусь потому, что для нас все хорошие и все друзья. Я закаханы ў Беларусь потому, что мы не можем обмануть ради собственной выгоды». Слова Бабарико звучат так, словно в его мире грез вообще не допускается существование чего-то плохого: недругов, предательства, обмана и многого другого, что может причинить человеку боль.

К сожалению, эти цитаты взяты из интервью в текстовом варианте, поэтому нет возможности убедиться в их правдивости наверняка. Но если учитывать, что Виктор говорит все от сердца, то они, конечно, вызывают теплый отклик к человеку… Тем не менее важно понимать, что подобное восприятие мира делает мужчину крайне уязвимым для всех, кто пожелает его обмануть. Впрочем, зная о ситуации, в которой он сейчас находится, не исключено, что так оно и случилось.

«Я могу задавать правильные вопросы и выбирать правильные ответы или выбрать из двух ответов наиболее правильный. Но эти ответы не я формулирую!» – рассуждает Бабарико о своем подходе к исполнению лидерской роли на руководящей должности. И несомненно, что эти принципы нередко помогают осуществлять рабочий процесс достаточно продуктивно. Однако нельзя не отметить, что «викторианская» система все же имеет и возможности, и ограничения, и даже свои подводные камни.

Шахматные фигуры

Cовершая шаги на своем пути в большую политику, Виктор так же утопично считал, что и тут рядом с ним исключительно доброжелатели: «Я верю, что это мои друзья, и они ведут себя достойно. Иначе они не были бы моими друзьями». Нетрудно себе представить, насколько привлекательным может оказаться подобный доверчивый мечтатель для тех, кому интересно «играть в шахматы живыми людьми». Ведь самыми лучшими мучениками всегда становились именно идейные люди. Особенно если принимать жизненно важные решения они склонны с опорой на авторитет тех, кто, по их убеждению, разбирается лучше. И для того чтобы включить «мучеников» в игру, достаточно лишь обратиться к идеалам, где возможность воплотить свои грезы в жизнь станет для них лучшим стимулом.

Так что в этом контексте возникновение «боевой подруги» Марии Колесниковой рядом с Виктором кажется далеко не случайным. Если верить данным СМИ, она появилась в жизни Бабарико в 2017 году. Как раз в период печальных событий: Виктор похоронил любимую жену. Вспоминая о супруге, Виктор подчеркивает: «Она изменила меня в корне. Она отучила меня от эгоизма. Она сделала мою жизнь. Я не представляю себе, к чему бы меня привела моя жизнь, если бы я был один и строил ее на других принципах, только для себя. Мы должны воспитывать новых людей, и мы должны менять этот мир». Не составит труда представить, насколько значимой и влиятельной могла оказаться Мария Колесникова тогда, когда Виктор еще не успел привыкнуть к тому, что рядом уже нет сильной и мудрой женщины, которая бы вдохновляла его и поддерживала. И становится понятным, как флейтистка Колесникова вдруг оказывается на политической арене во главе штаба Виктора Бабарико. Какие мотивы побуждали ее быть рядом с ним, можно только догадываться. В политической психологии существует такое понятие, как проверка действующей власти на прочность. Суть в том, чтобы узнать, можно ли с ней тягаться или у государства достаточно еще политических сил, чтобы противостоять натиску. И для этого достаточно включить в игру кого-то очень наивного, кого не жалко, и посмотреть, что будет.

Полдень в раю 

Он, словно булгаковский Иешуа, отталкивался от идеи, что нет злых людей, а есть те, которые просто несчастливые. Ведь, говоря его же словами, «из недолюбленного ребенка получается большая беда, когда он становится взрослым». Но при этом Виктор все равно верит, что у каждого из нас есть потребность в любви. Поэтому «ругать нужно не человека, а обстоятельства». Собираясь как лидер решать одну из важных задач, Виктор заявил о необходимости менять систему, в которой жил каждый несчастливый человек. Не исключено, что такой человек может верить в то, что якобы можно долюбить всех недолюбленных, оказавшись на посту президента. Однако насколько бы приятно для души его слова ни звучали, это утопия.

Довольно идеалистично Виктор смотрит и на другие системы и законы внутри страны. Но не нужно забывать: государевы люди должны мыслить все же не философскими категориями, а конкретикой и расчетом. Признаниями в любви и «невероятностью» сыт не будешь. 

Многие вопросы, о которых он говорит, касаются восприятия человека. И если продолжать размышлять в этом направлении, то можно предположить, что Бабарико мечтал преобразовать некую систему внутри государства, могущую перестроить сознание людей: «Знак ограничения скорости на дороге не должен означать, что в кустах прячется гаишник с радаром. Он должен быть предупредительным: если не снизишь скорость – влетишь в яму. Налоговая система не просто собирает деньги для государства, а распределяет их в вашу же пользу. Процедуры и правила должны оберегать тебя». Виктор Бабарико верил, что каждое действие системы внутри государства должно быть подчинено улучшению, заботе и любви.

«Внеплановый шанс»

Рассуждая о судебной системе в одном из интервью, Виктор рассматривал ее не как орудие наказания, а как «шанс на исправление». Через несколько дней после этого выступления Виктору Бабарико был предъявлен ряд обвинений, его арестовали. Вероятнее всего, такой исход стал для него неожиданностью (несмотря на то, что он был в курсе расследования). Однако, похоже, этот человек до последнего верил, что все в любом разе закончится благополучно: «Если предположить, что кто-то сейчас начнет выдумывать для меня грехи, то 9 августа все поставит на место. До выборов осталось всего два месяца, а за это время даже нельзя успеть сфабриковать дело, вынести его на суд и принять какое-то решение». Если верить словам Виктора, то он был убежден, что безгрешен перед законом. А в случае чего – «нужно будет потерпеть» всего два месяца до дня выборов, и тогда все поменяется.

Откуда взялись и на что опирались эти рассуждения Виктора – непонятно. Но учитывая, насколько привлекательной могла оказаться доверчивость Бабарико для остальных участников преступлений, не исключено, что они могли воспользоваться ею, дабы обманывать его. И совершать за спиной своего руководителя поступки против Закона Республики Беларусь. Что ж, если это и есть «викторианская» система на практике, то картинка складывается довольно печальная: лидер хотел создать благоприятную атмосферу для раскрытия талантов своих сотрудников, а вместо этого обеспечил максимально комфортные условия для беззакония. И в этом случае лучше, чем сам Бабарико, не скажешь: «Бомба могла быть не в атоме, а оказаться заложенной в неправильном просчете».

Post Scriptum

Несмотря на то что «викторианская» система Бабарико, похоже, в целом оказалась слишком идеалистичной для нашего мира, есть в ней отдельные принципы, на которые мы могли бы опереться в настоящем.

  • О работе. Философия «Я работаю так, как мне платят» – пагубная. Ты не можешь работать плохо. Это неуважение к себе. От каждого по способностям, но каждому по труду! Мы почему-то считаем, что наоборот: нам бы просто дали, а уж труд – как-нибудь… Нет. Мы все разные, у нас разные способности, но трудиться никто не отменял.
  • О символике. Порождать раскол в обществе нельзя. И когда речь идет о какой-либо символике, то ее главная задача должна быть в том, чтобы объединять людей. Но никак не наоборот!
  • О мемориалах. Такие места есть в каждой стране. Однако не бывает оправданных жертв. Жертвы – это всегда плохо. И жертвы требуют на самом деле скорби». И таким же образом, как и вопросы символики, они не должны становиться яблоком раздора в обществе. Места скорби призваны объединять людей.
  • О дружбе и близости. Ты дружишь с человеком не потому, как он относится к другому миру или к третьей стороне. Ты дружишь потому, как он относится к тебе. Если ты можешь расстаться с человеком из-за несовпадения взглядов на третью сторону, то это нельзя назвать дружбой.
  • О мести. Месть – удел слабых. Белорусы – сильная нация.
  • О Родине. Очень мало таких компромиссных стран, где любить можно все целиком. Это как настоящая влюбленность в женщину или в мужчину. Отдельно взятую часть тела – нос, рот, руки, глаза – ты всегда найдешь лучше. Есть страны с лучшей зимой, есть города красивее, есть лето теплее – но я закаханы в Беларусь!

Алена Дзиодзина

Автор фото: b-g.by, rbc.by, 112.ua, dev.by, belnaviny.by

Mlyn.by © 2012 - 2020 Все права защищены.
Яндекс.Метрика